Клуб исторических детективов Игоря коломийцева
МЕНЮ
Игорь Коломийцев. В когтях Грифона
Игорь Коломийцев. Славяне: выход из тени
Игорь Коломийцев. Народ-невидимка. Обновленная версия
Игорь Коломийцев. Народ-невидимка

ПЕРОЗ И ГУРАНДОХТ. Книга 1. Горький вкус победы

Глава шестая (продолжение II)

Сбежав с собора, он приехал с жалобой к самому Константину, убедил его, и разгневанный император повелел всем епископам, собравшимся в Тире, предстать пред его очами. К этому времени собор уже закончил свою работу, и арианские епископы переехали в Иерусалим освящать храм Воскресения, который впоследствии получил название храма Гроба Господня. (Да-да, не удивляйтесь, первый храм на месте распятия Христа построили ариане).

Получив не просто приглашение, а повеление императора немедленно явиться ко двору, епископы разбежались. (Как бы чего не вышло!) Однако шестеро арианских священнослужителей всё же приехали к Константину с новым списком обвинений в адрес Афанасия. И хотя обвинения показались Константину бездоказательными и попросту абсурдными, он распорядился-таки сослать Афанасия в Галлию. Жалобы на него сыпались пачками, и престарелый император решил, что ради сохранения единства церкви стоит пожертвовать одним епископом, пусть даже и невиновным.

Правда, двумя годами позже, после смерти Константина Афанасий вернулся, а позже ещё два раза высылался и возвращался.

Что касается Ария, то он умер в один год с Константином. О его смерти поздние авторы сочинили множество небылиц, призванных опорочить его имя. Якобы у него состоялся разговор с Константином. Император задал Арию вопрос о том, признаёт ли он постановления Никейского собора, и тот ответил утвердительно. После этого Константин повелел Афанасию вновь принять Ария в лоно церкви. Афанасий был против, и стал молить Господа, чтобы Арий этого сделать не смог. Бог услышал мольбы Афанасия. По одной версии за три дня до своего воцерковления Арий скончался от острых болей в животе, а по другой версии он направлялся в храм и решил по дороге зайти в общественный туалет справить нужду. Прямо в уборной он и умер.

И, как всегда, христианские фальсификаторы попадаются на датировках. В год смерти Ария (336-ой) Афанасий находился в ссылке и никак не мог получать письмо Константина (тому незачем было что-то писать опальному церковному иерарху), и уж тем более не мог ожидать Ария в храме.

Учитывая, что Арий в те годы был уже стар, он, скорее всего умер своей смертью в иной обстановке.

При Констанции арианство одержало временную победу по всей империи. Афанасий оставался единственным неарианским епископом.  

Этот момент чрезвычайно важен для понимания того, что происходило в Армении.

В армянских церковных книгах, начавших издаваться при Сааке Партеве, арианство подверглось жёсткой критике. И это неудивительно. В конечном итоге ариане церковную борьбу проиграли. Император Феодосий Первый собрал очередной собор в Константинополе (в 381 году) и обеспечил победу противникам арианства. На сей раз окончательную. Арианские церкви сохранились только вне пределов Римской империи. Единственным исключением являлась готская арианская церковь за городской стеной Константинополя, но она была сожжена в первые дни патриаршества Нестория.

Напомним, Саак Партев стал католикосом уже после победы над арианами (в 387 году), поэтому и вынужден был их осудить.

Но кто же тогда рукополагал армянских католикосов в Каппадокии? Кто, как не арианские епископы?

Давайте посмотрим на список Константинопольских архиепископов той эпохи и разберёмся, кто из них кто.

Александр (326 — август 337)

Павел исповедник (осень 337 — конец 339)

Евсевий Никомедийский (конец 339 — конец 341) (арианский архиепископ)

Павел исповедник (конец 341 — начало 342) (вторично)

Македоний Первый (начало 342 — начало 346) (арианский архиепископ)

Павел исповедник (начало 346 — конец 350) (в третий раз)

Македоний Первый (сентябрь 351 — 27 января 360) (вторично) (арианский архиепископ)

Евдоксий Антиохийский (27 января 360 — начало 370) (арианский архиепископ)

Демофил (начало 370 — 26 ноября 380) (арианский архиепископ)

Анализ этого списка даёт ключ к пониманию того, что происходило не только в Константинополе, но и по всей империи. Побеждали то ариане, то сторонники Никейского Символа. Нерсес, надо полагать, рукополагался в епископы арианами, но не исключал возможной победы их противников. И правильно не исключал. Как в воду глядел. Поэтому никакого выбора у него не оставалось, и он принял единственно верное решение (пусть даже и продиктованное семейными обстоятельствами) – объявить армянскую церковь самостоятельной.

А уже позже из армянской церковной истории вычеркнули имена всех арианских епископов, заменив их на вымышленных персонажей: Григория, Аристакеса, Вртанеса и Иусика.   

Католикос Нерсес обезопасил себя от церковной отставки, но он не смог обезопасить себя от политических событий в собственной стране.

После тяжелейшего поражения в Персии, римляне откатились на Запад, бросив своих союзников армян на произвол судьбы.

После противостояния Констанция со стороны Рима и Шапура Второго со стороны Персии, у армян осталось много золота. Армянская царская казна была полна, но возможности её защитить не было.

Персы считали это золото своим, и пошли войной на Армению с целью отобрать его. Им удалось переманить на свою сторону многих нахараров, пообещав им щедрое вознаграждение. Армянскую конницу с удовольствием брали на службу, и поскольку римляне ушли, персидский шаханшах Шапур Второй остался единственным заказчиком их услуг.

Покинутая многими своими соплеменниками, царица Парандзем укрылась в крепости Артагерс с небольшим гарнизоном. Персидское войско начало длительную осаду. Золото было там, в крепости.

Когда стало ясно, что помощь ни с какой стороны не придёт, а цитадель непременно падёт, царица Парандзем согласилась открыть ворота и отдать казну в обмен на жизнь всех оборонявшихся.

Персы условие выполнили. Они никого не тронули. А золото вместе с самой Парандзем вывезли в Ктесифон. Там несчастной царице шаханшах придумал наказание. Он соорудил в городе палатку, раздел бывшую правительницу догола, приковал к постели и велел объявить, что каждый желающий может прийти и совокупиться с ней.

Набежала толпа черни. Пленную царицу насиловали до тех пор, пока она не умерла. Таким способом Шапур хотел её обесчестить, но обесчестил сам себя.

Сын царицы Парандзем Пап, оставшись без денег, не нашёл иного способа их найти, кроме как отобрать их у церкви. Он забрал у неё большую часть земель и обчистил храмовые сундуки. Нерсес в противостоянии с Папом потерпел поражение и был отравлен.

Пап доставил немало хлопот армянским историкам. Что с ним делать? Его мать царицу Парандзем объявили святой. А сын взял и пошёл войной на церковь.

Выход нашёлся: царя Папа объявили сумасшедшим. В действительности же Пап вовсе не был безумцем. Наоборот, современники описывали его как человека умного, свободомыслящего, решительного и волевого, сделавшего много пользы народу и боровшегося за воссоединение своей страны.      

Следующим после Нерсеса католикосом стал Шаак Агбианосян. Он занимал свою должность всего 4 года, ни во что не вмешивался, ничем не запомнился ни современникам, ни потомкам. Однако примечательно то, что католикосом его назначил царь Пап. Взял и назначил. Сам. Собственным указом.

На смену Шааку пришёл его брат Завен. От своего предшественника он не отличался ровным счётом ничем. Также скромно сидел и ни во что не лез. Никакого богословского или административного наследства он не оставил. Четыре года его правления церковью не сделали её ни богаче, ни влиятельнее.

Зато следующий католикос из династии Агибианосянов - Аспуракес был очень активен. Он вмешивался во всё, что можно. В политике придерживался проперсидской и антиримской ориентации. Это и неудивительно. Персы в церковные дела не совались, условий не диктовали. К тому же Аспуракес насмерть разругался с армянским царём Аршаком Третьим.

Этому католикосу выпал шанс не просто быть назначенным на должность царским указом, а самому поставить на трон своего царя.

Царь Аршак Третий ориентировался на Византию и после раздела Армении уехал править западной частью своего государства. После его смерти (в 389 году) династия Псевдоаршакидов в западной Армении пресеклась. Новых правителей на армянский трон Византия не допустила.

А католикос Аспуракес ещё до всех этих событий где-то нашёл некоего Хосрова, которого взял и объявил сыном свергнутого и бежавшего из страны армянского царя Вараздата. Затем он умудрился женить этого самозванца на сестре персидского шаханшаха Шапура Третьего и подготовить почву для его восхождения на трон.

Сам Аспуракес до коронации Хосрова не дожил, а если бы и дожил, то, наверное, предпочёл бы снова лечь и умереть. Этот Хосров оказался весьма недальновидным правителем. Получив трон от Шапура Третьего, он без всякого разрешения назначил католикосом Саака Партева. Видимо, таким способом он хотел избавиться от опеки Агбианосянов и не быть им обязанным. (Не исключено, что Аспуракес умер отнюдь не от естественных причин).

Самовольные действия Хосрова сильно не понравились Шапуру Третьему, который послал к нему делегацию со списком претензий. Но Хосрова от свалившейся на него власти понесло. Он не нашёл ничего лучшего, как нахамить прибывшим к нему персидским вельможам и обратиться в Константинополь с предложением передать под его покровительство всю Армению.

Однако в Константинополе не пожелали втягиваться в очередную войну с Ираном, и отказали Хосрову в такой просьбе. Тот вынужден был сдаться на милость Шапуру.

Для Хосрова всё закончилось печально: вместо того, чтобы наслаждаться властью и привилегиями, он полжизни просидел в тюрьме.

А армянский трон достался его брату Врамшапуху, которому ни в каком сне не мог присниться такой поворот событий.

К слову сказать, Врамшапух оказался толковым правителем. Дал Бог армянам и Армении трёх выдающихся личностей, живших одновременно и действовавших рука об руку – царя Врамшапуха, католикоса Саака Партева и учёного Маштоца. И, как это часто случается, если высшие силы что-то дают или кого-то посылают, то потом и забирают сполна.

Долгий конфликт церкви с государством завершился при Сааке Партеве не просто историческим поражением государства, а ликвидацией армянской государственности. Народ стали объединять не цари, а церковь. Она же под себя написала всю историю (по большей части псевдоисторию) и проникла в душу каждому армянину.

Несмотря на отрицательное отношение к христианству в целом, Иран в то время был терпим к армянской церкви. Все армянские школы первоначально создавались исключительно в персидской части Армении, потому что византийские церковнослужители деятельность Маштоца и Саака Партева не одобряли.

Официальная церковная история в отношении Саака Партева расходится с некоторыми известными фактами.

После смерти Врамшапуха армянская государственность затрещала по швам. Саак Партев, видя неопытность молодого царя Арташеса, решил, что пора действовать и окончательно прибирать власть к рукам. Он добился своего, но вместе с тем сам потерял власть. (Примечание. Армянская церковь отрицает причастность католикоса Саака Партева к свержению царя Арташеса Четвёртого, но насколько «достоверными» оказывались её источники, мы уже видели).

История с отстранением последнего Псевдоаршакида вышла тёмная и грязная. Группа нахараров подала на Арташеса в суд, но не в Армении, а в Ктесифоне. Михр-Нарсе и Бахрам Гур прекрасно понимали, кому и зачем это нужно. На суд в столицу Персии были вызваны как Арташес, так и Саак Партев. Не желая превращать Армению в христианскую клерикальную провинцию, Бахрам Гур постановил арестовать как царя Арташеса, так и католикоса Саака Партева.

Нового армянского католикоса - иерея Сурмака по просьбе прибывших на суд нахараров своим указом назначил Бахрам Гур. Но в Армении он не понравился даже тем, кто за него просил и ручался, и через год его выгнали. Правда, в качестве компенсации шаханшах и великий вазург выделили ему епископство в Бзнунийской области.

Ничего страшного. Не понравился Сурмак, прислали (опять же по просьбе некоторых нахараров) сирийца по имени Бркишо. Но его тоже отвергли. Этот Бркишо привёл в Армению множество своих соплеменников, пьянствовал, обложился проститутками и три года кутил на полную катушку. После очередной пьяной оргии этого несторианского католикоса побили и выгнали.

В Армении началось безвластие и хаос. Чтобы хоть как-то нормализовать ситуацию, некоторые нахарары стали умолять Михра-Нарсе отпустить Саака Партева и восстановить его в правах католикоса.

Михр-Нарсе и Бахрам Гур обратились за советом к Маштоцу, поскольку более авторитетной фигуры в Армении той поры не было. Ответ Маштоца их немало удивил. Тот предложил в католикосы не Саака Партева, а епископа Заришата - Тирука. Однако его кандидатура не прошла. Вместо него прислали сирийца Шамуэла. Тот номинально просидел на престоле католикоса 5 лет (с 432 по 437 годы), но так и не был признан армянским духовенством. Саака Партева выпустили из-под домашнего ареста (он сидел не в тюремной камере, а в особняке) и отправили в армянскую провинцию Багреванд. Там Саак Партев, будучи ограниченным в правах, назначил местоблюстителем престола католикоса Маштоца.

Саак Партев и Маштоц скончались с разницей в один год (Саак Партев в 339-ом, Маштоц в 440-ом).

В официальный список армянских католикосов Сурмак, Брикшо, Шамуэл и Маштоц так и не вошли, а годы правления Саака Партева расширили (до 436 года), хотя в последние годы жизни он церковь уже не возглавлял.

После Шамуэла в Армении стало сразу два католикоса. Одного из них – Овсепа Вайодзорци избрал собор. А второго католикоса, смешно сказать, по новой рукоположили Михр-Нарсе и Бахрам Гур. Им стал всё тот же иерей Сурмак, которого до этого уже изгоняли.

Далее в течение шести лет в священнический сан в Армении рукополагали как Овсеп, так и Сурмак. А за пределами Армении рукоположением кого угодно занимались зурваниты.

Христианский мир видел всякое, но такого…   

<<Назад   Вперёд>>