Клуб исторических детективов Игоря коломийцева
МЕНЮ
Игорь Коломийцев. В когтях Грифона
Игорь Коломийцев. Славяне: выход из тени
Игорь Коломийцев. Народ-невидимка. Обновленная версия
Игорь Коломийцев. Народ-невидимка

Игорь Коломийцев.   В когтях Грифона

Глава четвертая. Хвост слона (продолжение)

При этом курганный обряд почему-то так и не охватил всю корчакскую зону целиком. В тех местах, которые чуть позже будут зваться Галицией, то есть на Верхнем Днестре, между Карпатами и Волынью, возобладали совсем иные традиции. Вот, что сообщает об этом украинский археолог Леонтий Войтович: "Основной особенностью северо-днестровского региона, которая отличает его от соседних волынских земель, является наличие подплитовых погребений. Все они содержат трупоположения с западной ориентировкой. Случаются и плиты, вымощенные камнем. Большинство погребений безинвентарные... Курганы для этой зоны совсем не характерны. Основная масса курганов начинается на водоразделе бассейнов Днестра, Буга и Припяти. Она принадлежит волынским племенам".  

Согласитесь, это сюрприз. Оказывается, та культура, которую нам всё время продвигали в качестве славянского "ядра", изначально представляла собой не один этнос, а состояла, как минимум, из памятников двух разных племён. Причём, похоронные традиции обоих сообществ сложились, вероятнее всего, в предгорьях Карпат и в бассейне Верхнего и Среднего Днестра, а вовсе не были привнесены из болот Полесья. Возникает простейший вопрос: а что в таком случае должно служить доказательством происхождения корчакцев от венедов с Припяти? Горшки? Но в Полесье они не больно-то и похожи на классические пражские. Куда ближе к последним те экземпляры, что находят на Волыни или в верховьях Днестра. Землянки? Но они, хоть и в небольшом количестве, тоже встречались повсюду. Печки? Но их прототипы попадаются не только в лесной балтской зоне, но и на Днестре. Объявлять специфической чертой полесских выходцев обычные кремации в урнах вообще нелепо, поскольку этого добра повсюду было много с незапамятных времён. Не говоря уже о том, что сами припятские аборигены чаще вообще не имели никаких кладбищ. Как видим, свести, по рецепту современных отечественных археологов, всех обитателей корчакской зоны к мифическим выползням из болот Припяти не слишком удаётся.

Историки советской поры оказались совершенно правы: корчакское сообщество показало себя непростым образованием, состоявшим, по всей вероятности, из осколков отдельных племён, причём сформировалось оно на базе прежнего населения Готского царства. В его сложении принимали участие готы, вандалы, гепиды, бастарны, даки, сарматы и множество иных народов, включая, конечно же, днепровских венедов. Однако, объявлять последних единственным истоком данного сообщества смешно и глупо.

Помните знаменитую индийскую притчу про слона и слепцов? Незрячие старцы очень хотели понять, что представляет собой это животное. Когда их подвели к нему, один подержался за хвост, другой погладил хобот, последний ощупал ногу. Разумеется, они разошлись во мнении, что же такое "слон", поскольку первый утверждал, что тот подобен верёвке, второй, что он напоминает толстый канат, а третий бился об заклад, что зверь похож на высокую колонну. В отличие от индийских слепцов современные отечественные археологи все свои действия совершали с широко открытыми глазами. Они сначала собрали "пражского слона" из весьма разнородных элементов, затем подёргали его за "припятский хвост", после чего объявили гиганта порождением одних лишь балтских культур Верхнего Поднепровья, прямым наследником киевских венедов и прочих лесных балтов. Все остальные составные элементы Корчака и Праги –  те самые "и другие" из интервью российского археолога предложено считать случайными чужеродными вкраплениями, которые могучие "склавины" Полесья успешно "ассимилировали", распространяясь по континенту.

Малочисленные выходцы из болот Припяти, этот "хвост Пражского слона", согласно взглядам Гавритухина и его сторонников, должны были почти мгновенно переварить многократно превосходящее их в количественном отношении население Волыни. Только результатом этого поглощения отчего-то стало утверждение здесь курганных традиций, пришедших из Прикарпатья. Далее, как полагает российский археолог, наши предки с освоенной Волыни устремились на Дунай. Но мешала им в этом "германская пробка" обитатели верхнеднепровского региона. Его, если верить отечественным специалистам, будущие пражане также успешно ассимилировали по дороге. Только отчего-то следов этого впитывания обнаружить никак не удаётся. Жители Восточного Прикарпатья отнюдь не сделались похожи на волынян, а, тем более, полесских аборигенов. Курганов тут нет, хотя сами кладбища имеются. Как хоронили здесь покойников в подплиточных могилах, так и продолжали это делать вплоть до эпохи Киевской Руси. Какое-то странное поглощение, вы не находите? Забегая вперёд, скажу, что когда племена из корчакского ареала двинутся на Запад в рамках широкой славянской колонизации, то понесут они с собой самые разные погребальные традиции: и курганы, и урновые кремации, и подплиточные могилы. Кто же здесь кого переварил и усвоил?! Не пора ли учёным прекратить ломать комедию? Не пришло ли время признать, что на территории праго-корчакского сообщества V-VI веков проживали весьма разные по обычаям и происхождению племена? Очевидно ведь, что не получается вывести этих людей напрямую из киевской зоны. Они не родные братья антам. И, уж тем более, не сыновья венедов.

<<Назад   Вперёд>>