Клуб исторических детективов Игоря коломийцева
МЕНЮ
Игорь Коломийцев. В когтях Грифона
Игорь Коломийцев. Славяне: выход из тени
Игорь Коломийцев. Народ-невидимка. Обновленная версия
Игорь Коломийцев. Народ-невидимка

ПЕРОЗ И ГУРАНДОХТ. Книга 1. Горький вкус победы

Глава седьмая (продолжение II)

«Настал удобный день, когда Ирод, по случаю дня рождения своего, делал пир вельможам своим, тысяченачальникам и старейшинам Галилейским, дочь Иродиады вошла, плясала и угодила Ироду и возлежавшим с ним; царь сказал девице: проси у меня, чего хочешь, и дам тебе;  и клялся ей: чего ни попросишь у меня, дам тебе, даже до половины моего царства.  Она вышла и спросила у матери своей: чего просить? Та отвечала: головы Иоанна Крестителя.  И она тотчас пошла с поспешностью к царю и просила, говоря: хочу, чтобы ты дал мне теперь же на блюде голову Иоанна Крестителя.  Царь опечалился, но ради клятвы и возлежавших с ним не захотел отказать ей.  И тотчас, послав оруженосца, царь повелел принести голову его.  Он пошел, отсек ему голову в темнице, и принес голову его на блюде, и отдал ее девице, а девица отдала ее матери своей». (Марк, 6:21-28)

Поразительная безграмотность автора. Дочь Иродиады никак не могла плясать на пиру. Танцы – непристойное занятие для благородной девушки. Выдумщик Марк этого не знал. Ирод Антипа никак не мог предлагать за танец до половины царства. Во-первых, за танцы столько не платят, а, во-вторых, царство не принадлежало Ироду лично. Он правил с согласия римского кесаря. Распоряжаться землями без соизволения из Рима он никак не мог. Подобные вольности стоили бы ему не только должности, но и свободы. Рим никогда бы не позволил разбазаривать империю. Император Тиберий, который правил в те времена, не любил артистов и считал их людьми, разоряющими казну. Он велел изгнать их из Рима и запретил платить им высокие гонорары. Поэтому если бы Тиберий узнал, что Ирод Антипа за танец девушки отдал или хотя бы пообещал половину провинции, то наверняка бы упрятал его в темницу пожизненно.

Ирод не мог казнить Иоанна без суда. Такой произвол не допускался и был чреват для Ирода большими неприятностями. К тому же любой раввин мог  легко избавить Ирода от исполнения клятвы ввиду того, что он не предвидел и не мог предвидеть её последствий. Всякая клятва действительна только тогда, когда она даётся добровольно, и дающий её знает, к чему она его обязывает. К тому же клятва не должна содержать аморальных или преступных обязательств. Ирод всё это знал и без раввинов, поэтому ничего подобного не мог ни обещать, ни исполнить. А если бы и пообещал, то отменил бы своё обещание на законном основании. 

Кроме того, я не представляю себе еврейскую мать, которая посоветовала бы дочери потребовать чью-то голову, тем более в ситуации, когда ей предложили крупную сумму денег или огромные земельные угодья.

А посему вывод: данный эпизод – дурацкий вымысел.

«Он сказал им в ответ: вы дайте им есть. И сказали Ему: разве нам пойти купить хлеба динариев на двести и дать им есть?  Но Он спросил их: сколько у вас хлебов? пойдите, посмотрите. Они, узнав, сказали: пять хлебов и две рыбы.   Тогда повелел им рассадить всех отделениями на зеленой траве.  И сели рядами, по сто и по пятидесяти.  Он взял пять хлебов и две рыбы, воззрев на небо, благословил и преломил хлебы и дал ученикам Своим, чтобы они раздали им; и две рыбы разделил на всех.  И ели все, и насытились. И набрали кусков хлеба и остатков от рыб двенадцать полных коробов. Было же евших хлебы около пяти тысяч мужей ». (Марк, 6:36-42)

Пятью хлебами и двумя рыбами нельзя накормить пять тысяч человек. А откуда взялись куски хлеба и рыбы в двенадцати полных коробах – вообще непонятно. Если Иисус умел производить продукты из ничего, то почему же его ученики до этого собирали колоски в субботу?

А на какие деньги ученики собирались покупать хлеба? Оказывается, на динарии! Автору следовало бы знать, что среди еврейских праведников динарий считался нечистой монетой, и к таким монетам запрещалось даже прикасаться, поскольку на них был изображён кесарь. А евреям Бог запретил кого-либо изображать.

Если бы эпизод был хоть сколько-нибудь правдивым, то ученики Иисуса перевели бы стоимость продуктов не на динарии, а на шекели.

«Собрались к Нему фарисеи и некоторые из книжников, пришедшие из Иерусалима,  и, увидев некоторых из учеников Его, евших хлеб нечистыми, то есть неумытыми, руками, укоряли.  Ибо фарисеи и все Иудеи, держась предания старцев, не едят, не умыв тщательно рук;  и, придя с торга, не едят не омывшись. Есть и многое другое, чего они приняли держаться: наблюдать омовение чаш, кружек, котлов и скамей.  Потом спрашивают Его фарисеи и книжники: зачем ученики Твои не поступают по преданию старцев, но неумытыми руками едят хлеб?  Он сказал им в ответ: хорошо пророчествовал о вас, лицемерах, Исаия, как написано: люди сии чтут Меня устами, сердце же их далеко отстоит от Меня, но тщетно чтут Меня, уча учениям, заповедям человеческим» (Марк, 7:1-7)

Как мог еврейский проповедник допускать, чтобы его ученики ели неумытыми руками? Замечание со стороны фарисеев было справедливым, но Иисус ответил на него по-хамски: обозвал их лицемерами. Для учителя это никуда не годится.

«Ибо услышала о Нем женщина, у которой дочь одержима была нечистым духом, и, придя, припала к ногам Его;  а женщина та была язычница, родом сирофиникиянка; и просила Его, чтобы изгнал беса из ее дочери.  Но Иисус сказал ей: дай прежде насытиться детям, ибо нехорошо взять хлеб у детей и бросить псам.  Она же сказала Ему в ответ: так, Господи; но и псы под столом едят крохи у детей.  И сказал ей: за это слово, пойди; бес вышел из твоей дочери.  И, придя в свой дом, она нашла, что бес вышел и дочь лежит на постели». (Марк, 7:25-30)

Это ещё один пример свинского поведения Иисуса. Ни один воспитанный еврей так бы не сказал, тем более учитель.

«И если соблазняет тебя рука твоя, отсеки ее: лучше тебе увечному войти в жизнь, нежели с двумя руками идти в геенну, в огонь неугасимый,  где червь их не умирает и огонь не угасает.  И если нога твоя соблазняет тебя, отсеки ее: лучше тебе войти в жизнь хромому, нежели с двумя ногами быть ввержену в геенну, в огонь неугасимый,  где червь их не умирает и огонь не угасает.  И если глаз твой соблазняет тебя, вырви его: лучше тебе с одним глазом войти в Царствие Божие, нежели с двумя глазами быть ввержену в геенну огненную,  где червь их не умирает и огонь не угасает». Марк, 9:43-48)

Автор евангелия, видимо, перепутал евреев с представителями низших индийских каст, которые умышленно наносят себе увечья, чтобы просить милостыню. Ни один раввин никогда ничего подобного не посоветует.

«Он сказал им: кто разведется с женою своею и женится на другой, тот прелюбодействует от нее;  и если жена разведется с мужем своим и выйдет за другого, прелюбодействует» (Марк, 10:11,12). 

Развод по инициативе жены по еврейским законам невозможен. Муж может развестись со своей женой, а жена такого права лишена. Только муж имеет право написать гет (разводное письмо), служащее основанием для признания жены свободной и дающее ей право выйти замуж второй раз.

«Когда выходил Он в путь, подбежал некто, пал пред Ним на колени и спросил Его: Учитель благий! что мне делать, чтобы наследовать жизнь вечную?  Иисус сказал ему: что ты называешь Меня благим? Никто не благ, как только один Бог.  Знаешь заповеди: не прелюбодействуй, не убивай, не кради, не лжесвидетельствуй, не обижай, почитай отца твоего и мать.   Он же сказал Ему в ответ: Учитель! всё это сохранил я от юности моей.  Иисус, взглянув на него, полюбил его и сказал ему: одного тебе недостает: пойди, всё, что имеешь, продай и раздай нищим, и будешь иметь сокровище на небесах; и приходи, последуй за Мною, взяв крест.  Он же, смутившись от сего слова, отошел с печалью, потому что у него было большое имение». (Марк, 10:17-22)

Странный вопрос и странный ответ. Интересно, зачем иудею следовать за кем-то, взяв крест? Понять это невозможно. Зачем таскать за собою крест? Не было у евреев такого символа.

«Но Иисус сказал им (Иакову и Иоанну): не знаете, чего просите. Можете ли пить чашу, которую Я пью, и креститься крещением, которым Я крещусь?  Они отвечали: можем. Иисус же сказал им: чашу, которую Я пью, будете пить, и крещением, которым Я крещусь, будете креститься;  а дать сесть у Меня по правую сторону и по левую — не от Меня зависит, но кому уготовано». (Марк, 10:38-40)

Очередная странность. О каком крещении говорит Иисус? Что это за обряд? И от кого зависит, где сидеть рядом с Иисусом? Неужели он сам не мог разрешить столь простой вопрос? Разве Иисус не наделён собственной волей?

Впрочем, вопрос о том, кому и где сидеть – подчеркивает «уровень» как учеников Иисуса, так и его самого. А, кроме того, «уровень» автора.

«Услышав, что это Иисус Назорей, он начал кричать и говорить: Иисус, Сын Давидов! помилуй меня. Многие заставляли его молчать; но он еще более стал кричать: Сын Давидов! помилуй меня». (Марк, 10:47-48)

Автор за руку попадается на лжи и незнании еврейских обычаев. Почему это Иисус сын Давидов? Его отца, как следует из евангелия, звали Иосифом. Кстати, Иосиф – это тоже нееврейское имя. Марк взял его опять-таки из Септуагинты. У евреев есть имя Йосеф. Кроме того, евреи не называют друг друга по родовому имени, как это делают римляне. Если бы эпизод был правдивым, то Иисуса назвали бы Иегошуа бен Йосеф.     

«На другой день, когда они вышли из Вифании, Он взалкал;  и, увидев издалека смоковницу, покрытую листьями, пошел, не найдет ли чего на ней; но, придя к ней, ничего не нашел, кроме листьев, ибо еще не время было собирания смокв.  И сказал ей Иисус: отныне да не вкушает никто от тебя плода вовек! И слышали то ученики Его.  Пришли в Иерусалим. Иисус, войдя в храм, начал выгонять продающих и покупающих в храме; и столы меновщиков и скамьи продающих голубей опрокинул;   и не позволял, чтобы кто пронес через храм какую-либо вещь.  И учил их, говоря: не написано ли: дом Мой домом молитвы наречется для всех народов? а вы сделали его вертепом разбойников.   Услышали это книжники и первосвященники, и искали, как бы погубить Его, ибо боялись Его, потому что весь народ удивлялся учению Его.  Когда же стало поздно, Он вышел вон из города.  Поутру, проходя мимо, увидели, что смоковница засохла до корня.  И, вспомнив, Петр говорит Ему: Равви! посмотри, смоковница, которую Ты проклял, засохла.  Иисус, отвечая, говорит им:  имейте веру Божию, ибо истинно говорю вам, если кто скажет горе сей: поднимись и ввергнись в море, и не усомнится в сердце своем, но поверит, что сбудется по словам его, — будет ему, что ни скажет.  Потому говорю вам: всё, чего ни будете просить в молитве, верьте, что получите, — и будет вам.» (Марк,11:12-24)

Автора, видать, прорвало. Бред пошёл потоком. Иисус должен был понимать, что если не пришло время урожая, то вкусить плоды инжира не получится. Взял бы и подождал несколько месяцев. Но нет же. Он проклял куст!!! Может ли человек, находящийся в своём уме, осыпать проклятиями растение, только потому что на нём весной ещё не созрели плоды?! По тексту он вроде бы излечивал одержимых бесами. А сам он не бесноватый, если раздражается без всякого повода и сыплет проклятиями направо и налево? Явно сумасшедший! Иисус учит:  «Имейте веру Божию, ибо истинно говорю вам, если кто скажет горе сей: поднимись и ввергнись в море, и не усомнится в сердце своем, но поверит, что сбудется по словам его, — будет ему, что ни скажет.  Потому говорю вам: всё, чего ни будете просить в молитве, верьте, что получите, — и будет вам». Но ведь незадача: у него самого со смоковницей ничего не вышло. Не смог он сделать так, чтобы она весной дала плоды. Выходит, что он сам недостаточно верил и потому ничего не получил. А когда осознал своё бессилие, то проклял ни в чём не повинный куст. Такое поведение – не признак божественности, а признак самодурства и тяжёлой душевной болезни.

Его познания в сельском хозяйстве вообще бесподобны. Этот «Господь» даже не знал, что горчица – не дерево. В одном из эпизодов он назвал горчицу именно деревом, хотя она вырастает только в половину человеческого роста.

А вот ещё один эпизод отсюда же:  «Иисус, войдя в храм, начал выгонять продающих и покупающих в храме; и столы меновщиков и скамьи продающих голубей опрокинул;   и не позволял, чтобы кто пронес через храм какую-либо вещь.  И учил их, говоря: не написано ли: дом Мой домом молитвы наречется для всех народов? а вы сделали его вертепом разбойников.   Услышали это книжники и первосвященники, и искали, как бы погубить Его, ибо боялись Его, потому что весь народ удивлялся учению Его».   

Да будет известно сумасшедшим грекам типа этого Марка, что в Храме НИКОГДА НИЧЕМ НЕ ТОРГОВАЛИ! Это в христианских храмах торгуют. Не надо валить с больной головы на здоровую. Меновщики и торговцы голубями находились не в самом храме, а на территории храмового комплекса. Там всегда меняли и торговали. Это не возбранялось. Менялы и торговцы еврейские законы не нарушали.

Если бы кто-то попытался устроить погром, его бы немедленно схватила храмовая стража и римские легионеры. Иисус с 12-ю учениками не смог бы перевернуть более одного меняльного стола или одной скамьи торговца. Такого  никто бы не потерпел. А, согласно тексту, Иисус после погрома спокойно вышел и отправился за пределы города.

«И посылают к Нему некоторых из фарисеев и иродиан, чтобы уловить Его в слове.  Они же, придя, говорят Ему: Учитель! мы знаем, что Ты справедлив и не заботишься об угождении кому-либо, ибо не смотришь ни на какое лице, но истинно пути Божию учишь. Позволительно ли давать подать кесарю или нет? давать ли нам или не давать?  Но Он, зная их лицемерие, сказал им: что искушаете Меня? принесите Мне динарий, чтобы Мне видеть его.  Они принесли. Тогда говорит им: чье это изображение и надпись? Они сказали Ему: кесаревы.  Иисус сказал им в ответ: отдавайте кесарево кесарю, а Божие Богу. И дивились Ему». (Марк, 12:13-17)

Очередная демонстрация незнания иудейской действительности.   «Принесите Мне динарий, чтобы Мне видеть его.  Они принесли». Такого не могло быть, потому что закон, как я уже говорил ранее, запрещает изображение чего бы то ни было. Так заповедано и так исполнялось неукоснительно: «Не делай себе кумира и никакого изображения того, что на небе вверху, и что на земле внизу, и что в воде ниже земли». Даже римляне учли это и в виде исключения разрешили иудеям чеканку собственной монеты без изображения человека. Эти монеты и были в Иерусалиме единственными, имевшими хождение денежными знаками. И фарисеям не нужно было искать повод для осуждения Иисуса, достаточно было признания, что такой монетой вообще можно пользоваться. Уже одно это — святотатство! По этой же причине фарисеи просто не могли принести Иисусу такую монету. Для них она была нечистой. Если бы такое случилось, то в грехе были бы обвинены сами фарисеи…

«Через два дня надлежало быть празднику Пасхи и опресноков». (Марк, 14:1) У евреев нет и не было праздника, именуемого Пасхой. Такой праздник есть у христиан, и появился он позднее описываемой эпохи. У евреев есть праздник Песах. Но Песах и Пасха не имеют между собой ничего общего. Пасха – это воскресение Иисуса после казни, а Песах – это праздник в память об исходе евреев из Египта.

«И когда был Он в Вифании, в доме Симона прокаженного, и возлежал, — пришла женщина с алавастровым сосудом мира из нарда чистого, драгоценного и, разбив сосуд, возлила Ему на голову.  Некоторые же вознегодовали и говорили между собою: к чему сия трата мира?  Ибо можно было бы продать его более нежели за триста динариев и раздать нищим. И роптали на нее». (Марк, 14:3-5)

Прокажённые в Вифании не жили. Всех прокажённых в принудительном порядке ссылали в отдельные деревни. Да и что делать прокажённому греку Симону в пригороде Иерусалима? Что же касается предложения продать благовония и раздать деньги нищим, то автору следовало бы вспомнить, что Иисус и его ученики сами были бедны и собирали пожертвования.

«И пошел Иуда Искариот, один из двенадцати, к первосвященникам, чтобы предать Его им.   Они же, услышав, обрадовались, и обещали дать ему сребренники. И он искал, как бы в удобное время предать Его». (Марк, 14:10,11)

Отрывок маленький, а неточностей много. «И пошел Иуда Искариот, один из двенадцати, к первосвященникам, чтобы предать Его им». К каким-таким первосвященникам? В храме был только один первосвященник – Каиафа. С чего вдруг Марк взял, что у евреев было несколько первосвященников? Эти самые бесчисленные первосвященники обещали дать Иуде сребреники. Что ж, довольно любопытный способ расплаты. Дело в том, что сребреники вышли из употребления после вавилонского пленения. По возвращении из вавилонского плена такой денежной единицы не было. Как-то странно рассчитываться с кем-либо деньгами 600-летней давности.

«И, когда они возлежали и ели, Иисус сказал: истинно говорю вам, один из вас, ядущий со Мною, предаст Меня». (Марк, 14:18)

И опять возлежали! Евреям лежать за праздничным столом по-гречески!!! Куда это годится?

«И когда они ели, Иисус, взяв хлеб, благословил, преломил, дал им и сказал: приимите, ядите; сие есть Тело Мое.   И, взяв чашу, благодарив, подал им: и пили из нее все.  И сказал им: сие есть Кровь Моя Нового Завета, за многих изливаемая». (Марк, 14:24)

Здесь остаётся только схватиться за голову. Переламывая хлеб, Иисус говорит, что это его тело, а про вино в чаше говорит, что это его кровь! Да если бы он так сказал, иудеи забросали бы его камнями на месте. Евреи – не людоеды, и пить кровь евреям категорически запрещено!!! Сказать и предложить такое в Песах – это богохульство!!!

Описана возмутительная сцена: учитель с дюжиной любовников на Песах где-то разлёгся и говорит, что хлеб – это его плоть, а вино – кровь. Так могли себя вести только члены тайной сатанинской секты.

«Предающий же Его дал им знак, сказав: Кого я поцелую, Тот и есть, возьмите Его и ведите осторожно.  И, придя, тотчас подошел к Нему и говорит: Равви! Равви! и поцеловал Его.  А они возложили на Него руки свои и взяли Его.  Один же из стоявших тут извлек меч, ударил раба первосвященникова и отсек ему ухо.  Тогда Иисус сказал им: как будто на разбойника вышли вы с мечами и кольями, чтобы взять Меня.  Каждый день бывал Я с вами в храме и учил, и вы не брали Меня. Но да сбудутся Писания». (Марк, 14:44-49)

Оказывается, предательство Иуды заключалось в том, что он указал храмовой страже на Иисуса. Выглядит нелогично. Иисуса, судя по тексту, до этого видел весь город, Его знали тысячи людей. Иисус сам говорит:  «Как будто на разбойника вышли вы с мечами и кольями, чтобы взять Меня.  Каждый день бывал Я с вами в храме и учил, и вы не брали Меня». Так зачем указывать храмовой страже на кого-то конкретно, если Иисуса и так все знали в лицо?

«И привели Иисуса к первосвященнику; и собрались к нему все первосвященники и старейшины и книжники». (Марк, 14:53)

В дом к первосвященнику пришли другие первосвященники… И пришли они не просто так, а устраивать судилище. Но в доме Каиафы никакие суды не совершались. Да и какое судилище могло быть во время Песаха?

У греков и евреев день начинается в разное время. Для греков начало дня – это утро. Солнце взошло – день начался. У евреев иначе. День начинается с ночи. Солнце зашло – настал новый день. Греческий автор этого не знал. По его мнению, Песах ещё не наступил. Но по еврейским меркам Песах уже начался.

«Первосвященники же и весь синедрион искали свидетельства на Иисуса, чтобы предать Его смерти; и не находили». (Марк, 14:55)

Без свидетельств дело в суде вообще не могло быть возбуждено. Сначала кто-то должен был прийти и сообщить о преступлении. И только после этого мог состояться суд. А поиск лжесвидетелей в Песах ночью, в доме Каиафы – это за гранью разумного и правдоподобного.

Первосвященник должен был соблюдать исключительную ритуальную чистоту, поэтому заниматься в праздник судилищем у себя дома с поиском лжесвидетелей он никак не мог. И вот ведь что интересно. Если бы Каиафа и впрямь искал лжесвидетельства против Иисуса, то ему ничто не мешало бы подговорить нескольких лжесвидетелей (хотя бы двух) сказать одно и то же. Но он почему-то этого не сделал. Выходит, что лжесвидетелей он не искал.

«Но Он молчал и не отвечал ничего. Опять первосвященник спросил Его и сказал Ему: Ты ли Христос, Сын Благословенного?  Иисус сказал: Я; и вы узрите Сына Человеческого, сидящего одесную силы и грядущего на облаках небесных.  Тогда первосвященник, разодрав одежды свои, сказал: на что еще нам свидетелей?  Вы слышали богохульство; как вам кажется? Они же все признали Его повинным смерти». (Марк, 14:61-64)

Как же далёк Марк от евреев! Если бы Каиафа разодрал на себе одежды, то его бы немедленно лишили сана и отдали под суд. Дело в том, что одежды первосвященника не являлись его собственностью. Они принадлежали всему еврейскому народу и бережно передавались из поколения в поколение. Когда пришли римляне, они забрали одеяния первосвященника себе на хранение и выдавали их только по праздникам. Песах Каиафа должен был встретить в ритуальных одеждах, и умышленно их порвать не имел права.

А признать человека повинным в смерти за богохульство в Синедрионе могли только за произнесение тайного имени Бога. Однако Иисус его не произносил. Поэтому смертный приговор ему не полагался.

«Немедленно поутру первосвященники со старейшинами и книжниками и весь синедрион составили совещание и, связав Иисуса, отвели и предали Пилату. Пилат спросил Его: Ты Царь Иудейский? Он же сказал ему в ответ: ты говоришь» (Марк, 15-1,2)

Куда конкретно привели Иисуса? Резиденция Понтия Пилата находилась не в Иерусалиме, а в Кесарии, до которой было три дня пути. На Песах Пилат появлялся в Иерусалиме, но никаких судов не производил. Да и вообще все судебные процессы совершались Пилатом в Кесарии. К тому же вопрос:  «Ты Царь Иудейский?» - Пилат вряд ли бы задал. Он бы поставил его по-другому: «Называл ли ты себя царём иудейским?» При этом следует вспомнить, то обвинения в самозванстве синедрион Иисусу не предъявлял.

И ещё: Синедрион никогда за всю свою историю не собирался в таком составе, о котором сообщается в евангелии. А в доме Каиафы весь синедрион невозможно было бы разместить.

«На всякий же праздник отпускал он им одного узника, о котором просили.  Тогда был в узах некто, по имени Варавва, со своими сообщниками, которые во время мятежа сделали убийство.  И народ начал кричать и просить Пилата о том, что он всегда делал для них.  Он сказал им в ответ: хотите ли, отпущу вам Царя Иудейского?  Ибо знал, что первосвященники предали Его из зависти.  Но первосвященники возбудили народ просить, чтобы отпустил им лучше Варавву.   Пилат, отвечая, опять сказал им: что же хотите, чтобы я сделал с Тем, Которого вы называете Царем Иудейским?  Они опять закричали: распни Его.  Пилат сказал им: какое же зло сделал Он? Но они еще сильнее закричали: распни Его.  Тогда Пилат, желая сделать угодное народу, отпустил им Варавву, а Иисуса, бив, предал на распятие». (Марк, 15:6-15) 

Никогда ни на какой праздник Пилат не отпускал узников. Это выдумка. Точно также не мог он сказать «Хотите ли, отпущу вам Царя Иудейского?» Если бы Пилат произнёс такую фразу (именно в том виде, как написано в евангелии), то, по меньшей мере, лишился бы своей должности. И Варавву он не мог отпустить. Немыслимо, чтобы римский префект в угоду толпе помиловал мятежника и убийцу. Пилат с мнением народа никогда не считался и никому не пытался угодить.

Судя по описаниям, Понтий Пилат умудрился: грубо нарушить правила судопроизводства, назвать нищего проповедника царём Иудейским, отпустить виновного и казнить невиновного. Евреи к Пилату относились и до сих пор относятся крайне отрицательно, однако дураком он не был.

«И заставили проходящего некоего Киринеянина Симона, отца Александрова и Руфова, идущего с поля, нести крест Его.  И привели Его на место Голгофу, что значит: Лобное место». (Марк, 15:21,22)

Снова, уже в который раз автор за руку попадается на лжи и незнании простых вещей. Осуждённые на смерть тащили не крест, а одну лишь горизонтальную перекладину. Вертикальные столбы всегда стояли на месте. И тащили эту перекладину всегда сами преступники.

Слишком много Симонов упомянуто в евангелии. Симон Киринеянин – это явно не еврей, как и остальные Симоны. Это грек. С чего это вдруг римляне заставили грека тащить крест для еврея? А если Симон – еврей с греческим именем, то что он делал в поле во время Песаха?

К тому же Голгофа – это не Лобное место. Любой житель Иерусалима знал, что Лобное место находилось в другой стороне.

Данный эпизод показывает, что Марк никогда не бывал в Иерусалиме.

«Распявшие Его делили одежды Его, бросая жребий, кому что взять». (Марк, 15:24)

Вряд ли римские легионеры стали бы делить одежды бедного проповедника. К тому же до совершения казни Иисуса били, и вся его одежда была в крови.

«И завеса в храме раздралась надвое, сверху донизу». (Марк, 15:38)

Интересно, какая именно завеса разорвалась? Их было две. Одна завеса была только в Первом Храме. А Второй Храм символизировали две завесы. Да и кто бы мог это засвидетельствовать? Неужели Каиафа? Ведь завесы висели между святилищем и Святая святых.

Если бы такое и в самом деле произошло, Талмуд бы об этом упомянул. Но в Талмуде по этому поводу нет даже тени намёка.

«И (Пилат), узнав от сотника, отдал тело (Иисуса) Иосифу». (Марк, 15:45) 

Грек Марк продемонстрировал не только незнание иудейских обычаев, но и незнание римских законов. Римляне никогда не выдавали тела казнённых преступников для погребения.

«По прошествии субботы Мария Магдалина и Мария Иаковлева и Саломия купили ароматы, чтобы идти помазать Его». (Марк, 16:1)

Две женщины с нееврейским именем Мария – это перебор. Нет у иудеев такого женского имени. Есть имя Мирьям. И обычая помазывать покойных у евреев тоже нет. Это греческий обычай.

«И сказал им: идите по всему миру и проповедуйте Евангелие всей твари». (Марк, 15:16)

Эта фраза – венец всего того идиотизма, который был изложен ранее.  «Проповедуйте Евангелие всей твари»!!! Что значит всей твари? Кошкам, собакам, верблюдам, слонам, мышам, рыбам, муравьям, червякам?

Посему мой вывод однозначен: евангелие от Марка – ложь и чушь от первого до последнего слова.

Ребе Арон в том же стиле продолжил изложение своего исследования евангелия от Матфея.

- Приведённая в первой главе родословная Иисуса – подлог. К тому же неточный. Более того, автор даже не удосужился пересчитать то, о чём писал. Вот доказательство его математической безграмотности.  «Итак всех родов от Авраама до Давида четырнадцать родов; и от Давида до переселения в Вавилон четырнадцать родов; и от переселения в Вавилон до Христа четырнадцать родов». (Матфей, 1:17)

Давайте внимательно пересчитаем. Получается всего родов не 42, а 41. Ошибка в счёте вкралась на последнем отрезке. «По переселении же в Вавилон, Иехония родил Салафииля; Салафииль родил Зоровавеля; 
Зоровавель родил Авиуда; Авиуд родил Елиакима; Елиаким родил Азора;  Азор родил Садока; Садок родил Ахима; Ахим родил Елиуда;  Елиуд родил Елеазара; Елеазар родил Матфана; Матфан родил Иакова;  Иаков родил Иосифа, мужа Марии, от Которой родился Иисус, называемый Христос». (Матфей, 1:12-16) Иехония родился до переселения в Вавилон и упоминается на предыдущем отрезке. Счёт начинается с Салафииля. От Салафииля до Иисуса получается не 14 поколений, а 13. И в любом случае хоть как считай, получается 41 поколение, а не 42, как указано.

Внимательнее надо быть, когда пишешь «священные тексты». А, кроме этого, следует учесть, что от переселения в Вавилон до рождения Иисуса прошло около 580 лет. На таком временном промежутке должно было расположиться большее число поколений. 13 поколений за 580 лет – это в среднем более 44 лет на смену каждого поколения. Но в 44 года евреи обычно становятся не отцами, а дедами. Женятся в 16-18 лет, замуж выходят ещё раньше.

Вывод: перед нами грубая фальсификация.

«Рождество Иисуса Христа было так: по обручении Матери Его Марии с Иосифом, прежде нежели сочетались они, оказалось, что Она имеет во чреве от Духа Святаго.   Иосиф же муж Ее, будучи праведен и не желая огласить Ее, хотел тайно отпустить Ее.  Но когда он помыслил это, — се, Ангел Господень явился ему во сне и сказал: Иосиф, сын Давидов! не бойся принять Марию, жену твою, ибо родившееся в Ней есть от Духа Святаго;  родит же Сына, и наречешь Ему имя Иисус, ибо Он спасет людей Своих от грехов их.   А все сие произошло, да сбудется реченное Господом через пророка, который говорит:  се, Дева во чреве приимет и родит Сына, и нарекут имя Ему Еммануил, что значит: с нами Бог.   Встав от сна, Иосиф поступил, как повелел ему Ангел Господень, и принял жену свою,  и не знал Ее. [Как] наконец Она родила Сына Своего первенца, и он нарек Ему имя: Иисус». (Матфей, 1:18-25)

Иисус Христос – это человек с нееврейским именем и нееврейским прозвищем.

Мессия – на иврите звучит как машиах,  а не как христос. Машиах - это человек из рода Давида, после прихода которого установится Царство Божие на Земле. С его приходом не будет больше угнетения и несправедливости.

Перед днём его прихода прозвучит рог, и  все выйдут из своих домов  приветствовать его появление. Машиях будет обладать пятью основными признаками: происходить из рода царя Давида, даст свободу Израилю, соберет всех евреев на земле обетованной,   восстановит полное соблюдение всеми законов Торы, принесет мир всем народам.

Иосиф – муж Марии, по словам евангелиста, был праведным человеком. Однако его праведность входит в противоречие с еврейской традицией. Быть праведником — значит строго следовать заповедям Торы и выполнять все иудейские законы. А по закону  Иосиф никак не мог тайно отпустить жену, не оглашая её. Он обязан был её огласить. В противном случае он считался бы соучастником её греха. Так что праведник никак не мог поступить подобным образом. Оглашённая Мария никогда потом не вышла бы замуж за еврея. Её бы никто не взял. Рожденный ею ребёнок считался бы мамзером (незаконнорожденным).  Мамзер не имел права учиться в йешиве (еврейской школе) и посещать Храм. Иосиф и Мария – нееврейские имена.  Наиболее близкими по звучанию являются Йосэф и Мирьям.

У евреев существует порядок действий в тех ситуациях, когда муж заподозрит жену в измене. Однако Мария лишь формально являлась женой Иосифа. В такой ситуации жених, заключивший брачный договор, и полагая, что его невеста целомудренна, а затем обнаруживший, что она уже была на ложе с другим мужчиной, имел право либо требовать изменения условий брачного договора, либо его расторжения, причём без выплаты оговоренной компенсации. Так что Иосиф никак не мог, не оглашая, тайно отпустить жену, не выполнив формальностей. Если бы он так сделал, то его признали бы нарушителем и строго осудили. Закон для евреев непререкаем.

Фиктивный брак Иосифа и Марии (а христианские богословы настаивают именно на этом), богопротивен и изначально незаконен. Тора запрещает браки, которые не предполагают оставление потомства. Союзы между мужчинами и женщинами заключаются исключительно во исполнение заповеди Господа «плодитесь и размножайтесь».

Если бы праведный Иосиф, находясь в почтенном возрасте, решил взять за себя юную девушку, не желая делить с ней ложа, то такое поведение ни в коей мере не говорило бы о его праведности. По еврейским законам он подлежал бы осуждению.

Далее по тексту идёт полнейшая нелепость. К Иосифу во сне явился ангел и сказал: «Иосиф, сын Давидов! не бойся принять Марию, жену твою; ибо родившееся в Ней есть от Духа Святого». И он, конечно же, перестал после этого сомневаться. Однако «руах», что на иврите означает «дух» — это слово женского рода. Женщина от женщины родить не может. Если бы Иосифу и в самом деле приснился такой сон, то он не стал бы придавать ему значения или счёл бы его проделкой сатаны. Ещё бы! Молодая жена ни с кем не была и собирается родить от женщины!!!

Но автор евангелия, описывая сон, судя по всему, был очень слабо знаком с еврейскими обычаями. Ангел никак не мог обратиться «Иосиф, сын Давидов!» Ангел должен был знать, что Иосиф, судя по свидетельству Матфея, был сыном Иакова, а не Давида. У евреев принято обращаться к человеку по имени его отца. Так что он должен был к нему обратиться: «Йосэф, бэн Йаков!». Обращения «Йосэф, бэн  Давид» Иосиф бы попросту не понял или поправил бы ангела. А объявление ангела о том, что Мария родит  сына, который спасёт людей от грехов – это за гранью моего понимания. От грехов нельзя спасти. Он них можно только предостеречь. Каждый еврей сам должен стараться идти праведным путём и ежедневно сверять свои помыслы и поступки с велениями Торы. Он это может сделать только сам. Духовные учителя наставляют и направляют, но не спасают от грехов. 

<<Назад   Вперёд>>