Клуб исторических детективов Игоря коломийцева
МЕНЮ
Игорь Коломийцев. В когтях Грифона
Игорь Коломийцев. Славяне: выход из тени
Игорь Коломийцев. Народ-невидимка. Обновленная версия
Игорь Коломийцев. Народ-невидимка

ПЕРОЗ И ГУРАНДОХТ. Книга 1. Горький вкус победы

Глава седьмая (продолжение I)

Кто пришёл к гробу Иисуса?

По Иоанну - одна Мария Магдалина.  «В первый же день недели Мария Магдалина приходит ко гробу рано, когда было еще темно, и видит, что камень отвален от гроба». (Иоанн, 20:1)

По Матфею - Мария Магдалина и с ней ещё одна Мария. « По прошествии же субботы, на рассвете первого дня недели, пришла Мария Магдалина и другая Мария посмотреть гроб». (Матфей, 28:1)

Согласно Марку - Мария Магдалина, Мария Иаковлева и Саломия.  «По прошествии субботы Мария Магдалина и Мария Иаковлева и Саломия купили ароматы, чтобы идти помазать Его. И весьма рано, в первый день недели, приходят ко гробу, при восходе солнца» (Марк, 16:1,2) 

По Луке - 3 женщины и ещё какие-то люди. «То были Магдалина Мария, и Иоанна, и Мария, мать Иакова, и другие с ними, которые сказали о сем Апостолам».  (Лука, 24:10)

Какую картину они увидели?

Матфей: «И вот, сделалось великое землетрясение, ибо Ангел Господень, сошедший с небес, приступив, отвалил камень от двери гроба и сидел на нем; вид его был, как молния, и одежда его бела, как снег» (Матфей, 28:2,3)

Марк:  «И, взглянув, видят, что камень отвален; а он был весьма велик.  И, войдя во гроб, увидели юношу, сидящего на правой стороне, облеченного в белую одежду; и ужаснулись». (Марк, 16:4,5)

То есть, один евангелист описывает землетрясение, второй об этом ничего не говорит. У Матфея ангел отваливает камень при женщинах, а у Марка он  отвален до их прихода.

Лука: «Нашли камень отваленным от гроба. И, войдя, не нашли тела Господа Иисуса.  Когда же недоумевали они о сем, вдруг предстали перед ними два мужа в одеждах блистающих».  (Лука, 24:2-4) То есть, уже не один юноша-ангел предстал перед ними, а два мужа в одеждах блистающих.

Иоанн. Мария Магдалина пришла одна, увидела отваленный камень, но не увидела никаких ангелов. (Иоанн, 20:1,2) Она обнаружила их позже. «Итак, бежит и приходит к Симону Петру и к другому ученику, которого любил Иисус, и говорит им: унесли Господа из гроба, и не знаем, где положили Его. Тотчас вышел Петр и другой ученик, и пошли ко гробу.  Они побежали оба вместе; но другой ученик бежал скорее Петра, и пришел ко гробу первый. И, наклонившись, увидел лежащие пелены; но не вошел во гроб. Вслед за ним приходит Симон Петр, и входит во гроб, и видит одни пелены лежащие, и плат, который был на главе Его, не с пеленами лежащий, но особо свитый на другом месте. Тогда вошел и другой ученик, прежде пришедший ко гробу, и увидел, и уверовал. Ибо они еще не знали из Писания, что Ему надлежало воскреснуть из мертвых. Итак ученики опять возвратились к себе. А Мария стояла у гроба и плакала. И, когда плакала, наклонилась во гроб, и видит двух Ангелов, в белом одеянии сидящих, одного у главы и другого у ног, где лежало тело Иисуса». (Иоанн, 20:2-12) 

Когда жёны-мироносицы купили ароматы для помазания тела Иисуса?

Марк. «По прошествии субботы Мария Магдалина и Мария Иаковлева и Соломия купили ароматы, чтобы идти — помазать его». (Марк, 14:1)

Лука. Судя по тексту – в пятницу. «День тот был пятница, и наступала суббота. Последовали также и женщины, пришедшие с Иисусом из Галилеи, и смотрели гроб, и как полагалось тело Его;  возвратившись же, приготовили благовония и масти; и в субботу остались в покое по заповеди». (Лука, 23:54-56)

По Марку ароматы и благовония для помазания были куплены, а по Луке – самостоятельно приготовлены. 

По Иоанну женщины вообще не помазывали Иисуса и даже не собирались этого делать. Сие действо произвёл Никодим.  «Пришел также и Никодим, — приходивший прежде к Иисусу ночью, — и принес состав из смирны и алоя, литр около ста. Итак они взяли тело Иисуса и обвили его пеленами с благовониями, как обыкновенно погребают Иудеи». (Иоанн, 19:39,40).

Сам Иоанн, видимо, не пробовал в кого-нибудь втереть сто литров мазей, как это, по его словам, сделал Никодим, иначе бы он вряд ли такое написал. Полагаю, что такого количества погребальных жидкостей хватило бы на стадо слонов. Также любопытно, где Никодим достал столько смирны с алоэ и какую сумму ему пришлось за это отвалить?

По Матфею Иисуса вообще никто помазывать не собирался, а Иосиф обвил его тело чистой плащаницей.  «И, взяв тело, Иосиф обвил его чистою плащаницею» (Матфей, 27:59) 

Что сделали женщины после посещения гроба?

Матфей. Обе Марии побежали к апостолам, встретив по дороге Иисуса.   «И, выйдя поспешно из гроба, они со страхом и радостью великою побежали возвестить ученикам Его. Когда же шли они возвестить ученикам Его, и се Иисус встретил их и сказал: радуйтесь! И они, приступив, ухватились за ноги Его и поклонились Ему». (Матфей, 28:8,9)

Марк. Несмотря на повеление ангела сообщить обо всём апостолам и Петру, обе Марии просто убежали и никому ничего не сказали.  «Но идите, скажите ученикам Его и Петру, что Он предваряет вас в Галилее; там Его увидите, как Он сказал вам. И, выйдя, побежали от гроба; их объял трепет и ужас, и никому ничего не сказали, потому что боялись». (Марк, 16:7,8)

Лука. Женщины обо всём рассказали апостолам. «И, возвратившись от гроба, возвестили всё это одиннадцати и всем прочим.  То были Магдалина Мария, и Иоанна, и Мария, мать Иакова, и другие с ними, которые сказали о сем Апостолам». (Лука, 24:9-10)

Иоанн. Сначала Мария Магдалина побежала к Симону Петру и ещё к одному апостолу, а после вернулась и поговорила с Иисусом. (Иоанн, 20:2-17)

С кем впервые заговорил Иисус после своего воскрешения?

По Марку и Иоанну – с одной Марией Магдалиной.

Правда, у Марка и Иоанна произошло это при разных обстоятельствах. «Воскреснув рано в первый день недели, Иисус явился сперва Марии Магдалине, из которой изгнал семь бесов». (Марк, 16:9)

Судя по тексту, Иисус сам явился Марии Магдалине. А у Иоанна Мария Магдалина сама возвращается к гробу Иисуса, где и говорит с ним.  

Сцена у гроба по описанию Иоанна до такой степени путанная, что сложно делать какие-либо выводы.   «А Мария стояла у гроба и плакала. И, когда плакала, наклонилась во гроб,  и видит двух Ангелов, в белом одеянии сидящих, одного у главы и другого у ног, где лежало тело Иисуса.  И они говорят ей: жена! что ты плачешь? Говорит им: унесли Господа моего, и не знаю, где положили Его.  Сказав сие, обратилась назад и увидела Иисуса стоящего; но не узнала, что это Иисус. Иисус говорит ей: жена! что ты плачешь? кого ищешь? Она, думая, что это садовник, говорит Ему: господин! если ты вынес Его, скажи мне, где ты положил Его, и я возьму Его.  Иисус говорит ей: Мария! Она, обратившись, говорит Ему: Раввуни! — что значит: Учитель!  Иисус говорит ей: не прикасайся ко Мне, ибо Я еще не восшел к Отцу Моему; а иди к братьям Моим и скажи им: восхожу к Отцу Моему и Отцу вашему, и к Богу Моему и Богу вашему. Мария Магдалина идет и возвещает ученикам, что видела Господа и что Он это сказал ей». (Иоанн, 20:11-18) Мария Иисуса не опознала и, как повествует евангелист, подумала, что это садовник. Однако апостолам сказала, что видела именно Иисуса, а не кого-то другого. При этом Иисус повелел ей идти к братьям, а она пошла к ученикам. Из текста никак не следует, что братья и ученики – это одни и те же лица. В евангелиях описаны как братья Иисуса, с которыми он отказывался общаться, так и ученики – апостолы. 

Получается одно из двух: либо Мария солгала апостолам, что видела Иисуса (она ведь его не опознала, и нет никаких указаний на то, что потом осознала свою ошибку), либо у евангелиста полностью отсутствует логика. Второе для меня очевидно. Выдумывая натянутый сюжет, автор пренебрёг простейшими правилами причин и следствий.

А вот что он написал в самом конце: «Сей ученик и свидетельствует о сем, и написал сие; и знаем, что истинно свидетельство его». (Иоанн, 21:24). Эта фраза вообще находится за гранью моего понимания. В начале предложения он пишет, что сам свидетельствует о сём, а потом добавляет:  «Мы знаем, что истинно свидетельство его». «Мы» - это кто? Если это писал один человек, то кого он имел ввиду под словом «мы»? А если это сочиняли несколько человек, то почему они написали: «Сей ученик и свидетельствует о сем»?  

По Луке,  Иисус сперва встретился с двумя учениками по дороге в Эммаус. (Лука, 24:13-36)

По Матфею – с двумя Мариями. (Матфей, 28:9,10)

Разобраться во всей этой каше – дело непосильное.

Скольким своим апостолам впервые явился Иисус?

У Матфея на сей счёт указаний нет. По Марку и Луке – к одиннадцати (Иуда был уже мёртв). А по Иоанну – к десяти (отсутствовал Фома).    

С какого места Иисус вознёсся на небо?

У Матфея прямо ничего не говорится о вознесении, но, судя по тексту, это произошло на горе в Галилее.  «Одиннадцать же учеников пошли в Галилею, на гору, куда повелел им Иисус,  и, увидев Его, поклонились Ему, а иные усомнились.  И, приблизившись, Иисус сказал им: дана Мне всякая власть на небе и на земле.  Итак, идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святого Духа, уча их соблюдать всё, что Я повелел вам; и се, Я с вами во все дни до скончания века. Аминь». На этом евангелие от Матфея заканчивается. Вознёсся Иисус или нет – догадывайтесь сами.

У Марка прямо говорится, что он вознёсся:   «И так Господь, после бесед с ними, вознесся на небо и воссел одесную Бога». (Марк, 16:19). И опять-таки это было в Галилее (правда, при других обстоятельствах, нежели у Матфея). «Но идите, скажите ученикам Его и Петру, что Он предваряет вас в Галилее; там Его увидите, как Он сказал вам». (Марк, 16:7). Однако вся 16-я глава в евангелии от Марка – это поздняя вставка. В ранних вариантах этой книги её нет.

По Луке это произошло в Вифании – пригороде Иерусалима.  «И вывел их вон из города до Вифании и, подняв руки Свои, благословил их.  И, когда благословлял их, стал отдаляться от них и возноситься на небо». (Лука, 24:50-51).

У Иоанна нет указания на конкретное место вознесения и нет самого описания того, как это произошло.

Когда после своего воскрешения Иисус вознёсся на Небо?

Время вознесения Иисуса на небо также прояснить нельзя.

У Иоанна, как я уже говорила, никаких ясных данных на сей счёт нет. Но с апостолами он ещё долго встречался.

По Луке вознесение произошло то ли в день воскрешения, то ли в течение трёх дней. (Лука, глава 24). Точных указаний нет, а богословы толкуют по-разному.

Марк и Матфей не дают никаких указаний относительно времени вознесения. А в деяниях апостолов утверждается, что он ещё 40 дней являлся к апостолам (Деяния, 1:3).  

Что повелел Иисус апостолам?

Матфей.   «Итак идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святого Духа, уча их соблюдать всё, что Я повелел вам; и се, Я с вами во все дни до скончания века. Аминь».(Матфей, 28:19,20)

Марк. «И сказал им: идите по всему миру и проповедуйте Евангелие всей твари. Кто будет веровать и креститься, спасен будет; а кто не будет веровать, осужден будет». (Марк, 16:15,16) Вообще-то Иисус не мог такого заповедовать ни на иврите, ни на арамейском. Проповедование евангелия «всей твари» звучало бы смешнее всякого анекдота. Согласно Марку получалось, что Господь Иисус предписал проповедовать евангелие не только людям, но и животным: котам, коровам, баранам, лягушкам, рыбам, ящерицам, червям, комарам и мухам. Да как можно было проповедовать евангелие, которое в то время ещё не было написано? Марк не был лично знаком с Иисусом. Евангелие он написал несколькими десятилетиями позже описываемых событий. Как проповедовать то, что ещё не создано???

Те, кто делал эту вставку в первоначальный текст, похоже, были обделены умом.

У Луки последние наставления Иисуса описаны иначе.  «И сказал им: так написано, и так надлежало пострадать Христу, и воскреснуть из мертвых в третий день,  и проповедану быть во имя Его покаянию и прощению грехов во всех народах, начиная с Иерусалима.  Вы же свидетели сему.  И Я пошлю обетование Отца Моего на вас; вы же оставайтесь в городе Иерусалиме, доколе не облечетесь силою свыше». (Лука, 24:46-49)

У Иоанна такого наставления нет. Иисус долго выяснял, любит ли его Пётр, и, выяснив, что любит, повелел ему пасти его овец. (Иоанн, 21:17) По этому поводу богословы пояснили мне, что под овцами Иисус подразумевал людей. Видимо, своих прихожан они воспринимают не иначе, как баранов.

- Правильно воспринимают, - шутя, заметил Йездигерд. – Кто ещё, кроме баранов, примет всё это за истину?

- А ещё приведу наглядный пример того, как заврался автор «Деяний апостолов». Вот как в двух разных местах этого скучнейшего произведения описывается обращение Иисуса к Павлу.

«Он в трепете и ужасе сказал: Господи! что повелишь мне делать? и Господь сказал ему: встань и иди в город; и сказано будет тебе, что тебе надобно делать. Люди же, шедшие с ним, стояли в оцепенении, слыша голос, а никого не видя». (Деяния, 9:6,7)

А в другом месте: «Я отвечал: кто Ты, Господи? Он сказал мне: Я Иисус Назорей, Которого ты гонишь. Бывшие же со мною свет видели, и пришли в страх; но голоса Говорившего мне не слыхали». (Деяния, 22:8,9)

То есть, сначала утверждается, что голос слышали, но никого не видели, а потом говорится, что всё было наоборот: свет видели, но голоса не слышали.   

Общие же выводы таковы: принимая версию одного автора, неизбежно приходится отвергать версии всех остальных почти по всем эпизодам. По законам логики истинным может оказаться либо одно евангелие целиком, либо каждое из них верно только в части, либо все полностью ложны. При этом все авторы противоречат, в том числе, и сами себе.

Для меня очевидно, что евангелия полностью недостоверны и не могут восприниматься в качестве описания реальных событий.

- У вас всё? – поинтересовался Йездигерд.

- Нет, - покачала головой Оксана. – Специально для членов армянской делегации я приготовила ещё один сюрприз. Присутствовавшие на соборе в Никее церковные иерархи вообще не признали Иисуса Христа богом.

- Как это так? – вскочив с места, возмутился, с места Вардан Мамиконян.

Секретарь шаханшаха строго посмотрел на армянского спарапета, и дал понять, что он должен сесть и не вмешиваться в речь переводчицы.

- Никейский символ веры особо почитаем христианами, продолжила Оксана. - Его текст составлен на греческом языке и, согласно тексту, если переводить его точно, учитывая особенности греческого языка, то получается, что Единым Богом, признаётся только Бог-отец. Он и только Он. Читаем отрывок из самого начала текста: «Верую в единого Бога Отца – Вседержителя. И в единого Господина нашего – Иисуса Христа – Сына Божьего». Бог-отец назван словом «Theoc», что значит «Бог», а к Иисусу Христу было применено слово «Kirie», что означает «Господин». Разницу улавливаете? Да, Иисуса признали сыном божьим, но богом не назвали. Бог и сын божий – всё-таки не одно и то же.

После этого переводчица передала Вардану Мамиконяну копию Никейского символа на греческом языке и предложила, обратившись к услугам любого другого знатока греческого языка проверить истинность её слов.

(Примечание. Изначально символ веры был написан сплошным текстом без разделения на абзацы. Такое разделение (на 12 абзацев) случилось только в VII веке. На Халкидонском соборе в 451-ом году Никейский символ веры подвергся значительному редактированию, что вызвало бесчисленное множество скандалов и жесточайших протестов в церковной среде. У армянских священнослужителей такое редактирование вызвало бурю возмущений. Даже спустя десятилетия после проведения Халкидонского собора армянские епископы и католикосы слали в Константинополь трактаты о неправедности принятых на нём решений, в том числе по Никейскому символу. В настоящее время за Никейский символ веры в христианском мире фактически выдаётся Халкидонский символ веры)

После этого в зал вошли приглашённые раввины. Писец представил их:

- Ребе Ильягу, ребе Арон, ребе Шломо и ребе Йаков.

Раввинам за месяц до совещания дали христианские книги и попросили оценить достоверность описываемых в них событий.

Первым взял слово ребе Ильягу. Он сделал краткий анализ евангелия от Марка и дал свои комментарии, ссылаясь на конкретные цитаты.  

«Явился Иоанн, крестя в пустыне и проповедуя крещение покаяния для прощения грехов. И выходили к нему вся страна Иудейская и Иерусалимляне, и крестились от него все в реке Иордане, исповедуя грехи свои. Иоанн же носил одежду из верблюжьего волоса и пояс кожаный на чреслах своих, и ел акриды и дикий мед. И проповедовал, говоря: идет за мною Сильнейший меня, у Которого я недостоин, наклонившись, развязать ремень обуви Его;  я крестил вас водою, а Он будет крестить вас Духом Святым». (Марк, 1:4-8)

У евреев нет имени Иоанн. Есть имя Йоханан. Но автор евангелия - грек, с евреями, судя по всему, знаком не был, имя взял из Септуагинты, и, не ведая о неточности перевода, придумал еврейского проповедника с нееврейским именем. Если бы, как сказано в тексте, «вся страна Иудейская и Иерусалимляне» действительно к нему приходили, то непременно засыпали бы его вопросами о происхождении столь странного имени. Для еврея назвать ребёнка нееврейским именем – это нарушение закона, и к учителю, происходящему из семьи, в которой не уважают обычаи, никто бы не пошёл.

Обряд крещения евреям также неизвестен. Это христианский обычай, и возник он намного позже описываемого времени. Собственно говоря, крещение – это приобщение человека к христианской вере. Но если Иоанн был предтечей Иисуса, то кого и к чему он приобщал? Талмуд ровным счётом ничего не сообщает ни то что о массовых, но и об единичных случаях крещения евреев в ту эпоху. А Талмуд – достаточно надёжный исторический источник.

Обычай омовения в микве (ритуальном бассейне) носит название «твила». В проточной воде также разрешалось совершать твилу, однако твила не имеет ничего общего с крещением. Никакой еврейский проповедник попросту не мог сказать слов «Я крещу вас водою». Его вряд ли бы поняли.

Автор евангелия также не знал, что для евреев верблюд – животное нечистое. Одежду, тем более ритуальную, из его шерсти делать нельзя. От такого проповедника шарахались бы как от прокажённого.

Кроме того, евреям категорически запрещено совершать нееврейские религиозные ритуалы. «Я Господь, Бог твой, Который вывел тебя из земли Египетской, из дома рабства; да не будет у тебя других богов перед лицом моим» (Исход, 20:2,3 и Второзаконие 5:6,7) Участие еврея в нееврейских ритуалах является тяжким грехом. 

Вывод однозначный: существование такого проповедника в еврейской среде исключено полностью. Иоанн Креститель – выдуманная фигура.

«И было в те дни, пришел Иисус из Назарета Галилейского и крестился от Иоанна в Иордане». (Марк,1:9)    

Нет такого еврейского имени Иисус. Есть имя Иехошуа. Но в Септуагинте имя предводителя еврейского народа Иехошуа бин-Нуна перевели как Иисус Навин. Поэтому автор евангелия назвал главного героя своего повествования  нееврейским именем, полагая, что Септуагинта – точный и безукоризненный перевод.

Никакого Назарета Галилейского в те времена не было. Галилея – страна небольшая. Географам той эпохи не составило большого труда описать все её города и деревни, включая даже самые маленькие. Однако Назарета в этом списке не оказалось.  Назарет возник уже после разрушения Второго Храма, то есть, после описываемой смерти Иисуса.

Сцена крещения Иисуса в Иордане от Иоанна – нелепый вымысел. Один еврей с нееврейским именем и из не существовавшего города пришёл к другому еврею с нееврейским именем и совершил обряд, которого не было в иудаизме. А если бы Иоанн Креститель и Иисус Христос существовали и сделали бы то, что описано в евангелии, то оба считались бы большими грешниками.

«И глас был с небес: Ты Сын Мой возлюбленный, в Котором Мое благоволение». (Марк, 1:11)

Греку по неведению сообщать такое простительно, а вот в Иудее подобная писанина была бы осуждена как богохульство.

«После же того, как предан был Иоанн, пришел Иисус в Галилею, проповедуя Евангелие Царствия Божия  и говоря, что исполнилось время и приблизилось Царствие Божие: покайтесь и веруйте в Евангелие». (Марк, 1:14,15)

Евангелие – слово греческое. Словосочетание «евангелие царствия Божия» невозможно перевести на иврит. Вернее, можно, но получится бессмыслица. Я не в состоянии понять, что подразумевал автор, описывая  «евангелие царствия Божия». А что значит фраза «приблизилось Царствие Божие»? Разве оно куда-то удалялось или пребывало вдали? Еврей никогда бы так не выразился. Для того чтобы перевести всё это на иврит, потребуется большой комментарий. И я не уверен, что еврей поймёт такой перевод даже с комментарием. Это говорит о том, что евангелие изначально писалось греком на греческом языке при почти полном незнании еврейских обычаев.

«Покайтесь и веруйте в Евангелие» - это призыв к евреям поверить во что-то греческое. Греки и римляне пытались заставить евреев поклоняться их идолам. Из этих затей ничего не вышло. Не вышло бы это и у бродячего проповедника с неправильно переведённым именем из Септуагинты.

«И приходят в Капернаум; и вскоре в субботу вошел Он в синагогу и учил. И дивились Его учению, ибо Он учил их, как власть имеющий, а не как книжники.  В синагоге их был человек, одержимый духом нечистым, и вскричал: оставь! что Тебе до нас, Иисус Назарянин? Ты пришел погубить нас! знаю Тебя, кто Ты, Святый Божий». (Марк, 1:21-24)

Синагога – это не то место, куда может зайти кто попало и учить чему угодно. К чтению Торы приглашают. И удивление – это не то чувство, которое испытывают евреи, выслушав хорошего учителя. Успех проповеднику обеспечивает не какое-то новое учение, а умение правильно и доходчиво истолковать что-либо в свете уже существующей традиции. Поэтому хороший проповедник вызовет у народа чувство одобрения, уважения и признания, но не удивления.

Сказать человеку, что он – Святый Божий и в самом деле мог только тот, кто одержим нечистым духом. Тому, кто находится в своём уме, такое даже в голову не придёт. Но возникает другой вопрос: как сумасшедшего пустили в синагогу? Такой человек нечист, и вход туда ему запрещён.

Далее по тексту Иисус ходит по всей Галилее и изгоняет бесов. Невольно может сложиться впечатление, что там было какое-то несчётное количество бесноватых. На самом же деле их там было не больше, чем в любой другой стране.

Что же касается бесчисленных исцелений от разных болезней, в том числе и от проказы, то евреи в общем-то не считали их чудом. Исцеление – это работа лекаря. Настоящим чудом евреи всегда считали вызывание дождя. Этому даже посвящён один из трактатов Вавилонского Талмуда. Но евангелие сочинял грек. Для него дождь – явление обычное. Чудом он его не считал и не знал, что в Иудее и Галилее дождь так высоко ценят. А потому и не приписал своему персонажу чудо, благодаря которому он мог так прославиться, что с него бы пылинки сдували и никогда не позволили казнить.

«И когда Иисус возлежал в доме его (Лефия Алфеева), возлежали с Ним и ученики Его и многие мытари и грешники: ибо много их было, и они следовали за Ним». (Марк, 2:15)

«Мытари и грешники». Странный речевой оборот. Мытарь – это профессия и должность, а грешник – это неправедный человек. Написать «мытари и грешники» - это примерно то же самое, что, например, сказать «писцы и воры». Вроде бы писцов и не назвали ворами, но осадок останется. Вот так и здесь. К тому же возлежать в доме было принято у греков и римлян, но никак не у евреев. В еврейских домах было принято сидеть за столом. Гость мог лечь в чужом доме, если он оставался на ночлег или ему становилось плохо. В остальных случаях это было бы проявлением неуважения к хозяину. А если бы сам хозяин разлёгся при гостях, то это было бы признаком дурного воспитания.  

«Ученики Иоанновы и фарисейские постились. Приходят к Нему и говорят: почему ученики Иоанновы и фарисейские постятся, а Твои ученики не постятся?  И сказал им Иисус: могут ли поститься сыны чертога брачного, когда с ними жених? Доколе с ними жених, не могут поститься,  но придут дни, когда отнимется у них жених, и тогда будут поститься в те дни». (Марк, 2:18-20)

КАКАЯ МЕРЗОСТЬ!!! Чем они там занимались?! Вдумайтесь в слова: «Могут ли поститься сыны чертога брачного, когда с ними жених? Доколе с ними жених, не могут поститься, но придут дни, когда отнимется у них жених, и тогда будут поститься в те дни». Какой мог быть жених у сыновей чертога брачного?!

Если проповедник вёл такой образ жизни и занимался ЭТИМ, то ни о какой его популярности в народе не могло быть и речи. При виде его и его любовников люди бы плевались. Ему вообще не позволили бы появляться в публичных местах, а, тем более, в синагогах и в Храме.

«И случилось Ему в субботу проходить засеянными полями, и ученики Его дорогою начали срывать колосья. И фарисеи сказали Ему: смотри, что они делают в субботу, чего не должно делать?» (Марк, 2:23-24)

Если человек сильно голоден, то ему не запрещено в субботу добывать себе пропитание. Это знают все евреи. Но вот как в субботу в полях они умудрились встретить фарисеев??? Дело в том, что фарисеи настолько строго соблюдали субботу, что из домов выходили только для того, чтобы дойти до синагоги и вернуться обратно. По полям они не бродили.   Закон  святости субботы категорически запрещает в этот день передвигаться по будничным причинам. Ездить нельзя вообще, а отдаляться от дома за пределы города даже в религиозных целях можно только на расстояние, не превышающее 2000 амот (960 метров). А ещё, фарисей никогда бы не сделал в этот день замечание человеку, нарушающему субботу, так как учение гласит: пусть лучше человек нарушает субботу по ошибке, чем преднамеренно.

«Поставил Симона, нарекши ему имя Петр,  Иакова Зеведеева и Иоанна, брата Иакова, нарекши им имена Воанергес, то есть «сыны громовы»,  Андрея, Филиппа, Варфоломея, Матфея, Фому, Иакова Алфеева, Фаддея, Симона Кананита  и Иуду Искариотского, который и предал Его». (Марк, 3:16-19)

Симон – это греческое имя. По тексту этот Симон был рыбаком, которого призвал к себе Иисус. Греки в Галилее не рыбачили! Греки иудейскую веру не исповедовали! Странный какой-то попался грек.

Иакову Заведееву и Иоанну – брату его он дал имя Воанергес. Одно имя на двоих! У евреев так не принято. У каждого должно быть собственное имя. К тому же в переводе с арамейского «Воанергес» - это не «сыны грома», а «громогласные». Причём, это арамейское слово произнесено на греческий манер. И странно как-то. Иисус сначала нарёк своих учеников, а затем позабыл данное им имя. Оно больше нигде не упоминается.

Андрей – греческое имя. Евреев никогда так не называли. Встретить еврея с именем Андрей – это примерно то же самое, что встретить римлянина по имени Хосров или эфталита по имени Гораций.

Филипп – греческое имя. В дословном переводе с греческого означает «любитель лошадей». Филиппом звали отца Александра Македонского.

Фома. Нет такого имени. Наиболее близкое по звучанию к нему – это мужское арамейское имя Теома, что означает «близнец».

Судя по именам учеников, рядом с Иисусом находилась довольно странная компания.

«А книжники, пришедшие из Иерусалима, говорили, что Он имеет в Себе веельзевула и что изгоняет бесов силою бесовского князя». (Матфей, 3:22)

Никакого Вельзевула евреи не знали и не знают. Это какой-то языческий дух. Я не представляю, чтобы один еврей, обращаясь к другому, сказал бы, что тот имеет в себе какого-то нееврейского бесовского князя. Если бы кто-то из евреев из впрямь сказал такое другому еврею, то его бы не поняли. 

«И пришли Матерь и братья Его и, стоя вне дома, послали к Нему звать Его. Около Него сидел народ. И сказали Ему: вот, Матерь Твоя и братья Твои и сестры Твои, вне дома, спрашивают Тебя.  И отвечал им: кто матерь Моя и братья Мои?  И обозрев сидящих вокруг Себя, говорит: вот матерь Моя и братья Мои;  ибо кто будет исполнять волю Божию, тот Мне брат, и сестра, и матерь». (Марк, 3:31-35)

Если бы еврей проявил такое неуважение к матери, братьям и сёстрам, то от него бы все отвернулись. После такой фразы проповедника Иисуса больше никто и никогда бы не слушал.  

«И просили Его все бесы, говоря: пошли нас в свиней, чтобы нам войти в них.  Иисус тотчас позволил им. И нечистые духи, выйдя, вошли в свиней; и устремилось стадо с крутизны в море, а их было около двух тысяч; и потонули в море.  Пасущие же свиней побежали и рассказали в городе и в деревнях. И жители вышли посмотреть, что случилось». (Марк, 5:12-14)

Свинья – животное нечистое. Евреи свинину не едят. Стадо в 2.000 свиней в Галилее!.. Полная чушь. И как возможно пасти столь многочисленное стадо? Свиньи – это не коровы. Они разбегаются. А если бы свиное стадо и в самом деле бросилось в озеро и потонуло в нём, то Иисуса убили бы на месте без всякого суда. Озеро сразу же стало бы нечистым, и евреям нельзя было бы из него набирать воду.

«Царь Ирод, услышав об Иисусе [ибо имя Его стало гласно], говорил: это Иоанн Креститель воскрес из мертвых, и потому чудеса делаются им». (Марк, 6:14)

Ирод Антипа был культурным образованным человеком и никогда бы не произносил таких глупостей, тем более публично.

<<Назад   Вперёд>>