Клуб исторических детективов Игоря коломийцева
МЕНЮ
Игорь Коломийцев. В когтях Грифона
Игорь Коломийцев. Славяне: выход из тени
Игорь Коломийцев. Народ-невидимка. Обновленная версия
Игорь Коломийцев. Народ-невидимка

ПЕРОЗ И ГУРАНДОХТ. Книга 1. Горький вкус победы

Глава тридцать вторая

Сакастан, Заренг. Поздний вечер.

Пероз и Вазген принимали у себя армянскую гадалку Зару, которую очень ценил Йездигерд. По приезду она предупредила, что готова сказать всё, как будет, но это необязательно будет то, что от неё захотят услышать. «А ещё я могу ничего не сказать, если ничего не увижу» - предупредила она.

- Вы желаете, чтобы я гадала при вашем секретаре, - спросила она Пероза.

- Да, если я что-то вдруг забуду или неправильно пойму, он уточнит, - подтвердил шах кушан.

- Но желательно ли ему будет знать о том, что, возможно, составит очень большую тайну? – поинтересовалась Зара.

- Тайны бывают в прошлом, а будущее, пока оно не наступило, содержит лишь одну тайну – тайну того, что грядёт, - ответил Пероз.

- Будь по-вашему, но я предупредила, - кивнула головой Зара.

Она села напротив Пероза и через огонь свечи начала всматриваться в его лицо.

- У вас с собой нет никаких гадальных принадлежностей, - через некоторое время заметил Пероз.

- Они мне не нужны, я и так всё вижу, - заверила Зара и попросила молчать столько, сколько потребуется.

Наступила мёртвая тишина. Зара взяла Пероза за руки и с каким-то странным сомнением отрицательно покачала головой.

- Вы станете шаханшахом, если захотите. Только стоит ли?

- Стоит, - уверенно ответил Пероз.

- Всему в этом мире есть своя цена, и эта цена подчас бывает слишком высокой, - заметила Зара. – Если я оглашу цену, возможно, вы откажитесь от своей затеи.

- Не откажусь, - заверил Пероз.

- Вы будете коронованы, мобедан мобед зажжёт для вас царский огонь, и правление ваше будет долгим. Но…

Зара остановилась, не решаясь продолжить, и тогда Пероз подбодрил её:

- Говорите всё. Я готов.

- Вам придётся пережить смерть любимой женщины и предательство лучшего друга. Вернее, вы не сможете пережить ни того, ни другого. Тот, кто подарит вам власть, заберёт у вас всё, в том числе и вашу жизнь.

Пероз побледнел.

- Мне примерно то же самое сказала эфталитская ведьма Халиссе, только не в виде гадания, а как проклятие. Зачем другу предавать меня? Да и не бывает друзей у шаханшахов. И кто мне может подарить власть? Я намерен взять её сам.

- Я так вижу, - коротко ответила Зара.

- Но кто эта женщина? Кто этот друг? Кто тот благодетель, который даст корону в мои руки?

- Это от меня скрыто. Судьба не разглашает все тайны даже пророкам.

- Скажите, эта женщина – Париса? Ей что-то угрожает? – забеспокоился Пероз.

- Нет, не она. И вашей она никогда не будет.

- Если я стану шаханшахом, то что меня остановит сделать её своей женой или наложницей?

- Не знаю, - призналась Зара. – Вижу её рядом с вами, но не на ложе.

- А где?

- На коне, во дворце, в саду.

- Но посмотрите ещё, - попросил Пероз.

- Не она с вами, не она.

- А кто?

- Ваша дочь, - уверенно ответила Зара.

Ответ Зары вызвал у Пероза недоумение. Он чувствовал, что Зара не выдумывает из головы то, что говорит, но подобное не укладывалось у него в голове.

- Дочерей я в любом случае буду любить, но любовью отца, а не мужа.

- Нет, не так. Вы будете любить её любовью мужа, и вы же погубите её.

- Как я посмею погубить свою дочь?

- Не посмеете. Так получится.

- Не говорите загадками, скажите так, как видите, - взмолился Пероз.

- Не затягивайте судьбу на шее, как удавку, - посоветовала Зара. – Я всего лишь огласила цену власти. Вы вправе отказаться, и тогда всё пойдёт по другому сценарию.

- Если я откажусь от власти, то Ормизд не откажется от желания устранить меня.   

- Бывают развилки судьбы: одна дорога ведёт в одну сторону, вторая – в другую. Но когда развилка пройдена, то развернуться уже не удастся. Вы близки к такой развилке

- Ормизд забрался на трон нечестно. Это мой трон, - сказал, как отрезал Пероз.

- Судьба оградила вас. Так иногда случается: кто-то погибает, чтобы другой жил, или преграждает путь, по которому не следует идти.  

- Я никогда не смирюсь с подлостью Ормизда, - от злости сжал кулаки Пероз. – К тому же я не верю в то, что вы мне говорите.

- Мне удалиться? – смиренно спросила Зара, почувствовав, что она задела Пероза за больное.

- Да, пожалуй, - процедил Пероз.

- Я ни в коем случае не желала вас обидеть, - извинилась Зара. – Я с самого начала предупредила, что сказанное мною может вам не понравиться. Ваш отец трижды меня прогонял и трижды возвращал, возмущался, поднимал меня на смех, а потом дарил дорогие подарки и просил понять его гнев.

- После того, что вы мне сказали, я вас уже не позову, - глубоко вздохнул на прощание Пероз.

Оставшись вдвоём, Пероз обратился к Вазгену:

- Если бы я не обещал ей неприкосновенность, то усадил бы в тюрьму пожизненно, - возмущённо высказался Пероз.

- Она действительно предупреждала, - осторожно заступился за неё Вазген.

- Но, может она утратила свой дар? То, что она мне наговорила – это какой-то бред.

- Но ведь ты сам признал, что её гадание совпало с проклятием Халиссе.

- Эта Халиссе – сумасшедшая! Она сыпала проклятиями направо и налево.

- Но Зара и Халиссе вряд ли когда-нибудь встречались, - заметил Вазген.

- Они обе сумасшедшие, поэтому им обеим в голову пришёл один и тот же бред, - махнул рукой Пероз.

- И всё же к пророчеству Зары я бы рекомендовал отнестись серьёзно. Она сильная гадалка.

- Настолько сильная, что мой отец постоянно искал ей замену и дал поручение привезти из Армении другую ведьму.

- Его не устраивало то, что она говорила, - вновь продолжил осторожно заступаться за Зару Вазген, - и он хотел, чтобы какая-то не менее сильная гадалка сказала что-нибудь иное, либо чтобы другая ворожея попыталась изменить предначертанное. Насколько мне известно, к точности гаданий Зары у Йездигерда претензий не было.

- Кому нужна такая точность? – усмехнулся Пероз.

- А что ей делать? Лгать? Это может кто угодно, только с разной степенью убедительности.

- Зара так хорошо начала, а потом всё настроение испортила, - снижая накал, вздохнул Пероз.

- Возможно, её предупреждение сыграет свою роль, - выразил надежду Вазген.

- А сам-то ты что думаешь по поводу предстоящих событий? – спросил Вазгена Пероз.

- То, что она сказала, я могу подтвердить только в части, касающейся восхождения на престол. Насчёт остального – не знаю. Чем отдалённее будущее, тем сложнее его предсказать. У многих армянских гадалок есть такой недостаток, как «близорукость»: что-то близкое они видят чётко, а отдалённое читают слабо.

- Почему я что-то должен платить за престол? – возвращаясь к гаданию Зары, задался вопросом Пероз. – Он мой по праву. Я уверен, что Ормизд попросту уничтожил завещание отца. Это он, Ормизд, должен заплатить за это. Он, а не я! И он заплатит! Власть происходит от Ахурамазды, а не от дэвов. Господь взяток не берёт, а дэвы не в состоянии продать то, что им не принадлежит.

- Если бы всё было так просто! – почти шепотом произнёс Вазген.

- Ты сомневаешься в истинности моих слов? – спросил Пероз.

- Нет, не сомневаюсь, только, по-видимому, не всякая власть от бога. История не подтверждает теорию мобедов. Разная бывает власть: и от бога, и от людей, и от дэвов.

- Моя власть будет от бога, - решительно заявил Пероз.

- От бога происходит только власть самого бога. Люди добавляют в неё своё, человеческое, а дэвы через людей добавляют к власти людей что-то своё, да ещё и требуют плату за своё вмешательство, высказал своё философское видение Вазген.  

- Дэвы ничего от меня не получат, - поднял палец кверху Пероз. – НИКОГДА!!! Я клянусь, что буду самым справедливым правителем Ирана со времён святых Кейанидов, и когда придёт мой час покинуть этот мир, я предстану перед Господом нашим Ахурамаздой чистым, как сияние золотого Солнца. И своим потомкам я завещаю править так, чтобы весь мир от Рима до Китая знал, что Персия – это страна, которой правят самые справедливые правители. И никакой дэв не подступится к такому верному слуге Господа, каким буду я.

- Полностью готов поддержать тебя в столь светлых помыслах, - сделал лёгкий поклон Вазген.

- Тогда в ближайшие дни скачи к Парисе и разведай обстановку. Мне вчера вечером доложили, что у Ормизда на днях произошёл серьёзный конфликт с зурванитами. Ормизд попытался свергнуть Парису и даже оклеветал её, но ему не поверили. А ещё он решил взять и выдать свою приемную дочь за царя Иберии Вахтанга. Нашёл за кого выдавать. Видимо, у него совсем дела плохи, если он пытается найти поддержку даже среди таких, с позволения сказать, царей.

- А мы не подставим Парису? – выразил опасения Вазген.

- Она умная женщина, и если вдруг почует какую-то опасность, то просто откажет тебе в приёме. Что поделаешь? Откажет так откажет. Наверняка Бахадур уже послал к ней своего гонца или даже отправился сам. 

<<Назад   Вперёд>>