Клуб исторических детективов Игоря коломийцева
МЕНЮ
Игорь Коломийцев. В когтях Грифона
Игорь Коломийцев. Славяне: выход из тени
Игорь Коломийцев. Народ-невидимка. Обновленная версия
Игорь Коломийцев. Народ-невидимка

Игорь Коломийцев.   В когтях Грифона

Глава сорок вторая. Инкогнито в могиле Куврата

– Скажите, Холмс, каким образом вы намерены дать ответ на вопрос – кем же был перещепинский каган – если на эту тему продолжают спорить меж собой маститые учёные с мировыми именами.

– Мой дорогой Уотсон! Нет никакой принципиальной разницы между делом об "инкогнито в могиле Куврата", назовём его так, и обычным полицейским расследованием. Допустим, на берегу реки обнаружены вещи неизвестного человека, тело которого нигде не обнаружено. Полиция подозревает, что он утонул. Как установить личность и понять, что же здесь произошло? Какие действия надлежит предпринять опытному сыщику в подобном случае? Конечно же, он должен исследовать место и уточнить время находки, тщательно изучить всё, что принадлежало пропавшему. Особое внимание следует уделить предметам необычным и уникальным. Такие многое могут поведать о персоне нашего инкогнито и роде его занятий. Только после этого есть смысл строить какие-либо версии и оценивать их правдоподобие.

– Мне кажется, Холмс, вы всё же слегка утрируете, когда сравниваете данное дело с рутинной полицейской практикой. Понятно, что в любом детективном дознании важнее всего осмотр места происшествия. Но когда мы ведём историческое расследование, оказывается, что с момента события прошли века или даже тысячелетия. Изменился климат, течения рек и рельеф местности в целом. Мы может сколь угодно долго рассматривать точку на карте Украины – она ничего не подскажет нам относительно личности перещепинского кагана. Место как место – Полтавская область на левом берегу Днепра. Ничем не примечательный район.

Малая Перещепина и Вознесенка на карте Украины

Малая Перещепина и Вознесенка на карте Украины

– Именно так, Уотсон – ничем не примечательный! Если не иметь ввиду, конечно, что здесь похоронили одного из богатейших и влиятельнейших людей своего времени. Послушайте, что пишет об этом вожде Алексей Комар: "В любом случае, речь идёт о правителе незаурядного кочевнического объединения, достигшего на определённом этапе политического или военного паритета с империей Сасанидов". Судя по византийским солидам в его могиле, этот царь, кроме всего прочего, получал дань от Константинополя. Таким образом, перед нами персона, равная по значению иранскому шахиншаху и греческому василевсу. Скажите, Уотсон, а вас не смутило то обстоятельство, что могила такого статусного владыки обнаружилась в скромной украинской Лесостепи? Причём на территории, которую археологи упорно отводят пеньковской культуре – летописным антам. Речь идёт о той части антского сообщества, что какое-то время была под властью мартыновских всадников. Разве вам не любопытно, в каких отношениях каган из Перещепино находился с антами или с поклонниками невиданных зверей? Получается, что они занимали практически одни и те же земли.

– Мне мысль про такое соседство отчего-то даже в голову не пришла...

– Как ни крути, берега реки Ворсклы – не самое подходящее место для могилы величайшего из степных владык, чей сопроводительный инвентарь достоин Аттилы или Чингисхана. Мало того, что данная область находилась в зоне обитания земледельческих племён, так она ещё и располагалась в пограничье кочевых Империй: аварской и тюркской. И для авар, и для их смертельных врагов с Востока – это была глубокая окраина их владений. Что касается Великой Булгарии, на которую историки возлагали столько надежд, мечтая обнаружить её рядом – в Приазовье, то она и вовсе оказалась страной-призраком, ошибкой нерадивого переводчика. Возникает резонный вопрос – отчего могущественного царя похоронили в таком убогом месте, на задворках двух степных цивилизации?

– А почему вы считаете, Холмс, что мы столкнулись с некрополем, ведь, насколько мне известно, человеческих костей там не найдено?

– Сам ландшафт местности прямо указывает, что мы имеем дело не с кладом, а с погребальным комплексом...

– Простите, что перебиваю вас, Шерлок, но мне решительно непонятно, как ландшафт в принципе может подсказать назначение тайника?

– Это же элементарно, Уотсон! Человек, который намерен спрятать в землю нечто ценное, чтобы затем достать его обратно, не идёт туда, где лежат песчаные дюны, и не зарывает свои сокровища фактически в зыбучие пески. Тут нет постоянных ориентиров, ветер всё время наносит новые барханы, а любая вещь под собственной тяжестью может провалиться в немыслимые глубины. Это всё равно, что бросить свои драгоценности в болото. Так могли поступить лишь те, кто не хотел, чтобы золото когда-либо попало в чьи-то жадные руки. Стало быть, мы действительно имеем дело с погребальным комплексом. Причём таким, которому в это время в Европе нет равных по богатству. Итого, друг мой, первичный осмотр места происшествия оказался не таким уж бесполезным занятием. Кое-что он нам всё же подсказал. Теперь осталось уточнить время сооружения тайника.

– Разве учёные не сумели его определить?

– Далеко не с той точностью, что нам требуется. Видите ли, Уотсон, положение дел в этой части Восточной Европы менялось с калейдоскопической быстротой: пришли авары – ушли авары – появились тюрки – исчезли тюрки – взбунтовались булгары – потеснили их хазары. Ситуация поворачивалась на сто восемьдесят градусов за сравнительно короткие отрезки времени. Между тем, археологи лишь в очень редких случаях могут датировать свои находки с точностью до десятилетия. В основном они оперируют более широкими периодами. Вот почему у многих из них возник соблазн подогнать дату перещепинского клада под свою концепцию.

– Не совсем понимаю, как это возможно?

– Смотрите, коллега. Среди найденного в дюнах Малой Перещепины имеются византийские монеты. Самая старшая из них отпечатана в царствование Маврикия (582-602), самые младшие – в начальный период правления Константа II (641-646), на оттисках этот василевс изображён ещё без бороды. Логично предположить, что сокровища попали в землю после 643 года. Пока первую партию константовых монет чеканили в Константинополе, пока довезли до мест жительства варваров, раньше никак не выходит. Но где гарантия, что деньги очутились в погребальном тайнике сразу, а не, скажем, через полвека после того, как их отпечатали? Насколько был велик разрыв между датой оттиска денежных знаков и временем зарытия ценностей в землю? Специалисты пытаются ответить на данный вопрос, сравнивая найденные здесь предметы с похожими вещами из других памятников. Иоахим Вернер ещё в 80-х годах прошлого века высказал мнение, что перещепинский клад был спрятан в середине VII столетия. Среди современных историков наиболее обстоятельно этой темой занимались двое: российский археолог Игорь Гавритухин и его украинский коллега Алексей Комар. Первый датирует перещепинский горизонт в рамках 620/640 - 660/680 годов. В личных беседах со своими оппонентами учёный дал понять, что считает в принципе верной оценку Вернера 650 год. Иначе смотрит на проблему украинский специалист. Он полагает, что перед нами погребение хазаро-тюркского кагана. Но хазары никак не могли проникнуть в Северное Причерноморье ранее 679-680 годов. Именно поэтому данный исследователь утверждает, что памятник появился после 680 года.

– Мне кажется, что подгонять дату под свою концепцию не совсем честно.

– В той или иной мере этим грешат почти все историки. Как добивается своих целей Комар? Он говорит оппонентам – смотрите, Перещепино не является отдельным изолированным памятником. Здесь, на Среднем Днепре найдены и другие похожие погребальные комплексы, такие как Вознесенка, Глодосы, Келегеи, Новые Санжары и так далее. Конечно, там не было таких невероятных богатств, как на берегах Ворсклы, но они тоже смотрятся внушительно. В 1929 году у села Вознесенка (ныне черта города Запорожье) в ходе работ по обследованию территории будущего Днепростроя был обнаружен тайник, где покоились золотые вещи весом более килограмма, два серебряных навершия, возможно, от византийских знамён: одно изображающее льва, другое – орла, узкие мечи, схожие с перещепинскими. Сторонники булгарской версии объявили это место могилой Аспаруха, основателя придунайской Болгарии. Гавритухин датирует данный комплекс в пределах 660/680 - 690/710 годов. Разве не логично подтянуть срок Перещепино к остальным схожим памятникам? Но тогда все они действительно оказываются относящимися к хазарскому периоду.

Серебряный орёл со змеёй в ногах из Вознесенского комплекса

Серебряный орёл со змеёй в ногах из Вознесенского комплекса

– Теперь я уже совершенно сбит с толку и не понимаю, кто из учёных прав, а кто – ошибается.

– Все они в той или иной степени заблуждаются. Безупречен лишь ваш покорный слуга.

– Вечно вы шутите, Холмс, мне же, увы, не до смеха.

– В таком случае вернёмся к серьёзному разговору. Прав ли Алексей Комар, когда настаивает на том, что дату Перещепино надо определять, ориентируясь и на прочие сходные памятники? Безусловно, прав. Но отчего он ограничивается исключительно могильниками высшей аристократии? Разве данный учёный не убеждал нас в существовании перещепинской культуры, к которой, наряду с верховными вождями, принадлежали и рядовые степняки, те самые сивашовские всадники? Давайте посмотрим, когда эти кочевники пожаловали в Северное Причерноморье? Игорь Гавритухин датирует горизонт Сивашовки в рамках первой половины VII века. Алексей Комар с ним не согласен и слегка "омолаживает" третью степную волну: "время формирования самого комплекса Сивашовки на основании как параллелей, так и абсолютных реперов среди кочевнических комплексов I среднеаварского периода Среднего Подунавья может быть сужено до третьей четверти VII века". Грубо говоря, по мнению украинского специалиста, эти люди проживали тут с 650 по 675 год. Но тогда в общих датировках перещепинской культуры воцаряется полный хаос. Получается, что рядовые её представители умирали в период с 650 по 675 год, а верховные вожди стали отходить в иной мир только после 680 года. Если следовать датам Алексея Комара, выходит, что к последней четверти VII столетия перещепинские цари уже похоронили всех своих подданных и обретались на Среднем Днепре в гордом одиночестве. Я надеюсь, вы понимаете, что так не бывает?

– Полагаю, знаменитый каган из Малого Перещепина, кем бы он ни был, а равно все его преемники не могли существовать в безлюдном пространстве. Данных правителей окружали верные слуги. Могилы тех и других должны относиться к одному временному промежутку.

– Посему или царские некрополи надо опускать в третью четверть VII века, либо захоронения сивашовцев поднимать к рубежу VII-VIII столетий. Но последнее сделать не так просто – Алексей Комар и без того максимально "омолодил" данных всадников. Многие историки вообще относят их деятельность к началу века. Думаю, истина где-то между двумя крайностями. Это означает, что и перещепинские вожди и преданные им сивашовские всадники обитали на Днепре приблизительно в середине VII века. Плюс-минус пару десятилетий в ту или иную сторону. Иоахим Вернер попал практически "в яблочко", когда назвал 650 год в качестве даты обустройства полтавского тайника. Будем считать, что время жизни нашего инкогнито мы более-менее точно установили. Осталось очертить пределы его власти.

– Тут всё просто. Мы знаем, что данному царю подчинялись сивашовские всадники.

– Не забывайте, Уотсон, что это были элитные воины, погребённые с лошадьми и оружием. А где вы видели общество, состоящее лишь из монархов и аристократов? Кто-то должен кормить, одевать и обувать эту ораву вооружённых людей. Между тем историки, занимающиеся Восточной Европой раннего Средневековья, упорно отделяют друг от друга те древности, что найдены в здешних краях. Пеньковская культура у них изучается отдельно, сивашовские всадники – изолированно от неё, перещепинская находка и вовсе сама по себе, хотя все они располагаются на одной территории. Как будто это параллельные прямые, которые бесконечно долго идут рядом, но нигде не пересекаются. Видимо, историки полагают, что пахари-анты по-прежнему обходились без элиты, а живущие по соседству всадники выживали благодаря тому, что разводили в степи скот. Американский исследователь Флорин Курта думает, что его коллеги совершают ошибку, не замечая того, что эти люди вместе составляли одно государственное образование. Он пишет: "Однако мало что в археологических данных подтверждает картину экономики, основой которой является скотоводство. В нескольких захоронениях группы Сивашовка (Сивашовка, Богачёвка и Сивашское) найдены останки овец, но не кости крупного рогатого скота. Без аргументов в пользу кочевой экономики или становищ, очень трудно рассматривать группу Сивашовка в качестве могильников кочевых сообществ, занимавших в VI веке степи к северу от Чёрного моря. Столь же трудно провести различие между "кочевниками" в степи и земледельцами на возвышенностях. Фактически, там больше признаков общности, чем различий. Пряжки типа Sucidava-Beroe II, "мартыновские" бляшки и ременные наконечники с ажурным орнаментом обнаруживаются как в степных могильниках, так и в поселениях земледельцев. Клад серебряных бляшек и ременных наконечников с ажурным орнаментом был найден на поселении Ольховчик и датируется не поздней VI – начала VII века. Трёхлопастные наконечники стрел были найдены как в погребальных комплексах Раздольное, Сивашское и Сивашовка, так и на поселениях Волосское, Козлово и Игрень. Детали уздечки известны из Ковалёвки, Дымовки и Раздольного, но также и из Хански. Но наиболее важным связующим звеном между погребальными комплексами и поселениями является керамика. Все ручной работы горшки, найденные в погребальных комплексах в северо-западном регионе Чёрного моря, относятся по Тивадару Вида (T. Vida’s) к классу IIID 1, некоторые из них украшены отпечатками пальцев по венчику. Такие горшки были найдены в основном в северо-западной части черноморского региона и в Крыму, хотя они также появляются и в Левобережной Украине, а также на Нижней Волге и Урале. С тех пор как Иштван Бона обнаружил этот тип керамики в раннеаварских керамических комплексах, венгерские учёные рассматривали керамику с пальцевыми отпечатками по венчику как указание на ранние миграции кочевников из степей к северу от Чёрного моря. Археологические данные, таким образом, дают основания предполагать, что погребения VI - раннего VII века в Причерноморской низменности не были оставлены кочевниками, прибывшими издалека, но совершались членами общин, которые занимали населённые пункты на границе между степью и лесостепной полосой. Хотя после смерти большинство жителей таких населённых пунктов – мужчин, женщин и детей – были похоронены по обряду кремации на соседних кладбищах, как в Великой Андрусовке или Волосском, некоторые избранные хоронились отдельно по обряду ингумации в курганах, иногда вместе с лошадьми и в сопровождении изысканного погребального инвентаря. Умерли ли эти люди во время сезонных миграций к побережью, что требовал их образ жизни, или нет, их могилы в любом случае не были могилами скотоводов. Это были памятники для обозначения власти и престижа. Тот факт, что все они располагаются в крымских низменностях и в степи между рекой Буг и западным побережьем Азовского моря наводит на мысль, что такие памятники были также маркерами территориальных притязаний".

– Если я правильно понял мысль Флорина Курты, он утверждает, что сивашовских всадников, а равно их царей, нельзя рассматривать в отрыве от местного земледельческого населения. Это было единое сообщество, где роль социальных низов выпала на долю пеньковцев и колочинцев, аристократией стали всадники третьей степной волны и над всеми этими людьми возвышались перещепинские каганы с их немыслимыми богатствами.

– Совершенно верно, Уотсон. Американский исследователь увидел прямую связь конных воинов, похороненных преимущественно в степной части Крыма, со скромными антскими пахарями с берегов Днепра. Если он прав, то границы государства, которым руководили перещепинские каганы, маркируются могилами сивашовских всадников и простираются от Южного Буга до Волги и Кубани.

– Надо признать, что в таком случае перед нами средняя по размерам кочевая держава, возникшая в пограничье Аварского каганата и государства западных тюрков. Примечательно, что её социальные слои состояли как бы из различных этнических групп. Элита представлена степняками, а зависимые земледельцы рекрутировались из числа горшечных племён.

– На самом деле, состав данного объединения оказался ещё более сложным. На этой территории археологи нашли целый ряд ремесленных посёлков, причём их обитатели явно пришли сюда издалека.

– Вот как? Чрезвычайно любопытно.

– Во-первых, обратите внимание, Уотсон, на Пастырское городище на правом берегу Днепра. Вот, что пишет об этом памятнике российский археолог Андрей Обломский: "По всей видимости, на финале Пеньковской культуры начал работать гончарный центр на Пастырском городище. Пастырская керамика также не имеет местных днепровских корней. Её прототипы находят в балкано-дунайском регионе". Серолощённые выпуклобокие горшки, обточенные на быстром колесе и обожжённые в специальных печах выгодно отличались от убогих лепных изделий пеньковцев. Поначалу учёные посчитали их продолжением черняховской традиции. Затем сообразили, что разрыв во времени слишком велик, чтобы представить, что на Среднем Днепре в эту эпоху объявились готские гончары. Тем не менее, пастырские мастера явно напоминали восточногерманских ремесленников. Помимо прочего, они производили украшения на территории памятника найдены матрицы для отливок браслетов с гранёными полыми окончаниями и серёжек со сферическими полыми привесками. Несмотря на расположение городища на границе пеньковских земель, продукция этого ремесленного центра почти не попадала к днепровским пахарям. Как замечает Андрей Обломский: "Антскими племенами Поднепровья гончарная посуда использовалась лишь в мизерном количестве. По-видимому, основным потребителем её было другое население, вероятно, степное". В частности, археологи обнаружили осколки пастырских горшков в земляных валах Вознесенского погребального комплекса.

– Это того самого, где был найден серебряный орёл со змеёй в ногах? Кажется, данный памятник многие историки считают могилой хана Аспаруха?

– Кого там похоронили, мы ещё с вами обсудим. Пока обратите внимание на явную связь пастырских мастеров с элитой перещепинской культуры. Дело тут не только в керамике. Послушайте, что пишет наш знакомец Алексей Комар: "В случае с Пастырским мы имеем дело с целой группой высококвалифицированным ремесленников, внезапно появившихся в Поднепровье и также внезапно исчезнувших. Наиболее ранний горизонт ювелирных изделий Пастырского выразительно связан с Подунавьем, изделия же собственно пастырских ювелиров соответствуют составу славянских кладов второй группы по Ольге Щегловой".

– Погодите, Холмс, с этими "славянскими" или "антскими" кладами на Среднем Днепре я, похоже, окончательно запутался. Первая группа. Вторая группа. Что данная нумерация означает и как они соотносятся друг с другом?

– Всё предельно просто, друг мой. Клады первой группы оставлены мартыновцами. Именно там находят фигурки невиданных зверей и пальчатые фибулы. Клады второй группы содержат в том числе вещи, сделанные на Пастырском городище. При этом они, видимо, появились несколько позже. Ольга Щеглова полагала, что мартыновские сокровища выпали в землю в первой половине VII столетия, а "пастырские" во второй. Само Пастырское городище при этом существовало сравнительно недолго, по оценке Олега Приходнюка, не более полувека и погибло в результате внешнего нападения. В слое пожаров и разрушений данного памятника, по свидетельству Алексея Комара, находят массивные железные наконечники стрел длинной до 11-12 сантиметров с шириной острия 3-4 сантиметра. Такие состояли на вооружении хазарского войска. Складывается впечатление, что именно хазары разрушили данный ремесленный центр. Но эти кочевники, как мы знаем, появились на Днепре после 680 года. Возможно, с их приходом сюда и связано выпадение "антских" кладов второй группы.

– Вы хотите сказать, что вторую волну кладов породило хазарское нашествие. Что же в таком случае вызвало выпадение кладов первой группы?

– Видите ли, Уотсон, любая серия невостребованных сокровищ указывает археологам на гибель или бегство оставившего их населения. В противном случае хозяева непременно вернулись бы за своими ценностями. На Среднем Днепре в VII столетии мы сталкиваемся не с одной, а с двумя сериями кладов, различных по своему художественному стилю. Что сие означает? Сначала здесь жили мартыновские племена. Их кто-то сильно напугал, они зарыли сокровища в землю и за ними уже не возвратились. Буквально через несколько десятилетий история повторилась. Новые обитатели, возможно прогнавшие прежних, сами прячут ценности и навсегда исчезают. Причём мы подозреваем, что их потеснили хазары. Такая вот карусель народов и кладов имела место в Среднем Поднепровье в начале Средневековья.

– Уж не намекаете ли вы на то, что мартыновцев изгнали носители перещепинских традиций?

– Это вполне возможный вариант, учитывая, что перещепинцы проживали на той же самой территории позже мартыновцев. Львова и Маршак в процессе изучения сокровища с берегов Ворсклы приходят к следующим выводам: "Перещепино моложе Мартыновки". Дело в том, что некоторое количество вещей, сделанных в мартыновском стиле, всё же попало в тайник перещепинского кагана, но их было мало и выглядели они изношенными. Из чего мы заключаем, что перещепинцы сменили мартыновцев, но не наоборот. Мы не знаем, изгнали ли одни вторых, но они явно овладели той страной, где ранее господствовали мартыновские всадники. Новые хозяева этих земель, как свидетельствуют пастырские находки, привели вместе с собой ремесленников из Подунавья. И не только оттуда. На левом берегу Днепра обнаружено два памятника – балка Канцирка и селение Мачухи – где трудились мастера, пришедшие с Северного Кавказа.

Восточная Европа 7 века. Карта С. Прозорова (с незначительными правками)

Восточная Европа 7 века. Карта С. Прозорова (с незначительными правками)

Их тоже привели сюда перещепинцы?

– Трудно сказать наверняка. Поначалу учёные посчитали, что эти древности появились в Поднепровье вместе с хазарами. Но археомагнитное изучение горнов Канцирки показало неожиданно ранние даты – вторая половина VI столетия или рубеж VI-VII веков. Получалось, что эти мастера могли переместиться на Днепр вместе с аварской миграционной волной. Вот, что пишут по этому поводу Игорь Гавритухин и Андрей Обломский: "Исследованиями подобного рода в настоящее время занимается Владимир Малашев, специалист по средневековой кавказской керамике. По его мнению, сосуды из Канцирки и Мачух наиболее близки керамике района Кавказских Минеральных Вод, а по ряду признаков находят соответствие в материалах тех этапов Мокрой Балки, для которых характерно использование геральдической поясной гарнитуры". Геральдику мы связываем с аварами. Когда преследователи этих кочевников – тюрки – появились на Северном Кавказе, не исключено, что соплеменники Баяна предпочли угнать часть местных мастеров вглубь своих владений. Так могли возникнуть поселения Канцирка и Мачухи. Но кто бы не привёл сюда кавказских умельцев, они благополучно трудились тут в период господства в этих краях перещепинских каганов. Послушайте, Уотсон, как обрисовала сложившуюся здесь ситуацию российский археолог Анна Мастыкова: "Таким образом, в Поднепровье возникает некий центр власти, о чём свидетельствует появление здесь "княжеских" находок типа Перещепина, принадлежащих знати степных народов. Вероятнее всего, сложение днепровского центра власти во второй трети VII века и стимулировало приток в Среднее Поднепровье оседлого населения, пришедшего с Юга – Северного Причерноморья, Подунавья и Северного Кавказа".

Российские историки привыкли выражаться эзоповым языком. Насколько я понимаю их маловразумительную речь, "центр власти" – это то, что во всём мире называют государством. Проще говоря, они хотят сказать нам, что здесь на Днепре складывается некая держава, элитой которой выступают кочевники, зависимые крестьяне вербуются из числа местных горшечных племён, а ремесленников пригоняют издалека: часть – откуда-то с Дуная, другая часть с Северного Кавказа, из района Кавказских Минеральных Вод. И во главе этого сложного государственного образования как раз и находился тот человек, чьи сокровища отыскались в песчаных дюнах реки Ворсклы.

В таком случае предлагаю вам, Уотсон, повнимательней присмотреться к тому набору предметов, что сопровождал перещепинского кагана в его загробном путешествии. Особое внимание следует уделить вещам редким, необычным и уникальным.

С чего же мы начнём данный осмотр?

Думаю, есть смысл начать его с византийских монет.

И что же уникального можно обнаружить в греческих деньгах?

Дело в том, мой дорогой Уотсон, что подавляющее большинство монет, найденных в "кладах" Северного Причерноморья перещепинской поры, относятся к так называемым лёгким солидам весом в двадцать карат. Их специально печатали для выплаты дани варварам. На рынках самой Византии они хождения не имели.

Вы хотите сказать, что ромеи обманывали варварских вождей и поставляли им облегчённые монеты по цене обычных?

Нет-нет, речь совсем не об этом. Просто у разных народов существовали собственные золотые стандарты. Вероятно, по просьбе самих варваров византийцы отходили от принятых у них норм, когда штамповали деньги, предназначенные для внешних выплат. Те оказывались либо тяжелее, либо легче обычного греческого солида в 24 карата. Для историков такое отклонение от стандарта только на руку. Оно позволяет понять, каким образом конкретная монета попала к варварам: в результате ли торговых операций, если речь идёт о полновесном солиде, или в составе специальных даров или дани, когда находятся облегчённые или утяжелённые экземпляры. Как заметила советский нумизмат Ирина Соколова: "Поскольку выше было высказано мнение, что лёгкие солиды в 20 карат предназначались для господствующей племенной верхушки, они являются как бы "меченными атомами": их распространение в разное время по разным районам показывает какие-то исторические движения в мире кочевников, выяснение которых ещё предстоит".  

О чём же говорит учёным присутствие лёгких солидов в Перещепинском "кладе"?

Не просто лёгких солидов, а определённого веса – в 20 карат. Византийцы выпускали также монеты в 23 или 22 карата, но их чаще всего находят на Востоке: в Армении, в Грузии или в Сирии. Что касается двадцатикаратных экземпляров, то их начали печатать в правление Юстиниана Великого, а прекратили – в царствование Константа II. И все до единой подобные находки обнаружены к Северу от византийской границы. Послушайте, что пишет об этом Ирина Соколова: "Таким образом, представляется вероятным, что разные категории лёгких солидов имели разное назначение, и солиды в 20 карат направлялись на Север (причём, граница на Востоке проходила по Кавказскому хребту, на Западе, по-видимому, – севернее Дуная), где они оседали в руках племенной верхушки кочевников". Ну-ка, друг мой, быстренько сообразите: какой народ был получателем двадцатикаратных монет? Он должен появиться в правление Юстиниана и контролировать земли в пространстве от дунайских равнин до кавказских вершин.

Да это же авары!

Браво, Уотсон, вы схватываете всё на лету! Давайте теперь посмотрим, как распределились эти "меченые атомы". В целом на территории Северного Причерноморья найдено небольшое количество полновесных византийских солидов самых разных эпох. Мы понимаем, что это – результат торговых отношений, и для нашего расследования он не столь важен. Что касается двадцатикаратных монет, то в регионе отыскался один экземпляр времён Фоки и один – начального периода Ираклия. Начисто отсутствуют лёгкие солиды Юстиниана (до 565), Юстина II (565-578), Тиверия (578-582) и даже Маврикия (682-602). Надо ли говорить, что такие монеты часто находят внутри Карпатской котловины. На территории Венгрии обнаружено также немало двадцатикаратных солидов, отпечатанных в совместное правление Ираклия с Ираклием Константином (629-632), которых тоже нет в Причерноморье. Зато здесь много лёгких солидов, выпущенных в два временных отрезка: в поздний период царствования Ираклия, когда он делил трон с двумя сыновьями (637-641) и на этапе утверждения на престоле василевса Константа II (641-646), на оттисках он ещё лишён своей знаменитой бороды.

золотой солид Ираклия с сыновьями (637-641)золотой солид Константа II (641-646)

Слева: золотой солид Ираклия с сыновьями (637-641); справа: золотой солид Константа II (641-646)

Иначе говоря, на Днепре легкие солиды оказались только двух типов: либо "Ираклий с сыновьями", либо "безбородый Констант" и оба имеют отношение к одному промежутку времени – с 637 по 646 год.

Совершенно верно, Уотсон. Из семидесяти монет перещепинского клада первых был сорок один экземпляр, вторых – девятнадцать. Примечательно, что в Карпатской котловине такие находки практически не встречаются. Ирина Соколова полагает: "Наличие большого количества лёгких солидов 637-646 года в Перещепинском кладе..., наличие подобных монет в собраниях Советского Союза и почти полное их отсутствие в европейских породило естественное желание увязать производство этих номиналов в Византии с событиями на северных границах Империи. Конечно, мнение венгерского археолога Чанада Балинта, что в начале 50-х годов VII века в Причерноморье жили такие кочевники, которые стали в отличные отношения с Византией, и император выпускал для них индивидуальные, непригодные в ежедневном обращении более тяжёлые и более лёгкие монеты, является крайностью. Однако, отмеченная Филиппом Гриерзоном (Ph. Grierson, британский историк и нумизмат) связь периода выпуска в Византии золотых монет уменьшенного веса с периодом византийско-аварских отношений заслуживает внимания".

Правильно ли я всё понял? Начиная с царствования Юстиниана, византийцы специально для аваров выпускают двадцатикаратные солиды. Они исправно их платят данным кочевникам вплоть до времени позднего Ираклия, грубо говоря – до 637 года. Затем резко прекращают снабжать степных властителей Карпатской котловины облегчёнными монетами, и начинают отсылать их перещепинским каганам в Северное Причерноморье. Продолжается это действо и в начале правления Константа II, приблизительно до 646 года. После этого греки вообще отменяют всякие выплаты северным варварам и никогда более двадцатикаратные солиды уже не печатают. Но в таком случае получается, что в глазах византийцев степные владыки из Малой Перещепины были законными наследниками славы великого Баяна?

Именно к этой мысли я и хотел вас подвести. Кто бы не был похоронен в песчаных дюнах у реки Ворсклы, он был получателем последних выплат византийцев, изначально предназначавшихся для аварских царей. Займёмся теперь, Уотсон, коллекцией прочих предметов, что были обнаружены в перещепинском тайнике. Первый их исследователь – граф Алексей Бобринский – посчитал, что все они оставлены аварами. Слишком очевиден был стиль данных изделий, близкие аналогии которым находят почти исключительно внутри Карпатской котловины. Сотрудники Эрмитажа Борис Маршак и Кира Скалон пишут по данному поводу: "Многие украшения поясов, золотые и серебряные кубки, однолезвийная сабля, ритон похожи на вещи, найденные в тех же аварских могилах VII века". Венгерский археолог Дьюла Ласло (Gyula Laszlo) предположил, что мы имеем дело с могилой кагана восточной части аваров, поселившихся в Поднепровье.

Всё же я не понимаю, что специфично аварского нашли учёные в данном наборе вещей?

Уотсон, вы знаете, что такое ритон?

По-моему, какой-то сосуд.

Не просто сосуд, а имитирующий рог для питья. Некогда такие были в ходу у скифов, персов и древних греков, их использовали во время жертвоприношений и возлияний в честь богов. В раннем Средневековье ритоны у варваров становятся исключительной редкостью. Но в Карпатской котловине найдено семь таких сосудов. Они сделаны из золота и обнаружены в могилах статусных воинов, погребённых с золотыми поясами геральдического типа. Очевидно, что у аваров этот предмет был символом власти. Что мы видим в Малой Перещепине? Здесь ритон тоже соседствует с роскошным поясным набором. Обратите внимание, Уотсон, на форму данного сосуда. Она коленчатая. Точно такой изгиб, а равно схожее расширение в верхней части имели и те "рогатые кубки", что встретились археологам на ядерной территории Аварского каганата. Конструктивно они выглядят как братья-близнецы.

Слева: золотой ритон из Надь-Сент-Миклошского клада (Венгрия); справа: аналогичный сосуд из Малой Перещепины (Украина)

Слева: золотой ритон из Надь-Сент-Миклошского клада (Венгрия); справа: аналогичный сосуд из Малой Перещепины (Украина)

– Что и говорить, сравнение весьма впечатляет.

– Погодите, это ещё не всё. В перещепинском наборе предметов есть и такие, которые встречаются только в некрополях аварских царей и более нигде и никогда. Послушайте, что пишет по этому поводу венгерский археолог Йожеф Сентпетери: "В могилы Кунсентмиклошского и Перещепинского каганов в качестве символов власти попали плети с золотыми бляшками и золотые ложки. Такие предметы, во всяком случае из золота, в коллекциях из других памятников не известны".

– Почему же тогда учёные вскоре отказались от аварской версии и стали приписывать эти богатства вождям иных народов: булгар, хазар или тюрков?

<<Назад   Вперед>>