Клуб исторических детективов Игоря коломийцева
МЕНЮ
Игорь Коломийцев. В когтях Грифона
Игорь Коломийцев. Славяне: выход из тени
Игорь Коломийцев. Народ-невидимка. Обновленная версия
Игорь Коломийцев. Народ-невидимка

ПЕРОЗ И ГУРАНДОХТ. Книга 1. Горький вкус победы

Глава двадцать вторая

Три дня спустя. Окраина небольшой согдийской деревушки на берегу Амударьи.

Обозная охрана Пероза догнала и окружила небольшой эфталитский отряд.  

Одним из помощников Пероза был эфталит, который ещё 10 лет назад попал в плен, а затем отказался возвращаться. Через него командующий обозом передал предложение сдаться, обещая жизнь и достойное обращение. Но ответа не последовало.

- Сопротивление бессмысленно. Вы окружены. Я, Пероз, сын шаханшаха Йездигерда Второго даю слово, что не причиню вам вреда, если вы сложите оружие.

И снова тишина, хотя его явно слышали.

- Если вы немедленно не сдадитесь, мы начнём штурм, - последовало очередное предупреждение, но никто так и не вышел.

- В случае штурма они могут убить местных жителей, - предупредил Пероза его помощник-эфталит.

- Тогда я убью их, - ответил Пероз.

- Их этим не испугаешь. Нас с детства учат: если тебя собираются взять в плен, считай, что ты мёртв, и всё, что происходит вокруг – это уже после тебя. Бейся до конца. Второй раз не умирают.

- Но ты же когда-то попал в плен, - заметил Пероз.

- И, как видишь, я предпочёл не возвращаться.

Время, отпущенное на сдачу, истекало. И когда Пероз уже собрался отдать приказ о начале штурма, ему навстречу вышла старуха с развевавшимися на ветру седыми волосами и, глядя на него злыми маленькими глазами, сквозь зубы прошипела:

- Дай нам уйти.

Пероз сначала подумал, что это какая-то местная жительница, но когда помощник-эфталит перевёл её слова, он удивлённо посмотрел на него.

- Так она с ними?

- Лучше сделай так, как она говорит.

- Кто это такая? – спросил Пероз.

- Это Халиссе – личная колдунья Кушнаваза.

- Мы гнались за вами не для того, чтобы отпустить, - Обращаясь в ведьме, сказал Пероз. – Либо вы сложите оружие, либо вы будете убиты.

- Я прокляну тебя, - сверкнув глазами, пригрозила старуха.

- Мне плевать на твои дурацкие проклятья, - усмехнулся Пероз. – Лучше передай, что моё терпение небезгранично.

- Не связывайтесь с ней, мой господин, - посоветовал помощник-эфталит. – Она очень опасна.

- Мне ли бояться старухи, которая мечет бессильную злобу? – улыбнулся Пероз и отдал приказ о начале штурма.

Началось прочёсывание деревни. Выстроившись в цепочки, лучники и спешившиеся всадники с мечами пошли вдоль улиц. Те, кто имел опыт таких действий, ещё до начала штурма объяснили, что эфталиты, скорее всего, сосредоточатся в нескольких домах или даже в одном дворе, и, возможно, станут прикрываться женщинами и детьми как живым щитом.

Так оно и произошло. В одном из дворов началась перестрелка из луков. Эфталиты заскочили в дом, заперлись в нём, а когда персидские воины туда ворвались, то увидели эфталитов, приставивших свои клинки к горлу хозяина дома и его домочадцев.

У эфталитов не было шансов, но они дали понять, что перережут всех местных жителей.

- Дай им уйти, - ещё раз посоветовал Перозу его помощник. – Иначе в этой деревне будут обитать одни призраки.

- Ладно, я дам им уйти, но только без лошадей и без оружия, - немного подумав, ответил Пероз. – Отец всем обещал покровительство.

Позвав Халиссе, он объявил её о своём согласии выпустить окружённых эфталитов.

- Мы без лошадей не сможем, - ответил она.

- А я не могу отпустить вас с лошадьми. Даю слово: вас преследовать не будут.

- Поклянись, - потребовала ведьма.

- Клянусь честью, я пальцем не трону ни одного эфталита, если вы не станете убивать жителей этой деревни.

Халиссе долго пристально смотрела в глаза Перозу, а затем отрицательно покачала головой.

- Обманешь.

- Даю слово перед всеми моими воинами: оставите в покое селян, уйдёте с миром.

Ведьма снова начала буравить Пероза своим взглядом.

- Не верю! Обманешь!

- Тогда ты не оставляешь мне выбора. Будь что будет. Хватит тянуть время.

- Ладно, поверю, - процедила Халиссе. – Но смотри: обманешь – прокляну.

Двадцать эфталитов без оружия высыпали на улицу. Злые, ободранные, грязные, со следами запёкшейся крови на лицах они с ухмылкой смотрели на персов, словно делали им какое-то одолжение.

- Я отпускаю вас, - объявил Пероз и жестом показал, что они могут идти на все четыре стороны.

- Дайте для неё лошадь,- попросил один из эфталитов, указывая на ведьму.

- Если она вам так нужна, тащите её на плечах. Коней не дам. Это наши трофеи.

Отпустив эфталитов, Пероз отдал приказ воинам своего отряда:

- Выведите селян на улицу, я объявлю им о том, что отныне они – подданные Персии, и что шаханшах Эрана и Анэрана Йездигерд берёт их под свою опеку.

Пероз сидел в седле близ окраины деревни, ожидая делегацию местных жителей. Но через некоторое время к нему подошли воины с опущенными головами.

- Эфталиты почти всех убили, а те, которые живы, или перепуганы до смерти или в истерике. Страшно смотреть.

В первом же доме Пероз увидел семь трупов, лежавших на полу: отец, мать, старый дед и четверо детей, один из которых младенец. Все зарезаны.

- В других домах то же самое, - тяжело вздохнули воины. – Выжили немногие.

Жестокая и бессмысленная расправа над мирными жителями до глубины души потрясла Пероза.

- За что!!!??? Они же не оказали им никакого сопротивления. У них даже оружия не было.

- Пока мы обещаем покровительство, они всех убивают, чтобы никто нам не верил и все за страх продолжали служить им.

Пероз не первый раз видел трупы и кровь, но от всего увиденного его стошнило.

- А теперь мой новый приказ: догнать отпущенных эфталитов и привести их сюда! - Едва переведя дух, тяжело вздыхая, сказал он.

Эфталитов вернули. Они пытались сопротивляться и разбегаться в разные стороны, но всадники всех скрутили и привели на место.

Глядя на их физиономии, Пероз не увидел на них ни тени сожаления или раскаяния. Только ухмылки и презрение. Он не стал задавать им никаких вопросов и, обведя взглядом каждого их них, отдал распоряжение:

- Ошкурьте их.

К казни приступили немедленно. Душераздирающие крики сотрясали всё пространство вокруг. Выдержать такую пытку было невозможно. А Пероз распорядился проводить экзекуцию как можно дольше.

- Все должны вас бояться?! Нет. Сами бойтесь.

************

Утро следующего дня. Ошкуренные тела эфталитов валялись на земле. Пероз собрал оставшихся в живых дехкан и показал им трупы их мучителей.

- Так будет со всеми эфталитами. Этот народ не должен жить на белом свете.

Пероз не собирался читать длинной речи. Он распорядился выдать выжившим после этой ужасной резни крестьянам немного продовольствия, оставил им трофейных эфталитских лошадей и лично от себя по пять драхм серебром.

Говоря слова соболезнования последней женщине, которая стояла в очереди за получением денег, один из воинов принёс на руках маленькую девочку, которой на вид было не больше полутора лет.

- Я проходил мимо дома на противоположной окраине, услышал детский плач, и зашёл, - ответил воин. 

- А где её родители? – спросил Пероз.

- К сожалению, убиты. Всех вырезали: и родителей, и детей. Наверное, её не обнаружили.  

Пероз прижал девочку к себе, прикрыл её тёплой накидкой, и она почти сразу перестала плакать.

- Как её зовут? – через переводчика спросил Пероз у женщины, которой он только что отсчитал пять монет.

Переводчик ему сказал, но он плохо расслышал.

- Как-как? – переспросил он. – Гурандохт?

- Нет, - покачал головой толмач и вновь назвал её имя.

- Язык сломаешь, - возмутился Пероз. – Что за имена такие? Надо называть детей нормальными именами.

Выяснив, что никого из родных у неё не осталось, он, не отпуская её с рук, приказал адъютанту построить своих воинов.

Перед строем он двумя руками поднял её над собой и громко сказал:

- Я, Пероз, сын шаханшаха Йездигерда объявляю эту девочку, которую зовут Гурандохт, своей приёмной дочерью.

Поступок Пероза был воспринят воинами с большим одобрением. Они приветствовали его, поздравляли, желали ему и ей счастья и благополучия. Но, не успев принять всех поздравлений, Пероз неожиданно почувствовал из-за спины тяжёлый недобрый взгляд. Он обернулся и увидел Халиссе. Она посмотрела на него с такой злобой, что ему стало не по себе.

Ведьма выставила вперёд указательный палец и начала читать какое-то заклинание.

- Её надо немедленно убить, - посоветовал Перозу, подскакавший к нему его помощник-эфталит. – Она проклинает тебя самым страшным из всех проклятий.

- Что конкретно она говорит? – спросил Пероз, пытаясь всем своим видом показать, что ему глубоко наплевать на её слова.

- Это сложно передать. Я не понимаю колдовского языка.

- Но хотя бы каких гадостей она мне желает?

- Я не смею такого повторять, - побоялся сделать перевод помощник.

- Скажи, не бойся, мне просто интересно. К тому же это не ты говоришь, а она.

- Она желает вам, чтобы вы пережили позор, крушение, смерть любимой женщины и предательство лучшего друга. И ещё она хочет, чтобы вы все потом вечно лежали в одной могиле.

- Мы, персы, не хороним умерших, а проклятья сумасшедших эфталитских ведьм на нас не действуют, - усмехнулся Пероз.

- Но её всё равно надо убить, - ещё раз порекомендовал помощник.

- Я не убиваю женщин. Правда, её и женщиной-то назвать сложно. И всё же… Дайте ей 10 плетей за оскорбление и пусть катится куда хочет. Сгоряча мы все можем наговорить лишнего. Хоть она меня и прокляла каким-то там страшным проклятьем, а я её прощаю, потому что не боюсь.  

Он подозвал одного из своих воинов, поручил ему отстегать ведьму и от его имени плюнуть её в лицо за дурные слова. 

<<Назад   Вперёд>>