Клуб исторических детективов Игоря коломийцева
МЕНЮ
Игорь Коломийцев. В когтях Грифона
Игорь Коломийцев. Славяне: выход из тени
Игорь Коломийцев. Народ-невидимка. Обновленная версия
Игорь Коломийцев. Народ-невидимка

Игорь Коломийцев.   В когтях Грифона

Глава десятая. Белая полоса (продолжение)

Не лучше складывалась ситуация и на восточном фронте. Персидское войско во главе с Хосровом вторглось на византийскую территорию, взяло пограничную крепость Дару, считавшуюся неприступной, и разорило Сирию. Тем временем мавры и арабы захватывают африканские провинции, а вестготы занимают один за другим испанские города. Казалось, весь мир ополчился на Империю. Неудачи окончательно подкосили и без того некрепкое здоровье Юстина. Как сообщает Феофан, царь страдал "помешательством", кроме того "болел ногами и большей частью лежал". Епископ Иоанн Бикларский заметил по поводу состояния византийского самодержца: "эту болезнь одни полагают смещением мозга, другие – мучением от злых духов". В таких условиях София в декабре 574 года уговорила "одержимого бесами" мужа усыновить незадачливого полководца Тиверия и разделить с ним бремя управления государством. Это был не самый худший выбор. Евагрий так описал нового соправителя: "Тиверий телом был очень высок и, при высоте роста, статен более, чем кто (либо) другой, так что прежде всего по виду достоин был владычествовать. При этом душа его была кроткой и человеколюбивой, и уже первый взгляд располагал к нему всех". Похоже, любвеобильная августа, понимая, что её болезненному супругу жить осталось недолго, заранее подыскивала себе нового мужа, и, одновременно, следующего царя Византии.

Золотой солид императора Тиверия II Константина

Золотой солид императора Тиверия II Константина

О том, как развивалась интрига вокруг имперского трона далее, повествует российский историк Сергей Дашков: "Во время тяжкой болезни мужа София договорилась относительно перемирия с Хосровом I и настояла на избрании соправителем василевса Тиверия, к которому была неравнодушна. Еще при жизни Юстина II она решила добиться развода Тиверия с его супругой, чтобы впоследствии женить его на себе. Овдовев, она предложила этот план новому августу, нимало не смущаясь тем, что по закону считалась его матерью. Тиверий отверг притязания Софии, равно как и ее предложение взять в жены дочь Юстина II. Вместо этого он привез по требованию народа в столицу своих жену и дочерей (тремя годами ранее София буквально выжила семью Тиверия из дворца). Опечаленная, императрица-вдова хотела удалиться в свой дворец в Софийской гавани (бывшей Юлиановой, переименованной так при Юстине II). Император не позволил ей этого сделать и уговорил жить в царском дворце с подобающим августе штатом прислуги. Она же, затаив на пасынка обиду, попыталась лишить его престола в пользу его друга, Юстиниана, сына Германа (двоюродного брата Юстиниана I). Тиверий, уехавший на время сбора винограда в загородный дворец на Евдоме, был вынужден прервать отдых и немедленно возвратиться в столицу. София была низложена, лишена состояния и поселена в одном из дворцов под наблюдением доверенных людей Тиверия на положении частного лица с ноября 580 года".

Наверное, над некоторыми династиями всё же довлеет незримая семейная карма. Возьмите Германа, кузена Юстиниана Великого. Более подходящего кандидата на византийский престол представить себе сложно. Талантливый полководец, прекрасный организатор, умный и дальновидный политик, пользующийся поддержкой знати и простолюдинов, он находился буквально на волоске от трона. Но сначала ему не хватило духа поддержать дворцовый заговор против своего родственника, в результате которого его должны были провозгласить василевсом. Позже он стал во главе войска, отправляющегося на покорение Италии. Остготы были готовы принять его в качестве своего царя, учитывая, что женат он был на последней принцессе из рода Амалов, священного для всех восточных германцев. Завоевание Апеннинского полуострова открывало Герману дорогу к константинопольскому престолу. Но опять не срослось. В разгар экспедиции полководец внезапно умирает в цветущем возрасте, породив своей смертью массу слухов. Жаль, ведь василевс вышел бы из него куда лучше престарелого Юстиниана. Казалось, что Судьба возвращает шанс, упущенный отцом, его старшему сыну Юстину. Талантливый, умный, обаятельный, он был, как всем чудилось, рождён, чтобы по праву надеть царскую диадему. Тем более, что его дядя не оставил прямых наследников. Императоров же в Византии традиционно провозглашали из прославившихся полководцев, в чём сыну Германа и племяннику Юстиниана не видно было конкурентов. Но опять не склеилось. Трон захватил мелочный и слабоумный тёзка, а лучшему из кандидатов не хватило мужества поднять против него армию, ввиду чего его голова вскоре покатилась под ноги царицы Софии и её сумасшедшего мужа. Наконец, настал черёд Юстиниана. Сын Германа и брат Юстина, по замыслу всё той же Софии, должен был сменить своего друга Тиверия на престоле. Третий раз Судьба поманила представителей данного семейства одной и той же мечтою. Но всё также обманула. Правда, милосердный Тиверий пощадил своего товарища по детским играм. Однако, на трон ни один мужчина из династии Юстиниана-Германа никогда более уже не взойдёт. Таковы капризы Небес, играющими с людьми, как со щепками в бурном потоке.

Василевсом остался Тиверий, хотя радоваться этому обстоятельству ему особо не приходилось. За время правления Юстина международные дела пришли в полное расстройство. Империю окружили враги. Иоанн Эфесский так оценил незавидное положение нового царя: "этого цезаря со всех сторон обступили войны: прежде всего война против персов и одновременно с ней война против всех других варварских народов, которые восстали на сильное царство ромеев и грозили ему со всех сторон. Равно и после смерти Юстина враги сильно на него налегли и особенно проклятые народы склавинов и тех длинноволосых людей, что зовутся аварами".

<<Назад   Вперёд>>