Клуб исторических детективов Игоря коломийцева
МЕНЮ
Игорь Коломийцев. В когтях Грифона
Игорь Коломийцев. Славяне: выход из тени
Игорь Коломийцев. Народ-невидимка. Обновленная версия
Игорь Коломийцев. Народ-невидимка

ПЕРОЗ И ГУРАНДОХТ. Книга 1. Горький вкус победы

Глава пятнадцатая (продолжение)

Вечер того же дня. Штаб Машкана Нисалавурта.

Обсудив ситуацию с командирами, персидский главнокомандующий подвёл итоги.

- Завтра утром Михран и Пероз переправятся через Зангмар. Задача Пероза – занять позиции на холме. Михран встанет напротив армянского лагеря. Довхч займёт Аварайр. А я, оставив себе 500 лучников, 500 катафрактариев и 500 лёгких конников, замкну Тхмутскую долину. Все слоны, за исключением одного, я передаю Михрану.

Варианты действий следующие. Маловероятно, что Мамиконян поведёт наступление на холм. Лошади на подъём не очень резвы. Лучники успеют перестрелять наступающих. А если не успеют, Михран поможет. На холме армянам смерть.

Более вероятно, что Вардан попытается атаковать Михрана, поэтому я передаю ему слонов. Римляне в былые времена знали, как справляться с этими животными, но армянское войско – это не римский легион. Их лошади не приучены к виду слонов и от испуга могут разбежаться. Кони и от верблюдов иногда удирают.

Если Вардан попытает счастья в атаке, то почти наверняка предпочтёт первым перейти Зангмар и ударить по мне. Его разведка наверняка посчитала численность нашей армии и посчитает тех, кто будет завтра переправляться. У Пероза три тысячи воинов, у Михрана – две тысячи плюс слоны. У меня полторы тысячи, у Довхча 500 человек.

В случае нанесения удара по моей группировке, Михран и Пероз должны будут быстро переправиться назад. Мы возьмём армян в клещи, и они сдадутся. Им деваться будет некуда. Одним словом, действуем, как на охоте: двое гонят, один встречает.

- А если они всё-таки захотят отойти? - спросил Пероз.

- Думаю, что не захотят, - усомнился Мушкан Нисалавурт. – Если завтра с утра они не отойдут, то полезут в атаку. Они не станут уходить под нашим напором. Дорога узкая, вся армия сразу там непоместится. Я на месте Вардана уходил бы уже сегодня, на ночь глядя. Но он вряд ли так поступит. А если он метнётся в атаку, отступать ему будет просто некуда. Он либо погибнет, либо попадёт в окружение.  

************

Утро следующего дня. (25 мая 451 года).

Отряды Пероза и Михрана стали переходить реку Зангмар. Она была неглубокой, и сложность состояла только в переправе немногочисленных повозок.

Вардан колебался. План персов был ему ясен, но он почти ничего не мог ему противопоставить. Спарапет и командиры отрядов, как могли, убеждали Овсепа и Левонда протрубить отход, но католикос оставался непреклонным.

Атаковать переправлявшихся персов Вардан не решился. Переправу двух крупных персидских отрядов прикрывал отряд Мушкана Нисалавурта. Идти в лоб на противника, имеющего двукратное превосходство – безумие. Армия скорее побежит, чем полезет на слонов и катафрактариев.

Время работало против Вардана, но надежда на чудо обычно умирает только со смертью ожидающего. Спарапет вспомнил своего старого бога и начал молиться ему, заодно прося прощения за отход от веры. Ему казалось, что бог простит его и ниспошлёт-таки ему ангела-спасителя.

Ближе к вечеру к Вардану пришёл караульный и доложил, что один местный житель просит с ним встречи и говорит, что знает и хочет передать нечто очень и очень важное.

- Что именно он знает и желает мне передать? – поинтересовался спарапет.

- Не знаю, он желает говорить только с вами - ответил караульный. – Оружия при нём нет.

- Ладно, пусть заходит, только объясни, что бредовые советы я слушать не стану.

Через несколько минут в палатку спарапета зашёл старик и представился.

- Меня зовут Вараздат. Я всю жизнь здесь пасу овец. Не знаю, пригодятся ли вам мои наблюдения, но я прошу выйти из палатки и посмотреть на небо.

Вардан вышел и поднял глаза ввысь.

- Вот видите, на западе небо свинцово-чёрного цвета. Это значит, что в горах идёт сильный дождь.

- И что с того? – спросил спарапет.

- А то, что река станет быстро наполняться водой, и завтра её нельзя будет перейти ни вброд, ни на лошади.

У армянского главнокомандующего, словно молния мелькнула мысль: «А ведь, возможно, это ключ к спасению. Не Господь ли мне дал шанс, послав этого старика?»

- Когда произойдёт разлив? – спросил Вардан.

- Перед рассветом. Всё случится очень быстро. Вода начнёт подниматься на глазах, и вскоре эта тихая мелкая речка превратится в большой бурлящий поток.

Взяв с собой старика, Вардан поехал с ним, чтобы он показал ему самые удобные места для переправы.

Спарапет понимал, что, доверившись Вараздату, он очень сильно рискует. А если река не разольётся? А если она разольётся, но не так сильно, как нужно? А если она разольётся, но не тогда, когда он предполагает. Сердце подсказывало Вардану, что старик не лжёт, и всё будет точь-в-точь так, как он сказал. Но ответственность не только за свою жизнь, но и за жизни своих воинов, сдерживала его.

Собрав командиров, Вардан Мамиконян поставил их перед фактом.

- Завтра перед рассветом мы быстро переправляемся на противоположный берег без обоза и с первыми лучами солнца обрушиваемся на персов. У Мушкана Нисалавурта около двух тысяч человек. А у нас три с половиной тысячи. Когда река разольётся, оставшиеся на том берегу персидские войска окажутся отрезанными.

Мы должны будем не просто прорваться, но и перебить всех персов. Село Аварайр укреплено только с флангов. С фронта никаких укреплений нет. Это значит, что лучники будут отбегать в село. Там мы их и добьём.

При быстрой атаке высока вероятность того, что катафрактарии не успеют надеть доспехи и выстроиться в боевые порядки.

- Есть одно важное обстоятельство, о котором мне только что доложили, - взял слово младший брат Вардана Маяк, - Скорее всего на той стороне реки находится Париса Базренджи.

- Как? – удивился Вардан. – Что ей здесь делать?

- Видимо, вдохновляет войска, - ответил Маяк.

- Откуда ты знаешь, что она там?

- Судя по описаниям нескольких местных жителей, это она. Другой такой женщины попросту нет на свете.

- Это плохо. Это очень и очень плохо, - вздохнул Вардан. – Если она и в самом деле там, то персы будут драться до последнего вздоха.

- Есть ещё один странный момент, – продолжил Маяк. – Оставшиеся на том берегу персы далеко отодвинули свои позиции. Во всяком случае, на пространстве, которое удаётся просмотреть, их нет. А вдалеке они жгут много костров. Я бы даже сказал, что слишком много.

- Это средство против неожиданной конной атаки, - пояснил Вардан. – Лошади боятся огня и сквозь пламя не пойдут.

- Но, с другой стороны, огни чётко указывают на место расположения лагеря, - заметил Маяк.

- Персидский лагерь в любом случае там и только там. Они знают, что нам это известно, и прятаться персам некуда, разве что отойти ещё дальше. Но отходить слишком далеко им нет смысла.

Командиры задали спарапету ещё ряд вопросов, после чего он всех отправил спать, а сам остался наедине со своими мыслями. 

«Если персы не встали прямо у реки, значит, по какой-то причине село Аварайр они ценят. Но что там ценного? Обычная средняя деревушка. Возле берега оборону держать легче. Не могли же они там стену построить через всю долину».

На сердце у спарапета было неспокойно. Душа что-то подсказывала, но голос надежды её заглушал. Так уж устроен человек: если ему чего-то очень хочется или он на что-то надеется, то любую примету он будет толковать в свою пользу.

И Мушкан Нисалавурт, и Вардан Мамиконян ошибались. Персидский главнокомандующий не брал в расчёт возможный разлив реки. А спарапет не имел ни малейшего представления о том, как расположены войска персов, и какова планировка села Аварайр. На самом деле это было очень важно, ибо Аварайр был продуман, как жесточайшая ловушка. В этих местах с давних пор воевали, и село построили так, чтобы враг мог в него войти, но не мог выйти. Узкие и мучительно кривые улочки в центре села упирались в один большой тупик. Чтобы войти в село с одной стороны и выйти с другой, надо было очень хорошо его знать. Такая, на первый взгляд, безвкусная планировка была довольно эффективным средством борьбы с вражеской конницей. Попадая в село, неприятелю сложно было из него выбраться. Везде повороты и тупики. К тому же любой хозяин мог просто открыть створку ворот и на время затупиковать улочку. А дальше на врагов должен был обрушиваться град стрел, камней и кастрюль с кипятком.

По требованию Мушкана Нисалавурта всё население покинуло Аварайр. В нём намертво укрепился Довхч с «бессмертными». Туда же, в случае чего, под прикрытие «бессмертных» должны были отходить лучники, но не для того, чтобы прятаться, а чтобы взять лошадей и умчаться на безопасное расстояние.

После запланированной переправы через Зангмар армяне получали почти двукратное численное преимущество, однако персидские полководцы слыли мастерами обороны.

<<Назад   Вперёд>>