Клуб исторических детективов Игоря коломийцева
МЕНЮ
Игорь Коломийцев. В когтях Грифона
Игорь Коломийцев. Славяне: выход из тени
Игорь Коломийцев. Народ-невидимка. Обновленная версия
Игорь Коломийцев. Народ-невидимка

ПЕРОЗ И ГУРАНДОХТ. Книга 1. Горький вкус победы

Глава седьмая (продолжение IV)

КАК МОЖЕТ УЧИТЕЛЬ ПРИЗЫВАТЬ НЕНАВИДЕТЬ ОТЦА, МАТЬ, ЖЕНУ, ДЕТЕЙ И СОБСТВЕННУЮ ЖИЗНЬ???!!!

За такие слова Иисуса забросали бы камнями. Он вроде бы изгонял бесов властью князя бесовского, а сам оказался бесноватее всех бесноватых. И, кстати, никакого князя бесовского евреи не знали и не знают. Нет в наших книгах такого персонажа.

«И я говорю вам: приобретайте себе друзей богатством неправедным…» (Лука, 16:9)

Безнравственно такому учить и такое писать. Друзей нельзя приобретать подкупом. В любом случае подкуп – дело мерзкое. Но, по мнению Иисуса, человек может приобрести себе друга, попросту купив его. И, оказывается, друга надо покупать не просто за деньги, а за богатства, добытые заведомо нечестным путём. Если анализировать эту фразу, то получается следующее: чтобы кого-то подкупить неправедным богатством, его необходимо для начала обрести. То есть, Иисус вполне одобряет и прямо призывает своих сторонников обогащаться нечестными способами: мошенничать, воровать, грабить, получать взятки (и давать их).     

«Всякий, разводящийся с женою своею и женящийся на другой, прелюбодействует, и всякий, женящийся на разведенной с мужем, прелюбодействует». (Лука, 16:18)

Муж имеет право развестись с женой и жениться на другой женщине в оговоренных законом случаях. Ничего предосудительного здесь нет. И жениться на разведённых женщинах тоже можно. Запрет наступает тогда, когда муж дал жене разводное письмо, женщина вышла замуж за другого, развелась со вторым мужем, а первый вновь пожелал взять её в жёны. За первого мужа она выйти замуж уже не сможет, а за других – пожалуйста. 

«В один из тех дней, когда Он учил народ в храме и благовествовал, приступили первосвященники и книжники со старейшинами» (Лука, 20:1)

Интересно, кто бы это позволил ему учить народ в Храме?

«Взглянув же, Он увидел богатых, клавших дары свои в сокровищницу;   увидел также и бедную вдову, положившую туда две лепты,  и сказал: истинно говорю вам, что эта бедная вдова больше всех положила;   ибо все те от избытка своего положили в дар Богу, а она от скудости своей положила все пропитание свое, какое имела». (Лука, 21:1-4)

Не могло такого быть. В Храм нельзя было вносить римские монеты. Для этой цели принимались исключительно шекели. Меняльные столы стояли как раз для того чтобы обменивать повседневные деньги на храмовые. Лука не был об этом осведомлён.

«Они пошли, и нашли, как сказал им, и приготовили пасху.  И когда настал час, Он возлег, и двенадцать Апостолов с Ним,   и сказал им: очень желал Я есть с вами сию пасху прежде Моего страдания,  ибо сказываю вам, что уже не буду есть ее, пока она не совершится в Царствии Божием.   И, взяв чашу и благодарив, сказал: приимите ее и разделите между собою,  ибо сказываю вам, что не буду пить от плода виноградного, доколе не придет Царствие Божие.  И, взяв хлеб и благодарив, преломил и подал им, говоря: сие есть тело Мое, которое за вас предается; сие творите в Мое воспоминание.  Также и чашу после вечери, говоря: сия чаша есть Новый Завет в Моей крови, которая за вас проливается». (Лука, 22, 14-20)

Разлеглись на Песах, ели хлеб и запивали вином, считая его кровью учителя! Разве могли так поступать иудеи? Даже читать такое противно.

«И поднялось все множество их, и повели Его к Пилату,   и начали обвинять Его, говоря: мы нашли, что Он развращает народ наш и запрещает давать подать кесарю, называя Себя Христом Царем.   Пилат спросил Его: Ты Царь Иудейский? Он сказал ему в ответ: ты говоришь.   Пилат сказал первосвященникам и народу: я не нахожу никакой вины в этом человеке.  Но они настаивали, говоря, что Он возмущает народ, уча по всей Иудее, начиная от Галилеи до сего места.  Пилат, услышав о Галилее, спросил: разве Он Галилеянин?  И, узнав, что Он из области Иродовой, послал Его к Ироду, который в эти дни был также в Иерусалиме.  Ирод, увидев Иисуса, очень обрадовался, ибо давно желал видеть Его, потому что много слышал о Нем, и надеялся увидеть от Него какое-нибудь чудо,  и предлагал Ему многие вопросы, но Он ничего не отвечал ему.  Первосвященники же и книжники стояли и усильно обвиняли Его.  Но Ирод со своими воинами, уничижив Его и насмеявшись над Ним, одел Его в светлую одежду и отослал обратно к Пилату.  И сделались в тот день Пилат и Ирод друзьями между собою, ибо прежде были во вражде друг с другом». (Лука, 23:1-12)

Автор помимо всего прочего продемонстрировал ещё и полное незнание римского права. Суд префекта, коим являлся Понтий Пилат, - это суд высшей инстанции. Пилат либо утверждал приговоры, либо не утверждал. Ничего другого он, как судья, не делал и не должен был делать. Как судья высшей инстанции он не имел права передавать дело на рассмотрение Ироду.

Кроме того, Пилат и Ирод не могли быть ни друзьями, ни врагами из-за разницы в статусе. Они могли просто любить или не любить друг друга. А случай с Иисусом, даже если бы он и в самом деле имел место быть, не создавал поводов ни для вражды, ни для дружбы. Своим поступком Ирод, скорее, не угодил Пилату, ибо римский префект, судя по тексту, не находил Иисуса виновным и желал его спасти.

А вообще в данном сочинении нет ни единого слова правды. Это нелепый богохульный вымысел сумасшедшего грека.

Наконец, речь дошла до главного раввина – ребе Йакова. Он в том же стиле, что и предыдущие раввины, «разложил по полочкам» евангелие от Иоанна. 

- «В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог. Оно было в начале у Бога.  Все чрез Него начало быть, и без Него ничто не начало быть, что начало быть.   В Нем была жизнь, и жизнь была свет человеков.  И свет во тьме светит, и тьма не объяла его». (Иоанн, 1:1-5)

Потрясающе. «Свидетель» и «участник» описываемых событий начал своё сочинение с позиций гностической секты.

Евреям категорически запрещено вступать в иноверческие организации, и уж тем более излагать свои взгляды с их позиций.

А обратите внимание на характер изложения. Как можно выдать столь безобразный стиль за боговдохновенное писание?

«На третий день был брак в Кане Галилейской, и Матерь Иисуса была там. Был также зван Иисус и ученики Его на брак.  И как недоставало вина, то Матерь Иисуса говорит Ему: вина нет у них.  Иисус говорит Ей: что Мне и Тебе, Жено? еще не пришел час Мой.  Матерь Его сказала служителям: что скажет Он вам, то сделайте.  Было же тут шесть каменных водоносов, стоявших по обычаю очищения Иудейского, вмещавших по две или по три меры.  Иисус говорит им: наполните сосуды водою. И наполнили их до верха.  И говорит им: теперь почерпните и несите к распорядителю пира. И понесли.  Когда же распорядитель отведал воды, сделавшейся вином, — а он не знал, откуда это вино, знали только служители, почерпавшие воду, — тогда распорядитель зовет жениха  и говорит ему: всякий человек подает сперва хорошее вино, а когда напьются, тогда худшее; а ты хорошее вино сберег доселе.  Так положил Иисус начало чудесам в Кане Галилейской и явил славу Свою; и уверовали в Него ученики Его». (Иоанн, 2:1-11)

Любопытное дело: Иисус обращается к матери «Жено». Нет у евреев такого обращения. Мать не может быть женой. Сказанную Иисусом фразу невозможно перевести ни на иврит, ни на арамейский. И какое дело Иисусу до нехватки вина, если он на этой свадьбе был гостем? Этим был должен заниматься тамада и отец жениха, но никак не гость. 

Никаких каменных водоносов у евреев никогда не было. А дальше по тексту идёт полнейшая несуразица: «…стоявших  по обычаю очищения Иудейского, вмещавших по две или по три меры.  Иисус говорит им: наполните сосуды водою». Ритуальные омовения производились в бассейнах, специально предназначенных для этой цели. Ни один еврей воду оттуда пить не станет. А в евангелии утверждается, что какие-то каменные водоносы взяли воду именно оттуда.

А мыслимо ли назорею воду превращать в вино? Назореям запрещается есть виноград и пить вино. А тут назорей производит вино из воды, зачерпнутой из ритуального бассейна с помощью каких-то каменных водоносов. Собственно говоря, я вообще не понял, кто такие каменные водоносы.

Просто бред какой-то!

«И, сделав бич из веревок, выгнал из храма всех, также и овец и волов; и деньги у меновщиков рассыпал, а столы их опрокинул». (Иоанн, 2:15)

Овцы и волы в Храме?! Это же абсурд. Их там никогда не бывало. Кто бы позволил их туда завести? Да и куда их заводить? Там попросту не было ни места, ни условий для торговли скотом. Если бы в Храме продавали волов и ослов, то представляете, какой бы там стоял запах?

«Иисус сказал им в ответ: разрушьте храм сей, и Я в три дня воздвигну его.  На это сказали Иудеи: сей храм строился сорок шесть лет, и Ты в три дня воздвигнешь его? А Он говорил о храме тела Своего». (Иоанн, 2:19-21)

Храм тела своего! Понять это невозможно. Человек, находящийся в своём уме, такого не напишет. Храм – это здание. Как тело может быть зданием?  

«Между фарисеями был некто, именем Никодим, один из начальников Иудейских. Он пришел к Иисусу ночью и сказал Ему: Равви! мы знаем, что Ты учитель, пришедший от Бога; ибо таких чудес, какие Ты творишь, никто не может творить, если не будет с ним Бог». (Иоанн, 3:1,2)

Фарисея звали Никодим! Надо же! У фарисея греческое имя!!! И этот греческий фарисей такое сказал? Хотя, впрочем, чему здесь удивляться? Предыдущие авторы тоже много чего про фарисеев писали: они, оказывается, по субботам выходили в поле, носили с собой динарии, принимали у себя гостей, возлежавших с грешницами и даже крестились у Иоанна. Одним словом, самые злостные нарушители еврейских законов – это фарисеи. У них даже имена греческие – то Симон, то Никодим. В действительности же фарисеи были самыми ревностными хранителями традиций. Они жизнь посвящали тому, чтобы досконально следовать всем предписаниям закона. И греческих имён фарисеи не носили.

«Тогда у Иоанновых учеников произошел спор с Иудеями об очищении». (Иоанн, 3:25)

Если у иоанновых учеников произошёл спор с иудеями об очищении, то получается, что его ученики не были иудеями. А имел ли смысл иудеям вдаваться в религиозный спор с язычниками? Спорить было не о чем. У Иоанна и его учеников своя вера, у иудеев своя. Одни других не уразумеют.

«Приходит женщина из Самарии почерпнуть воды. Иисус говорит ей: дай Мне пить.  Ибо ученики Его отлучились в город купить пищи.  Женщина Самарянская говорит Ему: как ты, будучи Иудей, просишь пить у меня, Самарянки? ибо Иудеи с Самарянами не сообщаются.  Иисус сказал ей в ответ: если бы ты знала дар Божий и Кто говорит тебе: дай Мне пить, то ты сама просила бы у Него, и Он дал бы тебе воду живую.  Женщина говорит Ему: господин! тебе и почерпнуть нечем, а колодезь глубок; откуда же у тебя вода живая?  Неужели ты больше отца нашего Иакова, который дал нам этот колодезь и сам из него пил, и дети его, и скот его?  Иисус сказал ей в ответ: всякий, пьющий воду сию, возжаждет опять,  а кто будет пить воду, которую Я дам ему, тот не будет жаждать вовек; но вода, которую Я дам ему, сделается в нем источником воды, текущей в жизнь вечную.  Женщина говорит Ему: господин! дай мне этой воды, чтобы мне не иметь жажды и не приходить сюда черпать.  Иисус говорит ей: пойди, позови мужа твоего и приди сюда.  Женщина сказала в ответ: у меня нет мужа. Иисус говорит ей: правду ты сказала, что у тебя нет мужа,  ибо у тебя было пять мужей, и тот, которого ныне имеешь, не муж тебе; это справедливо ты сказала.  Женщина говорит Ему: Господи! вижу, что Ты пророк». (Иоанн, 4:7-19)

Иудеям не запрещалось просить воды у язычников при условии, что эта вода не была осквернена. А вот чтоб самарянка обратилась к иудею, назвав его Господом… Просто нет слов.

«Женщина говорит Ему: знаю, что придет Мессия, то есть Христос; когда Он придет, то возвестит нам все.  Иисус говорит ей: это Я, Который говорю с тобою». (Иоанн, 4:25,26)

Какая странная самарянка. Иудея называет Господом и пророком, верит в приход Машиаха и произносит греческий вариант этот слова – Христос. А Иисус и сам ведёт себя нелогично: то запрещает своим ученикам говорить, что он есть Христос, то объявляет об этом первой попавшейся язычнице.   

«После сего был праздник Иудейский, и пришел Иисус в Иерусалим.  Есть же в Иерусалиме у Овечьих ворот купальня, называемая по-еврейски Вифезда, при которой было пять крытых ходов.  В них лежало великое множество больных, слепых, хромых, иссохших, ожидающих движения воды,  ибо Ангел Господень по временам сходил в купальню и возмущал воду, и кто первый входил в нее по возмущении воды, тот выздоравливал, какою бы ни был одержим болезнью». (Иоанн, 5:1-4)

Полное незнание автора о том, что он пишет. В купальнях у овечьих ворот отмывали от грязи животных, предназначенных для жертвоприношений. Люди в тех купальнях никогда не лежали. Они были для них нечисты. И никакой Ангел Господень никогда бы не сошёл ни в одну из тех купален. Подумать только: ангел сходит в купальню, в которой только что от грязи и навоза отмывали овец и волов!

«Иисус же сказал им: истинно, истинно говорю вам: если не будете есть Плоти Сына Человеческого и пить Крови Его, то не будете иметь в себе жизни.   Ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь имеет жизнь вечную, и Я воскрешу его в последний день.  Ибо Плоть Моя истинно есть пища, и Кровь Моя истинно есть питие.  Ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь пребывает во Мне, и Я в нем.  Как послал Меня живый Отец, и Я живу Отцем, так и ядущий Меня жить будет Мною.  Сей-то есть хлеб, сшедший с небес. Не так, как отцы ваши ели манну и умерли: ядущий хлеб сей жить будет вовек.  Сие говорил Он в синагоге, уча в Капернауме». (Иоанн, 6:53-59)

Какой ужас! Такое заявить в синагоге!!! Это же проповедь людоедства. Евреям запрещено есть пищу с кровью и есть людскую плоть. Подобная речь была бы воспринята как вопиющее богохульство со всеми вытекающими последствиями. Книгу «Левит» Иоанн явно не читал.

«Но в половине уже праздника вошел Иисус в храм и учил.  И дивились Иудеи, говоря: как Он знает Писания, не учившись?» (Иоанн, 7:14,15)

Это ж надо, поле того, что он сказал в синагоге, его ещё и в Храм пустили! И мало того, что пустили, так и позволили учительствовать! А как он знал Писания! Причём не одно писание, а несколько!!! Оказывается, у евреев есть несколько Писаний! И знал он эти Писания так, что в синагоге учил пить кровь и есть своё тело.

«Иисус, отвечая им, сказал: Мое учение — не Мое, но Пославшего Меня» (Иоанн, 7:16)

Иисус утверждал, что послан Самим Богом. Следовательно, все кровавые и людоедские наклонности у него именно от Господа. Да какой еврей потерпел бы такое богохульство, тем более в Храме?! За такое, как минимум, набили бы морду.

«Народ сказал в ответ: не бес ли в Тебе? кто ищет убить Тебя?  Иисус, продолжая речь, сказал им: одно дело сделал Я, и все вы дивитесь.  Моисей дал вам обрезание [хотя оно не от Моисея, но от отцов], и в субботу вы обрезываете человека.   Если в субботу принимает человек обрезание, чтобы не был нарушен закон Моисеев, — на Меня ли негодуете за то, что Я всего человека исцелил в субботу?  Не судите по наружности, но судите судом праведным.    Тут некоторые из Иерусалимлян говорили: не Тот ли это, Которого ищут убить?  Вот, Он говорит явно, и ничего не говорят Ему: не удостоверились ли начальники, что Он подлинно Христос?  Но мы знаем Его, откуда Он; Христос же когда придет, никто не будет знать, откуда Он.   Тогда Иисус возгласил в храме, уча и говоря: и знаете Меня, и знаете, откуда Я; и Я пришел не Сам от Себя, но истинен Пославший Меня, Которого вы не знаете.   Я знаю Его, потому что Я от Него, и Он послал Меня». (Иоанн, 7:20-29)

Вопрос: «не бес ли в тебе» – вполне уместен. После тех речей, которые произносил Иисус в синагоге Капернаума бесноватость Иисуса уже не вызывала сомнений. Можно было и не спрашивать.

В Храме дискуссии подобного рода никогда не велись. Да и с чего это вдруг в Храме заговорили про какого-то греческого Христа?

Речь Иисуса лишена всякого смысла. Кто его послал? Если Бог, то почему он утверждает, что евреи Его не знают? Не мог Господь послать евреям бесноватого проповедника, именующего себя Христом.

«Другие говорили: это Христос. А иные говорили: разве из Галилеи Христос придет?» (Иоанн, 7:41)

Евреям не было знакомо греческое слово «Христос». И прийти Христос мог явно не из Галилеи, а из Греции.

«Иисус же пошел на гору Елеонскую.  А утром опять пришел в храм, и весь народ шел к Нему. Он сел и учил их.  Тут книжники и фарисеи привели к Нему женщину, взятую в прелюбодеянии, и, поставив ее посреди,  сказали Ему: Учитель! эта женщина взята в прелюбодеянии;  а Моисей в законе заповедал нам побивать таких камнями: Ты что скажешь?  Говорили же это, искушая Его, чтобы найти что-нибудь к обвинению Его. Но Иисус, наклонившись низко, писал перстом на земле, не обращая на них внимания.  Когда же продолжали спрашивать Его, Он, восклонившись, сказал им: кто из вас без греха, первый брось на нее камень.  И опять, наклонившись низко, писал на земле.  Они же, услышав то и будучи обличаемы совестью, стали уходить один за другим, начиная от старших до последних; и остался один Иисус и женщина, стоящая посреди.  Иисус, восклонившись и не видя никого, кроме женщины, сказал ей: женщина! где твои обвинители? никто не осудил тебя?  Она отвечала: никто, Господи. Иисус сказал ей: и Я не осуждаю тебя; иди и впредь не греши». (Иоанн, 8:1-11)

Читать такие произведения вредно для ума. Это сочинил чокнутый. Иисус, оказывается, пришёл в Храм, и народ шёл к нему. А как к этому отнёсся первосвященник Каиафа? Куда смотрела храмовая стража? В Храм нельзя было просто прийти и учить там. Этого бы никто не позволил. И надо же, книжники и фарисеи привели в Храм прелюбодейку! Взяли и прямо из постели любовника притащили в самое священное для евреев место.

Потрясающая сцена: фарисеи целой толпой тащат в Храм развратную женщину на суд к какому-то бесноватому проповеднику, который учит ненавидеть своих родителей, жену и детей, ест немытыми руками, учит пить кровь и поедать человеческую плоть.

А этот проповедник сидел и писал перстом на земле. Вот как! Оказывается, в Иерусалимском Храме был земляной пол!!! И это пишет якобы очевидец событий.

Но Храм – это не хлев и не сарай. Внутри и снаружи он был отделан самыми дорогими и красивыми материалами. Это было одно из самых роскошных зданий на свете. Его строили очень долго усилиями лучших мастеров. Пол там был мраморный. А Иисус в Храме, видите ли, рисовал  пальцем по земле.

А возможно ли представить себе сцену забрасывания женщины камнями прямо внутри Храма без всякого суда?

И вот толпа потихоньку выходит из Храма, прелюбодейка там остаётся один на один с Иисусом и называет его «Господи».

В Храме человека назвать Богом!!! Это гораздо больший грех, нежели прелюбодеяние. Лучше бы она 1000 раз изменила мужу, чем сказала такое в Храме.

Вся эта сцена – наиглупейшая выдумка окончательно спятившего греческого писаки. 

«Тогда фарисеи сказали Ему: Ты Сам о Себе свидетельствуешь, свидетельство Твое не истинно.  Иисус сказал им в ответ: если Я и Сам о Себе свидетельствую, свидетельство Мое истинно; потому что Я знаю, откуда пришел и куда иду; а вы не знаете, откуда Я и куда иду.  Вы судите по плоти; Я не сужу никого.  А если и сужу Я, то суд Мой истинен, потому что Я не один, но Я и Отец, пославший Меня.  А и в законе вашем написано, что двух человек свидетельство истинно.   Я Сам свидетельствую о Себе, и свидетельствует о Мне Отец, пославший Меня.   Тогда сказали Ему: где Твой Отец? Иисус отвечал: вы не знаете ни Меня, ни Отца Моего; если бы вы знали Меня, то знали бы и Отца Моего». (Иоанн, 8:13-18)

Какая интересная юридическая уловка: его свидетельство истинно, потому что он сам о себе свидетельствует, а еще за него свидетельствует его отец. При этом не совсем понятно, о каком отце идёт речь: если об Иосифе, то он вроде бы нигде ничего про сына не говорил, а если о Господе, то никто такого свидетельства не слышал. Одним словом – самозванец.

Если следовать логике Иисуса, то любой человек может провозгласить себя сыном Бога. А почему бы и нет? Один свидетель – он сам, а другой – Бог. Но в том-то и дело, что ни по еврейским законам, ни по римским никто не мог сам за себя свидетельствовать и ссылаться в суде на Бога. Это христиане клянутся именем Господа и призывают его в свидетели. Евреи так не делают.

«Итак Иисус сказал им: когда вознесете Сына Человеческого, тогда узнаете, что это Я и что ничего не делаю от Себя, но как научил Меня Отец Мой, так и говорю.   Пославший Меня есть со Мною; Отец не оставил Меня одного, ибо Я всегда делаю то, что Ему угодно». (Иоанн, 8:28,29)

Неужели Господу угодно было то, что вытворял Иисус? Сильно в этом сомневаюсь. Если бы Иисус и впрямь существовал и его казнили, то это было подтверждением того, что он неугоден Господу.

«На это сказали Ему Иудеи: Тебе нет еще пятидесяти лет, — и Ты видел Авраама?  Иисус сказал им: истинно, истинно говорю вам: прежде нежели был Авраам, Я есмь.  Тогда взяли каменья, чтобы бросить на Него; но Иисус скрылся и вышел из храма, пройдя посреди них, и пошел далее». (Иоанн, 8:57-59)

Итак, «прежде нежели был Авраам, Я есмь». Как можно это понять? Если буквально, то получается, что это не Иисус происходит из рода царя Давида, а царь Давид происходит из рода Иисуса. Человек, находящийся в здравом уме, такого не напишет. А вот дальше: «Тогда взяли каменья, чтобы бросить на Него; но Иисус скрылся и вышел из храма, пройдя посреди них, и пошел далее».

Каменья? В Храме?! Видимо, Храм – самое подходящее место, чтобы кидаться камнями, и их там было полным-полно. Бери и швыряй в кого попало.

Если верить «истинному очевидцу» всего описанного, то в Храме торговали баранами и волами, заводя их прямо внутрь помещения. Туда можно было прийти и безнаказанно устроить погром, изгнав продавцов и менял. Ещё туда дозволялось приходить и выступать перед всеми желающими послушать. Туда доставляли грешниц  прямо из постелей их любовников, и они там называли Господом проповедника, выступавшего без всякого разрешения. А ещё там был земляной пол и можно было в ходе дискуссии бросаться камнями. Вот так, оказывается, выглядел Храм. А плюс ко всему в купальнях для животных лежали сотни людей, и в грязную воду после омовения волов и овец спускался Ангел Господень.

В этом евангелии то и дело автор пишет слова: «истинно», «истинно говорю». А на самом деле по всему тексту идёт беспросветная наглая ложь.   

«Я и Отец — одно.  Тут опять Иудеи схватили каменья, чтобы побить Его.   Иисус отвечал им: много добрых дел показал Я вам от Отца Моего; за которое из них хотите побить Меня камнями?  Иудеи сказали Ему в ответ: не за доброе дело хотим побить Тебя камнями, но за богохульство и за то, что Ты, будучи человек, делаешь Себя Богом.  Иисус отвечал им: не написано ли в законе вашем: Я сказал: вы боги?» (Иоанн, 10:30-34)

Если иудеи и хватали камни, то правильно делали. Только нужно было не просто хватать, но и кидать. К тому же автор сам себя выдал фразой «не написано ли в законе вашем». Если Иисус – иудей и обращается к иудеям, то он должен был сказать: «Не написано ли в законе нашем». А если он не еврей, то что он делал в Храме и каком Боге-отце он сказывал?

«Иисус говорит: отнимите камень. Сестра умершего, Марфа, говорит Ему: Господи! уже смердит; ибо четыре дня, как он во гробе.  Иисус говорит ей: не сказал ли Я тебе, что, если будешь веровать, увидишь славу Божию?  Итак отняли камень от пещеры, где лежал умерший. Иисус же возвел очи к небу и сказал: Отче! благодарю Тебя, что Ты услышал Меня.  Я и знал, что Ты всегда услышишь Меня; но сказал сие для народа, здесь стоящего, чтобы поверили, что Ты послал Меня.  Сказав это, Он воззвал громким голосом: Лазарь! иди вон.  И вышел умерший, обвитый по рукам и ногам погребальными пеленами, и лице его обвязано было платком. Иисус говорит им: развяжите его, пусть идет». (Иоанн, 11:38-44)

Чудо есть чудо. В него можно верить или не верить. Но почти в каждом чуде есть то, что вполне возможно проверить на предмет соответствия действительности. А теперь вдумаемся во фразу:  «И вышел умерший, обвитый по рукам и ногам погребальными пеленами, и лице его обвязано было платком. Иисус говорит им: развяжите его, пусть идет». Интересно, а сам автор этого бреда не пробовал откуда-либо выйти, будучи связанным по рукам и по ногам??? Если писатель заврался в деталях, то верить в его сюжет наивно и глупо.

«Я есмь истинная виноградная лоза, а Отец Мой — виноградарь». (Иоанн, 15:1)

И это слова назорея! Для того, кто принял обет назирут, виноград – растение нечистое. Никогда никакой назорей не сравнит себя с виноградной лозой, а Господа с виноградарем. Автор евангелия этого явно не знал и продолжил врать.  

«Первосвященник же спросил Иисуса об учениках Его и об учении Его.  Иисус отвечал ему: Я говорил явно миру; Я всегда учил в синагоге и в храме, где всегда Иудеи сходятся, и тайно не говорил ничего.  Что спрашиваешь Меня? спроси слышавших, что Я говорил им; вот, они знают, что Я говорил.  Когда Он сказал это, один из служителей, стоявший близко, ударил Иисуса по щеке, сказав: так отвечаешь Ты первосвященнику?  Иисус отвечал ему: если Я сказал худо, покажи, что худо; а если хорошо, что ты бьешь Меня?  Анна послал Его связанного к первосвященнику Каиафе.   Симон же Петр стоял и грелся. Тут сказали ему: не из учеников ли Его и ты? Он отрекся и сказал: нет.  Один из рабов первосвященнических, родственник тому, которому Петр отсек ухо, говорит: не я ли видел тебя с Ним в саду?  Петр опять отрекся; и тотчас запел петух». (Иоанн, 18:19-27)

И вновь ни слова правды. Ханаан не был в тот период первосвященником и не имел никаких полномочий судить Иисуса. И Пётр не мог слышать крик петуха, потому что в Иерусалиме петухов не было со времени его основания.

«Тогда Пилат опять вошел в преторию, и призвал Иисуса, и сказал Ему: Ты Царь Иудейский?   Иисус отвечал ему: от себя ли ты говоришь это, или другие сказали тебе о Мне?  Пилат отвечал: разве я Иудей? Твой народ и первосвященники предали Тебя мне; что Ты сделал?  Иисус отвечал: Царство Мое не от мира сего; если бы от мира сего было Царство Мое, то служители Мои подвизались бы за Меня, чтобы Я не был предан Иудеям; но ныне Царство Мое не отсюда.   Пилат сказал Ему: итак Ты Царь? Иисус отвечал: ты говоришь, что Я Царь. Я на то родился и на то пришел в мир, чтобы свидетельствовать о истине; всякий, кто от истины, слушает гласа Моего.   Пилат сказал Ему: что есть истина? И, сказав это, опять вышел к Иудеям и сказал им: я никакой вины не нахожу в Нем.  Есть же у вас обычай, чтобы я одного отпускал вам на Пасху; хотите ли, отпущу вам Царя Иудейского? Тогда опять закричали все, говоря: не Его, но Варавву. Варавва же был разбойник». (Иоанн, 18:33-40)

Иоанн описывает события иначе, нежели предыдущие авторы, хотя и среди предыдущих есть немало существенных расхождений.

Пилат не выносил приговоров. Он их утверждал или не утверждал. А чаще всего он вообще не вникал в детали, считая, что нижестоящие суды без него во всём разобрались.

Согласно Иоанну, Каиафа вообще не судил Иисуса, а сразу потащил его к префекту.

Каиафа был хорошо знаком с законами и вряд ли бы так поступил. А если бы и поступил, то Пилат передал бы Иисуса суду первой инстанции.

У иудеев никогда не существовало обычая отпускать преступников на Песах. Поэтому Пилат не мог на это ссылаться. К тому же он ни при каких обстоятельствах не имел права отпустить Иисуса. Если его самозванство было доказано, то он подлежал смерти. А так получалось, что Понтий Пилат публично совершал два государственных преступления: не нашел вины в человеке, объявлявшего себя царём иудейским и решил отпустить разбойника, обвинённого в убийстве. 

«И воины, сплетши венец из терна, возложили Ему на голову, и одели Его в багряницу,  и говорили: радуйся, Царь Иудейский! и били Его по ланитам.  Пилат опять вышел и сказал им: вот, я вывожу Его к вам, чтобы вы знали, что я не нахожу в Нем никакой вины.   Тогда вышел Иисус в терновом венце и в багрянице. И сказал им Пилат: се, Человек!  Когда же увидели Его первосвященники и служители, то закричали: распни, распни Его! Пилат говорит им: возьмите Его вы, и распните; ибо я не нахожу в Нем вины.   Иудеи отвечали ему: мы имеем закон, и по закону нашему Он должен умереть, потому что сделал Себя Сыном Божиим.  Пилат, услышав это слово, больше убоялся». (Иоанн, 19:2-8)

Римские солдаты никак не могли называть Иисуса царём Иудейским. Если бы они и в самом деле произнесли такие слова, то сами совершили бы преступление против кесаря в форме признания самозванца.

К толпе Пилат никогда не выходил. Это всегда делали его глашатаи.

Евреям этот римский префект сделал много плохого, но трусом его назвать было нельзя. Пилат не боялся народа и не шёл у него на поводу. Никто не мог вынудить его казнить невиновного или отпустить виновного. Это выдумка.

«И, неся крест Свой, Он вышел на место, называемое Лобное, по-еврейски Голгофа;  там распяли Его и с Ним двух других, по ту и по другую сторону, а посреди Иисуса.  Пилат же написал и надпись, и поставил на кресте. Написано было: Иисус Назорей, Царь Иудейский.  Эту надпись читали многие из Иудеев, потому что место, где был распят Иисус, было недалеко от города, и написано было по-еврейски, по-гречески, по-римски.  Первосвященники же Иудейские сказали Пилату: не пиши: Царь Иудейский, но что Он говорил: Я Царь Иудейский.  Пилат отвечал: что я написал, то написал». (Иоанн, 19:17-22)

Голгофа и Лобное место – не одно и то же. Они расположены в разных местах.

Как-то странно, что префект взял и написал табличку для преступника. А последнее предложение написано столь корявым стилем, что понять его смысл невозможно.  «Первосвященники же Иудейские сказали Пилату: не пиши: Царь Иудейский, но что Он говорил: Я Царь Иудейский.  Пилат отвечал: что я написал, то написал». Судя по тексту, Пилат сам себя назвал царём Иудейским.

«Воины же, когда распяли Иисуса, взяли одежды Его и разделили на четыре части, каждому воину по части, и хитон; хитон же был не сшитый, а весь тканый сверху. Итак сказали друг другу: не станем раздирать его, а бросим о нем жребий, чей будет, — да сбудется реченное в Писании: разделили ризы Мои между собою и об одежде Моей бросали жребий. Так поступили воины». (Иоанн, 19:23,24)

Евреи никогда не носили хитонов. Это греческая одежда.

«Но, придя к Иисусу, как увидели Его уже умершим, не перебили у Него голеней,  но один из воинов копьем пронзил Ему ребра, и тотчас истекла кровь и вода.  И видевший засвидетельствовал, и истинно свидетельство его; он знает, что говорит истину, дабы вы поверили». (Иоанн, 19:32-35)

Свидетельство автора ложно. Кровь от удара копьём может потечь только из живого человека. У трупа кровь не течёт. Автор этого не знал.

«Пришел также и Никодим, — приходивший прежде к Иисусу ночью, — и принес состав из смирны и алоя, литр около ста.  Итак они взяли тело Иисуса и обвили его пеленами с благовониями, как обыкновенно погребают Иудеи». (Иоанн, 19:39,40)

Иудеи так не погребают. Так погребали греки. Сто литров смирны и алоэ для бедного бесноватого учителя? Не много ли чести? Сто литров – целое состояние. Да и сомнительно, что во всём Иерусалиме можно было бы столько достать даже при наличии денег.

Мне известна догма христиан о том, что, якобы, Иисус принёс себя в жертву своему отцу для искупления первородного греха Адама и Евы. Но ни в одном евангелии такого вывода не содержится. В христианских текстах речь идёт о странном и не вполне адекватном проповеднике, которого казнили за самозванство, и который, якобы, от этого не умер, а живым вознёсся на Небо, после чего никогда не появлялся, несмотря на собственное пророчество о скором втором пришествии. Его пророчество не сбылось, что говорит не только о самозванстве в сфере претензий на светскую власть, но и о самозванстве в плане прямого происхождения от Бога. Иисус умер безвозвратно, и это факт. Что же касается идеи искупительной жертвы, то она являет собой особо мерзкий вид богохульства. У евреев не принято приносить человеческие жертвы. А христианская идея состоит в том, что наш Господь собственными руками через группу людей – Иуду, Каиафу, Понтия Пилата, убил своего сына для удовлетворения каких-то личных страстей.  

Вывод очевиден: то, что для христиан вера, то для евреев глупый богохульный анекдот. Я даже не представляю, как вроде бы умные и образованные люди могли в такое поверить.

Выслушав ребе Йакова, Йездигерд после продолжительной паузы задал ему вопрос:

- Вы утверждаете, что христианство создали греки. Но мне доводилось слышать, что его всё-таки придумали евреи.

- Это заблуждение, - заверил шаханшаха ребе Йаков. – Давайте обратим внимание на факты: все евангелия написаны на греческом языке и в ряде мест не могут быть переведены на иврит или на арамейский. Переводчикам потребуется давать пространные комментарии для того, чтобы еврейские читатели смогли разобрать смысл написанного. С чего бы это вдруг евреи начали писать по-гречески, да ещё так, чтобы переводчики ломали головы над тем, как это перевести?

Имя «Иисус» взято из Септуагинты. Зачем еврейским авторам брать имена из неточных греческих переводов? Любой еврей знает, что такого имени, как Иисус, никогда не было, как и не было таких имён, как Иоанн, Мария,  Иосиф.

Греческие имена постоянно встречаются среди апостолов, фарисеев и других персонажей.

<<Назад   Вперёд>>