Клуб исторических детективов Игоря коломийцева
МЕНЮ
Игорь Коломийцев. В когтях Грифона
Игорь Коломийцев. Славяне: выход из тени
Игорь Коломийцев. Народ-невидимка. Обновленная версия
Игорь Коломийцев. Народ-невидимка

Игорь Коломийцев.   В когтях Грифона

Глава сорок третья. Законный наследник Баяна

– Холмс, а вам не кажется, что версия Алексея Комара не в ладах с элементарной логикой? Допустим, в середине VII века в степях Северного Причерноморья византийцы столкнулись с новой кочевой ордой, художественные вкусы которой им не известны. Тем не менее, греки очень хотят им угодить. Спрашивается, зачем ромеям обращаться за помощью к купцам из Средней Азии? Если перед ними были тюрки, как на том настаивает украинский археолог, то с этим племенем правители Константинополя были давно знакомы. С 568 года византийские посольства неоднократно отправлялись к верховным каганам данного народа, и, надо полагать, не с пустыми руками. Василевс Ираклий, как мы знаем, братался с правителем Западно-тюркского царства и пировал с ним за одним столом. Армия этой степной державы бок о бок с ромеями сражалась против персов. Неужели греки не знали, какие эти люди любят мечи и какие носят пояса? Хорошо. Предположим, византийцы захотели обновить свои знания о вкусах данных степняков. Но причём здесь согдийские купцы, если интересующие ромеев племена обитали на Днепре? Не проще ли заслать к ним греческих торговцев, или боспоритов, что жили в Крыму? Зачем правой пяткой чесать левое ухо? К чему использовать в качестве информаторов тех, кто живёт за тысячи километров в сторону от интересующего вас места? Согдиана расположена на полпути между Китаем и Константинополем, причём лежит она от византийской столицы строго на Восток, меж тем как Малая Перещепина скорее к Северу. С тем же успехом можно рассказывать про китайских купцов как посредников между греками и перещепинцами. Чем они в этом плане хуже согдианцев?

Основной маршрут Великого Шелкового пути с указанием всех значимых для повествования мест

Основной маршрут Великого Шелкового пути с указанием всех значимых для повествования мест

– Браво, Уотсон! Мне нравится ход ваших мыслей. Продолжайте, прошу вас.

– Теперь о том, что привезли грекам согдийские купцы, откликнувшиеся на соответствующую просьбу. Во-первых, меч. Но в том-то и дело, что во всей Средней Азии ничего подобного перещепинскому клинку археологи не находят. Отдалёнными прототипами такого типа оружия послужили северокитайские мечи. Отдельные элементы оформления попадаются у персов и жителей Согдианы. У нас вообще нет прямых доказательств того, что такие мечи когда-либо использовались тюрками. Украинский учёный тщится доказать сей факт, ссылаясь на фрески Афросиаба, древнего городища в районе нынешнего Самарканда, где вроде бы представлено подобное оружие. Но на стенах тамошнего дворца была запечатлена церемония приёма иноземных послов. Мы можем только догадываться, представители какого народа изображены там с похожими клинками. Сам же Комар вынужден назвать перещепинское изделие "китайско-тюрко-ирано-согдийским". Получается, что в ответ на просьбу византийцев разузнать о вкусах конкретного племени, а именно среднеазиатских тюрков, согдийские купцы привезли в Константинополь ворох мечей самых разных народов Евразии типа, разбирайтесь сами. После чего греческие умельцы, якобы, и придумали новый "восточный" стиль, который затем вошёл в моду у европейских степняков.

Фрески Афросиаба и прорисовка тамошних изображенийФрески Афросиаба и прорисовка тамошних изображений

Фрески Афросиаба (справа) и прорисовка тамошних изображений (слева)

– Простите, что перебиваю вас, Уотсон. Лишь одно маленькое уточнение. Каждый народ привыкает к определённому виду вооружений. Кому-то удобно носить меч вертикально, кому-то горизонтально. Одни любят длинную рукоять, другие – короткую, и так далее. Абсурдно само предположение, что мастера, живущие в больших каменных городах за тысячи километров от вольных северных просторов могли изобрести оружие, которое бы понравилось кочевникам. Максимум, что им было по силам отделать золотом уже готовый экземпляр степного меча. Конструкцию клинка придумывали те, кому с ним приходилось сражаться.

– Спасибо за помощь, Шерлок, но давайте двигаться дальше. Византийцы заказали купцам из Средней Азии образцы тюркского снаряжения. Пусть с оружием те оплошали, привезли россыпь разных мечей, но как быть с остальными вещами? Оказывается, с ними дело обстоит ещё веселей. Все степные народы Центральной Азии носили боевые пояса. Но у тюрков они были с круглыми бляхами. Совсем не похожие на перещепинские. Изредка в регионе встречались ремни в геральдическом стиле, но они тоже довольно далеки от того роскошного экземпляра, что был найден в дюнах у реки Ворсклы. Тогда Алексей Комар предположил, что согдийские купцы отчего-то привезли ромеям в качестве образца мартыновский пояс. Интересно, каким чудом они его отыскали в Центральной Азии? Главное – как могли обмануться греки? Ведь этот ремень им был хорошо знаком, они его часто видели на всадниках из войска Баяна. Детали с них археологи часто находят на территории Нижней Мезии, нынешней Северной Болгарии, да и в других балканских областях византийских владений. С чего вдруг ромеи вообразили, что западным тюркам будет приятно носить поясные наборы, имевшие хождение в Аварском каганате? Похожая история с коленчатыми ритонами. У западных тюрков они не встречаются в принципе. Их вообще не было в Средней Азии. Греки тоже не пользовались такими странными сосудами. Зато у аваров подобные "рогатые кубки" несомненно были в ходу. Спрашивается: зачем дарить тюркам то, что им явно чуждо?

Золотые украшения из каганского могильника в Кунбабони. Справа - коленчатый ритон

Золотые украшения из каганского могильника в Кунбабони. Справа - коленчатый ритон

– Превосходный анализ, доктор. Прошу вас – не останавливайтесь.

– Пару слов о конском снаряжении. Ничего похожего в тюркской зоне Алексей Комар обнаружить не смог, поэтому предположил, что за образец была взята персидская упряжь. Но если соответствующее задание давалось согдийским купцам, отчего они и тут сплоховали? Разве могли торговцы, водившие караваны по Великому шёлковому пути, перепутать тюрков с иранцами? И уж совсем нерадиво поступили эти караванщики с колчаном для стрел. Во всей Средней Азии они не смогли отыскать данный простейший предмет. Бедным греческим мастерам пришлось копировать аварский колчан, а ромейским посланникам краснеть перед тюрками за то, что дарят им снаряжение их смертельных врагов.

Золотая облицовка колчана из Малой Перещепины

Золотая облицовка колчана из Малой Перещепины

– Уотсон, вы знаете почему аварские колчаны имели расширение в верхней части, а тюрские, напротив, в нижней? Чтобы не мять оперение стрел. Тюрки помещали стрелы в колчан оперением вниз для того, чтобы видеть их остриё. Тогда воин мог на своё усмотрение выбрать стрелу с простым наконечником или с бронебойным, боевую или охотничью и так далее. У аваров, по всей вероятности, оперение стрел было цветным, оно показывало, для чего, собственно, предназначен снаряд. Поэтому они могли вынуть нужную стрелу, ориентируясь на оттенок оперения. Вот почему им годились колчаны иного типа.

– Получается, что аварский чехол принципиально не подходит для тюркских стрел?

– Совершенно верно. Как видите, Уотсон, версия о том, что византийцы при помощи согдийских купцов выработали некий стандартный набор подарков для любых северных кочевников, похоже, трещит по всем швам под напором здравого смысла. Начнём с того, что никакого общего стандарта у кочевников никогда не существовало. У разных племён символами власти выступали самые различные предметы. Конечно, у всех степняков были в ходу боевые пояса, но по конструкции и способам украшения они весьма отличались. Ни один уважающий себя степной владыка никогда бы не подпоясался наборным ремнём от чужаков, как бы красив он не был, а равно не повесил бы на себя иноземное оружие. Ведь тем самым он отрекался от родного племени. Это всё равно, что современному генералу спороть свои погоны и нацепить на себя знаки отличия другого государства. Предположим, что греки всё же, вопреки всему сказанному, решили изготовить и подарить кочевникам те уникальные атрибуты, с помощью которых степняки подчёркивали свой статус и отличие от соседей. Простой вопрос: зачем везти перещепинцам явно аварские ритон и колчан? Чтобы оскорбить своих потенциальных союзников? Напротив, аварам византийцы якобы презентовали перещепинские мечи и пояса, только не столь роскошные. С какой целью? Неужели, чтобы их унизить? Разве сложно было в константинопольской мастерской изготовить парадный экземпляр именно аварского оружия и поясного набора? Они по-любому были хорошо знакомы грекам. С точки зрения украинского археолога, греческие наборы для аварских вождей оказались даже более представительны, чем подарки перещепинским правителям, туда дополнительно вошли подражания местным сосудам и оригинальные ножи. Выходит, ромеи очень хотели угодить дунайским степнякам. Правда, возникает резонный вопрос – зачем византийцам вообще задабривать хозяев Карпатской котловины?

– Как зачем? Чтобы обеспечить мир на своих северных границах.

– Уотсон, давайте учитывать фактор быстротекущего времени. Авары в этот период были уже не те, что раньше. После 626 года – неудачной осады Константинополя – они ни разу не потревожили византийские владения. Им было не до этого. Кочевники погрязли во внутренних распрях. По нашим прикидкам, перещепинские сокровища были спрятаны в землю около 650 года. Могильники в Бочи и Кунбабони, где найдены "подарочные наборы" вроде бы греческой работы, обычно датируют периодом ещё более поздним – около 670 года. Спрашивается, зачем византийцам в данную эпоху лебезить перед аварами? Если судить по находкам лёгких солидов, с 637 года ромеи не платят дань дунайским кочевникам, переориентировавшись на союз с перещепинцами. С чего бы тогда им напрягаться – клепать мечи, пояса, ритоны, сбруи, ножи и даже кружки и кубки для тех, кто явно уже не опасен? Согласитесь, доктор, ситуация выглядит абсурдно: византийцы не возили богатых подарков аварам, когда эти степняки находились на вершине своего могущества. Когда те ослабли, тут же, якобы, примчались послы из Константинополя утешать неудачников специально для них изготовленными золотыми наборами. Не вижу в этом предположении ни капли здравого смысла.

– Вы хотите сказать, что греки не делали тех великолепных вещей, что им приписывают?

– Разумеется. Учёные упорно не верят, что в кочевых сообществах мог быть высокий уровень развития ремесла. Помнится, долгое время золотые изделия причерноморских скифов они относили на счёт мастеров, живших в греческих колониях. Каково же было удивление историков, когда они убедились в том, что это дело рук скифских умельцев. Схожая картина и с аварами. Когда в конце XVIII века в местечке Надь-Сент-Миклош на современной границе Венгрии и Румынии был обнаружен клад золотых сосудов, кому его только не приписывали: от гуннов до древних мадьяр. Позже выяснилось, что древности  возникли приблизительно в VII-VIII веках. Но историки всё равно отказывались признавать, что эти изящные тонкостенные сосуды созданы руками ювелиров Карпатской котловины. Понадобилось специальное исследование венгерского археолога Чанада Балинта (Csanad Balind), доказавшего единство технических приёмов, применявшихся  при изготовлении как данных изделий, так и при создании множества вещей из могил рядовых всадников Подунавья, дабы сломать застарелые стереотипы об уровне мастерства в Аварском каганате. Перещепинские сокровища тоже показались историкам слишком роскошными, чтобы признать их степное происхождение. Когда на рукояти тамошнего меча учёные заметили несколько греческих букв, они мёртвой хваткой вцепились в версию о том, что это оружие сделали в Константинополе. Хотя, с моей точки зрения, тому нет никаких доказательств.

Сосуд с изображением всадника на бородатом Грифоне из клада Надь-Сент-Миклош Сравнение способа обработки данного сосуда с техникой оформления наконечников аварских поясов

Слева: сосуд с изображением всадника на бородатом Грифоне из клада Надь-Сент-Миклош. Справа: сравнение способа обработки данного сосуда с техникой оформления наконечников аварских поясов

– Погодите, Холмс, но ведь специалисты убеждены, что найденные знаки – ничто иное, как подпись константинопольского ювелира – "маркёр византийского мастера", по выражению Комара.

– Уотсон, а разве на прочих предметах "подарочного набора" исследователи тоже обнаружили от руки процарапанные буквы?

– Нет, насколько мне известно.

– Тогда вдумайтесь, Уотсон: учёные мужи убеждают нас, что все эти изделия вышли из недр одной константинопольской мастерской, где по государственному заказу в едином стиле создавались подарки для разных кочевых правителей. Почему же тогда такого рода "маркировку" нанесли только на перещепинский экземпляр меча? На тех ценностях, что найдены в Бочи и Кунбабони, включая тамошнее холодное оружие, подобных отметин не было. Поймите, речь идёт о нескольких греческих буквах, процарапанных (!) чем-то острым на рукояти конкретного клинка. В любом случае, это не то стандартное клеймо, которым метилась продукция императорских ювелирных мастерских. Их наносили ещё в процессе изготовления изделия и там присутствовала монограмма имени византийского василевса, в правление которого трудились умельцы. Подобные императорские штампы обнаружены на пяти серебряных сосудах из Малой Перещепины. Имеются они и на чаше из Мартыновского клада. На знаменитом вознесенском орле – целых два клейма. Никому и в голову не приходит спорить по поводу того, где были изготовлены все эти вещи. Совсем иное дело знаки на рукояти меча. Ясно, что это не штамп, а чья-то самодеятельность, причём буквы царапали уже по готовому изделию. Теперь поставьте себя на место работника императорской мастерской. Очевидно, что над созданием перещепинского меча он трудился далеко не в одиночку. Как минимум, нужны были двое: кузнец и ювелир. Хотя, по всей вероятности, там работала целая бригада специалистов в течение многих месяцев. Вот, наконец, дивный экземпляр закончен. Ему нет цены. Глаза слепнут от подобной красоты. Послы повезут великолепный подарок за три-девять земель, чтобы с его помощью задобрить грозного варварского царя. И в последний момент вы достаёте нож или гвоздь и карябаете на шедевре свои инициалы. Так?

– Да уж, не слишком складно всё выходит...

– Вдобавок, по странному стечению обстоятельств, ваши, то есть византийского ювелира из государственной мастерской, инициалы почему-то оказались первыми буквами греческого алфавита. Может, вы не имя своё чёркали, Уотсон, а упражнялись в умении писать?

– Всё, Холмс, сдаюсь. Уже понял, что учёные действительно сморозили глупость.

– Погодите сдаваться, коллега, я не успел рассказать вам самое главное. Выковать такой меч в Константинополе просто не смогли бы – его узкий клинок указывает на дамасскую сталь, а её секретом греки не владели. Сделать же рукоять и ножны, не имея под рукой стальную заготовку, физически невозможно.

– Как же я мог забыть про узкие клинки!? Но тогда получается, что византийцы не изобретали новый вид холодного оружия. Максимум, что они могли сделать – это добыть готовый экземпляр степного меча и роскошно его оформить.

– Увы, это не спасает концепцию Алексея Комара. Вся она была построена на том, что у кочевников ранее не имелось подобных клинков, как и художественного стиля, в котором они отделаны. Если греки получили готовый меч, отчего бы им не украсить его в той же манере, что присуща данным кочевникам? Зачем изобретать некий новый тренд, ведь не факт, что он понравится получателям даров.

Меч из Малой Перещепины

Меч из Малой Перещепины

– Всё же меня смущают греческие буквы.

– Напрасно вы придаёте им серьёзное значение. Да будет вам известно, Уотсон, что греческая письменность широко распространилась внутри Аварского каганата. Впрочем, это и не удивительно – почти четверть населения данной степной державы были потомками тех, кто некогда звался ромеями. Вспомните, доктор, что так называемый "перстень Куврата" из того же тайника был помечен монограммой из эллинских букв. Никого этот факт не смущает, хотя зашифрованное имя явно имеет отношение к владельцу кольца, а не к мастеру, его изготовившему. Но это означает, что кочевая элита освоила письменность своих южных соседей. Надписи греческими буквами на неизвестном науке языке имеются и на сосудах Надь-Сент-Миклошского клада. В данном случае их никак не спишешь на константинопольских мастеров, поскольку сами фразы звучали по-варварски, их до сих пор не смогли убедительно перевести. Поэтому наивно рассматривать знаки на рукояти перещепинского меча в качестве доказательств его происхождения в византийской мастерской. В конце концов, греческих мастеров с избытком хватало и самом Каганате. Не говоря уже о том, что царапины могли быть метками владельца или, что более вероятно, неким оберегом. Но если мы отбросим за явной фантастичностью построения Комара о малоудачном посредничестве согдийских купцов и творческом порыве константинопольских ювелиров, то окажется, что спорные вещи из погребального тайника в Полтавской области не просто аварские, а уникальные, не встречающиеся более ни у одного другого народа планеты.

– Получается, что на берегах Ворсклы похоронен аварский каган?

– Не просто каган, а самый состоятельный из всех аварских правителей, чьи древности увидели свет божий. Из дюн Малой Перещепины извлекли двадцать пять килограмм золотых изделий, не считая серебра. Для сравнения в венгерском Кунбабоне, где тоже, видимо, упокоился степной император, предметы из золота потянули всего на три килограмма. Выводы, коллега, делайте сами. Хотелось бы внести только одну небольшую поправку – под Полтавой погребён не сам владыка, а лишь его богатства. Где могила данного властелина нам не известно. Алексей Комар считает, и с ним вполне можно согласиться, что тут применялся сложный ритуал, в рамках которого вождя похоронили в простой яме, без каких-либо ценностей, и при большом стечении народа. Разумеется, это делалось для того, чтобы у грабителей не возникло соблазна разорить погребение. Одновременно напутственные сокровища царя, сложенные в деревянный сундук, облицованный золотыми пластинами, верные слуги спрятали в надёжном месте. Возможно, изменили речное русло таким образом, чтобы тайник оказался на дне глубокой реки. Похожую картину мы наблюдаем и в венгерском местечке Кунбабони. Там тоже зыбучие пески, остатки деревянного ящика с золотыми пластинами, сопроводительные богатства и не найдено человеческих костей. Полагаю, если б перещепинское сокровище отыскали не на Украине, а в Карпатской котловине, ни один учёный никогда бы не усомнился в его аварском происхождении. Смутило исследователей как раз то обстоятельство, что могущественный каган оказался заброшен так далеко на Восток, в днепровское Левобережье.

– Вряд ли богатый царь переселился в эти места в одиночку. Мы знаем, что в Среднем Поднепровье известно немало памятников перещепинской культуры. Некоторые из них даже считаются могильниками высшей аристократии Вознесенка, Глодосы, Келегеи, Новые Санжары. Непонятно, почему при таком изобилии древностей учёные не сумели опознать в этих людях аваров?

– Дело в том, что здешние ритуалы уже слегка отличались от типично аварских. При раскопках памятников часто находят пятна золы и даже слои угля. Огонь постоянно использовался в погребальных церемониях, и хотя обугленные человеческие кости встречаются тут не часто, зато многие сопроводительные вещи перед тем, как попасть в землю, явно побывали в пламени. Зачастую здесь находят остатки сожжений лошадей или баранов.

– Кажется, у аваров ничего подобного не встречалось?

– Не совсем так. Послушайте, что пишет Алексей Комар по этому поводу: "Анатолий Амброз (советский археолог) обратил внимание на аварские параллели – отдельные комплекты обожжённых деталей конского снаряжения (удила, стремена, бляшки)... Отметим при этом, что достоверно аварские кремации до сих пор не известны, то есть вещи из аварских "тайничков" обожжены согласно особому ритуалу". Иначе говоря, какая-то часть населения Аварского каганата тоже применяла огонь в похоронных обрядах. Трудность для учёных заключалась в том, что схожие традиции существовали у многих степных обитателей. Например, у поздних гуннов, у ранних булгар Нижнего Подунавья, у некоторых жителей Хазарии, а также у тюркских народов Центральной Азии и Южной Сибири. Все эти кочевники почитали огонь как священную, очищающую стихию. Поэтому при желании памятники перещепинских аристократов можно было приписать любому из названных этносов: хоть булгарам, хоть тюркам, хоть хазарам. Правда, имелась у днепровской кочевой элиты VII века ещё одна необычная черта, которая роднила этих людей именно с аварами.

– О чём идёт речь?

– Как и в Карпатской котловине в здешних элитных могильниках часто попадались непарные стремена.

– Простите моё глубокое невежество, Холмс, но не могли бы вы пояснить, что это такое.

– Представьте, Уотсон: в одной могиле находят два железных стремени, которые по форме, тем не менее, различны. Первое, к примеру, похоже на перещепинские, второе – попроще, оно сделано из одного железного прута, выгнутого "восьмёркой". Такие непарные комплекты учёные часто находят у аваров. Историки подозревают, что разная конфигурация стремян помогала всадникам при джигитовке. В этом плане аристократия перещепинской культуры явно подражала дунайским степнякам. Интересно, что у рядовых воинов Северного Причерноморья – сивашовцев – стремян вообще не найдено. Зато их избыток обнаружился на территории Вознесенского комплекса.

Перещепинские стремена по А. Айбабину (крепление показано в фас и профиль)Раннеаварские стремена по А. Амброзу (восьмёркообразное и перещепинского типа)

Слева: перещепинские стремена по А. Айбабину (крепление показано в фас и профиль). Справа: раннеаварские стремена по А. Амброзу (восьмёркообразное и перещепинского типа)

– Того самого, что считается могилой Аспаруха?

– Менее всего этот памятник похож на некрополь. В сущности речь идёт о площадке, расположенной на возвышенности рядом с удобной переправой через Днепр и обнесённой двумя рядами невысоких стен из камня и глины. На данной территории обнаружено пятно от костра, пережжённые конские кости, и две ямы, в которых лежали 61 стремя, около 40 удил, 139 пряжек, 7 стрел и тому подобное. На дне малой ямы находились вещи из серебра и золота, в том числе знаменитые фигурки орла и льва, и её пронзили три торчащих палаша. Разве всё обнаруженное напоминает могильник?

– Нисколько.

– Некоторые историки заподозрили в этом памятнике тюркский поминальный храм – курук. Но ряд исследователей указывает и на более близкие аналогии. Послушайте, к примеру, что пишет болгарский археолог Николай Хрисимов: "Вознесенский комплекс – мемориальный памятник, построенный, судя по всему, по широко распространённой в эпоху раннего Средневековья в Восточной Европе концентрической схеме и связанный с солярными культами, которые практиковались болгарами и аланами. Здесь этот культ представлен в разновидности, сочетающей жертвоприношение коня с культом огня. Комплекс сооружался, вероятно, в память некого владетеля или, что также допустимо, в память погибших в важном сражении воинов. Хронологически сооружение комплекса следует отнести к первой половине VII века, а точнее – к 20-30 годам VII столетия. На базе этой датировки, связывая построение комплекса с известными историческими событиями, возможно допустить, что комплекс имеет отношение к вытеснению авар на Запад южнорусских степей владетелем булгар Кубратом в 30-х годах VII века". Обратите внимание, Уотсон, болгарский учёный датирует памятник первой половиной столетия. Следовательно, он никак не может быть могилой Аспаруха, который во главе своего народа явился на Нижний Дунай в 679-680 годах, а погиб, предположительно, к концу века. Хрисимов считает Вознесенку похожей на северокавказский памятник Мокрая Балка, расположенный в районе Минеральных Вод, и на так называемые "капища" ранних булгар. На Нижнем Дунае найдено около десяти подобных комплексов.

<<Назад   Вперед>>