Клуб исторических детективов Игоря коломийцева
МЕНЮ
Игорь Коломийцев. В когтях Грифона
Игорь Коломийцев. Славяне: выход из тени
Игорь Коломийцев. Народ-невидимка. Обновленная версия
Игорь Коломийцев. Народ-невидимка

Игорь Коломийцев.   В когтях Грифона

Глава тридцать четвертая. Элита и секреты мастеров (продолжение)

Послушать славистов, их предки жили везде и были лучшими в Европе умельцами. И крепости они, дескать, сооружают, и геральдические пояса мастерят, и аварские сабли отливают. Не понятно только, отчего эти люди не проявляли свои невероятные таланты, проживая в Скифии, когда беглые кочевники ещё не объявились в здешних краях.

Действительно, те историки, которые полагают обитателей северо-западного угла "исключительно славянами", загнали себя в сложное положение. Ведь им надо как-то объяснить, отчего в данной зоне обнаруживается такое изобилие аварских вещей и гончарной посуды, а также кельто-романских обрядов, не говоря уже о традициях строительства оборонительных сооружений, имеющих глубокие корни в окрестностях римского Лимеса, но не виданных ранее в Восточной Европе. Сергей Алексеев пытается выкрутиться следующим образом: "Северные славяне восприняли от новых соседей гончарный круг. В славянской среде к северу от Дуная на смену лепной пражско-корчакской приходит новая гончарная керамика так называемого дунайского типа. Родившись в центральных областях каганата, у славян она восприняла многие черты местной посуды. Керамику украшали простейшим, но богатым орнаментом – волнистым или линейным. Уже скоро, в считанные годы, гончарство (как и другие черты аваро-славянской культуры) выходит за пределы каганата и распространяется среди его врагов. Культурное взаимодействие славян по обе стороны аварской границы не прерывалось. К тому же из аварской Паннонии бежали на свободный еще север как славяне, так и создавшие дунайскую керамику романские гончары. Появляются в славянской среде и погребения по обряду трупоположения здесь как раз под воздействием самих завоевателей, а не только покоренных ими народов. Славяне хоронили умерших на одних кладбищах с аварами. Славянские могилы отличаются западной или юго-западной ориентировкой погребенных и сравнительно небогатым инвентарем (посуда, отдельные украшения). В некоторых из них, как и у авар, – романское влияние, – находят остатки деревянных гробов или обкладки захоронений досками".

Простите меня, Холмс, но я опять почти ничего не понял из того, что излагает российский историк. Мне его мысли показались слегка сумбурными.

Не мудрено. Ведь они такими и являются. Впрочем, давайте разложим всё по полочкам. Начнём с похоронных обрядов. Значительная часть людей, похороненных на кладбищах северо-западного сектора, покоились в деревянных сооружения по типу гробов. Алексеев согласен с тем, что это "романское влияние", то есть обычай жителей римских крепостей по южному берегу Дуная. Логичным было бы предположить, что земли к Северу от Дуная были заселены теми, кто раньше жил по другую сторону великой реки, в Верхней Паннонии. Во-первых, это рядом. Во-вторых, эти люди принесли с собой ещё и собственную керамику, посуду дунайского типа. Казалось бы, какие тут могут быть сомнения? Но признание массовой миграции с Юга, из той зоны, что некогда являлась частью Римской империи, идёт вразрез с идей о славянах, как выходцах с Востока Европы. Тогда учёные начинают подгонять фактуру под свою концепцию. Как это делается? Весьма просто. Найдены здесь кремации? Найдены. Правда, в ничтожно малом количестве. На большинстве кладбищ менее процента от всех захоронений. А пражская керамика тут встречается? Встречается. Хотя её тоже немного. Не говоря уже о том, что такого рода простые горшки попадаются почти повсюду. Слависты берут два этих едва заметных следа и начинают выдавать их за свидетельства массовой миграции сюда населения с Западной Украины. Но это только полдела. Надо ещё спрятать или замаскировать те отметины, что ведут на Юг. Как объяснить тот факт, что здешние обыватели покоились в деревянных гробах? Очень просто. На здешних кладбищах рядом со "славянами" хоронили "аваров", то бишь всадников с лошадьми? Хоронили. Часть из них лежало в деревянных конструкциях или срубах? Лежало. Значит, это влияние пришлых кочевников, которые сами подсмотрели данный обычай у "романцев". Вот почему Сергей Алексеев формулирует столь замысловато: "Появляются в славянской среде и погребения по обряду трупоположения здесь как раз под воздействием самих завоевателей, а не только покоренных ими народов". Как видите, доктор, схема предлагается следующая: местные славяне заимствовали похоронный обряд у аварских всадников, которые в свою очередь переняли его у бывших римлян. За скобками остаётся целый ряд вопросов. Зачем господам-аварам, прибывшим, надо полагать, из Потисья, брать некие элементы погребальной традиции у паннонцев, если они никогда тех в глаза не видели? С чего вдруг славяне, испытывавшие, как уверяют учёные, по отношению к своим угнетателям одни лишь негативные эмоции, должны подражать хозяевам в таком сугубо личном деле, как похоронная церемония? Неужели их кто-то принуждал отказаться от обычая отцов? Если так, то почему на коренной территории Каганата подчас находят женские могилы с сожжениями, отчего тех "славянок" никто ни к чему не склонял? Да и в данных местах, как свидетельствует Гимбутас, к середине VII столетия появляется некое количество кремационных могил. Что за нелепица? Почему одних "славян" подлые "авары" вынуждали отказаться от привычных ритуалов, а других нет? Главный вопрос: почему кладбища к Северу от Дуная как две капли воды похожи на некрополи к Югу от этой реки, если в Паннонии должны были обитать потомки римлян и германцев, а в Моравии и Словакии, по версии славистов, жили "исключительно славяне"?

Теперь, наконец, я понял, для чего понадобилась вся эта странная схема. Российский историк категорически не желает здесь видеть паннонцев. Чтобы исключить их присутствие он придумал такой сложный способ передачи погребального обряда через степняков.

Между тем, вопрос о том, откуда взялись деревянные гробы у самих аваров, не так однозначен, как полагают некоторые. Дело в том, что подобные конструкции встречались у многих кочевых народов: у хунну и сяньбийцев на Востоке Великой Степи, у гуннов на её Западе. Кстати, не следует думать, что могилы с лошадьми появились в Европе только благодаря аварам. Ничего подобного. Начиная с гуннской эпохи у многих германских племён в центральной части нашего континента в области жительства восточных франков, тюрингов, саксов и лангобардов знатных воинов начинают хоронить вместе с их верными скакунами. Поэтому на территории Лангобардии могилы всадников с лошадьми, очень похожие на аварские, встречаются ещё с V века. Хотя, конечно, с приходом второй волны кочевников их стало намного больше. Иначе говоря, если вы возьмёте в той же Моравии кладбище лангобардского времени, то по обустройству захоронений вы ни за что не отличите его от некрополя аварского периода. Могилы тут практически такие же.

Насколько я понимаю, население здесь тоже не слишком поменялось. Хотя слависты и пытаются изобразить, что на смену аборигенам пришло два потока мигрантов: один из Центральной Азии, другой из-за Карпат.

Разделавшись кое-как с могильным вопросом, слависты берутся за керамику. Как объяснить несхожесть местной посуды с той, что мы видим в праго-корчакской зоне? Сергей Алексеев использует ловкую формулу: "на смену лепной пражско-корчакской приходит новая гончарная керамика так называемого дунайского типа. Родившись в центральных областях каганата, у славян она восприняла многие черты местной посуды". Иначе говоря, историк отдаёт себе в отчёт, что данная традиция возникла в римских городах на южном берегу Среднего Дуная. Он понимает, что ремесло само по себе по планете не ходит. Следовательно, ему надо искать тех, кто мог обучить "славян" данному искусству. Такие люди немедленно находятся. Учёный настаивает: "из аварской Паннонии бежали на свободный еще север как славяне, так и создавшие дунайскую керамику романские гончары". Обратите внимание, Уотсон, какую захватывающую и драматическую версию предлагает нам данный историк. Голливуд со своими сценариями просто отдыхает. Если верить Алексееву, дело было так. В Европу пришли авары. К Востоку от Карпат они обнаружили уже сложившиеся славянские племена. Часть этих людей кочевники покорили и перегнали вместе с собой в Паннонию. Остальные славяне, дабы остаться независимыми от пришельцев, бежали на Запад по северным склонам Карпатских гор. В результате эти свободолюбивые люди поселились в Богемии и её окрестностях. Но и те их сородичи, что были уведены в неволю подлыми захватчиками, не сидели, сложа руки. На территории Каганата они усиленными темпами обучались ремеслу у бывших римских подданных. Затем, когда пробил их час, бежали на Север к сородичам, неся уже новые технологии. Заодно беглецы прихватили с собой некоторое количество "романских гончаров", вероятно, соблазнив последних рассказами о вольной жизни. Как уверяет нас российский историк: "в считанные годы, гончарство (как и другие черты аваро-славянской культуры) выходит за пределы каганата и распространяется среди его врагов. Культурное взаимодействие славян по обе стороны аварской границы не прерывалось". Как вам, доктор, подобный сценарий?

Надо полагать, кузнецов, ювелиров и каменщиков эти дальновидные беглецы тоже с собой прихватили? Ведь на "свободном Севере", то есть в зоне, находящейся вроде бы за пределами Каганата, вскоре начинается активное строительство крепостей, там же находят аварские сабли, геральдические пояса и прочие ценные вещи.

Уотсон, как вы могли забыть?! Это же "славянские мастера изготавливали для авар ремесленные изделия – в том числе оружие и детали высоко ценившихся кочевой (и славянской) знатью поясных наборов. Привезенные с востока образцы становились импульсом для дальнейшего развития славянского ремесла". Вероятно, Алексеев просто не решился отправить на "свободный Север" такую огромную толпу аборигенов Паннонии, ограничившись лишь "романскими гончарами". Но вот, что странно, коллега. В Моравии, в Словакии и в Нижней Австрии наряду с гончарной посудой имеется множество лепных горшков, тех же пропорций и украшенных сходным образом. Их тоже относят к дунайской традиции. Интересно, кто в таком случае изготавливал такую посуду? Неужели "романские гончары" в промежутках между работой на гончарном круге? Зачем, если при помощи этого приспособления горшки вытачиваются быстрее и лучшего качества? Ежели их лепили беглые из Паннонии "славяне", то отчего они предпочли чужие традиции родной пражской форме? Но самая большая загадка данной версии кто и когда успел обучить беглецов стольким видам ремесла. Помниться, до появления аваров на Востоке Европы эти люди выплавляли металл самого низкого качества, фактически сырец. Не прославились они в качестве ювелиров и кузнецов, поскольку украшений в их землях не было совсем, а железные изделия встречались лишь самые простые. Не строили они и крепостей. Авары, напротив, предстают народом весьма умелым. Их мастера, по всей видимости, знали секреты дамасской стали, причём берегли их настолько бережно, что византийцы так и не сумели вооружить своё войско саблями. Золотые побрякушки кочевников, их боевые наборные пояса и металлическая посуда оказались столь изысканы и великолепны, что многие историки до сих пор не могут поверить в то, что их создавали сами степняки, а не греки или персы.

Остаётся только позавидовать поразительной смекалке попавших в аварский плен славян! Это ж надо так быстро всё освоить: пришли с территории Украины голыми и босыми, с одними лепными горшками в руках, но в Аварском каганате у них, надо полагать, оказалось бездна свободного времени, вот они и стали приглядывать за степными мастерами и ремесленниками Паннонии. Какие молодцы, сходу переняли технику градостроительства! Ни зодчих им не понадобилось, ни профессионалов-камнетёсов, ни плотников, крепости научились строить буквально вприглядку. Тоже самое с гончарным кругом, который славяне, якобы, "восприняли от новых соседей". Видимо, тоже подсмотрели за мастерами. И уж, конечно, грех им было не подглядеть за аварскими кузнецами и ювелирами. Как не выведать секреты дамасской стали и прочих передовых технологий?! Лишь разведав всё, что хотели тут же подались на "свободный Север". По пути для верности прихватив из Паннонии "романских гончаров". Хотя, непонятно, зачем им было так суетиться, ведь по словам Сергея Алексеева, "культурное взаимодействие славян по обе стороны аварской границы не прерывалось" и в последующем, а, значит, тайны мастеров и далее спокойно просачивались сквозь дырявые рубежи степной Империи к её злейшим врагам из царства Само.

<<Назад   Вперёд>>