Клуб исторических детективов Игоря коломийцева
МЕНЮ
Игорь Коломийцев. В когтях Грифона
Игорь Коломийцев. Славяне: выход из тени
Игорь Коломийцев. Народ-невидимка. Обновленная версия
Игорь Коломийцев. Народ-невидимка

Игорь Коломийцев.   В когтях Грифона

Часть третья. Царство длинноволосых

Глава одиннадцатая. Проклятые народы

Оставим на время блистательный Константинополь и его правителей, обратим свой взор на Север, поговорим о варварах, обосновавшихся за Дунаем. Понятно, что внутри Карпатской котловины с уходом лангобардов в Италию безраздельно господствовали авары. Но что конкретно происходило в этих краях в период, непосредственно последовавший за поражением Тиверия в войне с ними? К сожаления, летописи молчат об этом. Лишь один незначительный фрагмент, касающийся пришлого племени, мы находим в трудах Иоанна Бикларского, визиготского епископа из Испании, долгое время прожившего в Византии. В 576 году он засобирался домой и как раз под этой датой в его сочинении значится запись: "авары хитростью заняли берег моря и были достаточно опасны для мореплавания у берегов Фракии". Согласитесь, довольно неожиданный посыл. Кочевники, которых мы себе обычно представляем в качестве степных всадников, неразлучных с привычным ландшафтом, вдруг оказались морскими разбойниками, грабящими суда вдоль юго-западного побережья Чёрного моря. Кто бы мог подумать?! Главное, мы резонно рассчитывали узреть их внутри Карпатской котловины, где они, по идее, должны в этот момент обустраивать собственную державу, а эти непостижимые авары вдруг пиратствуют у нынешних берегов Болгарии и европейской части Турции.

Европа второй половины 6 века (период формирования Аварского каганата) по В. Николаеву (с уточнениями)

Европа второй половины 6 века (период формирования Аварского каганата) по В. Николаеву (с уточнениями)

С другой стороны с чего бы епископу врать? Он вовсе не собирался кого-то очернять или превозносить, в его словах сквозит вполне понятная озабоченность путешественника безопасностью предстоящего ему плавания. Взглянем, однако, на карту. Чтобы геройствовать на Чёрном море, неважно даже силами самих кочевников или их подданных, аварам необходимы базы на побережье. Вот почему они захватили тот самый "берег моря", о котором пишет визиготский историк. Но где он мог находиться? Указан район действий раннесредневековых корсаров воды, омывающие Фракию. Стало быть, опорные пункты пиратов надо искать поближе к этим местам. Идеально с этой целью подойдёт дельта Дуная или, на худой конец, низовья Днестра. Причём, поскольку у Иоанна Бикларского сказано о том, что кочевники овладели прибрежной полосой при помощи "хитрости", речь скорее всего ведётся о тех землях, которые византийцы долгое время полагали своими. Таким образом, всё указывает на устье Истра с его многочисленными островами, которые формально вроде бы принадлежали Империи, но в реальности эти заросшие камышом плавни, окружённые со всех сторон трясинами, давно уже стали ничейной землёй.

Дельта Дуная. Снимок со спутника

Дельта Дуная. Снимок со спутника

В любом случае испанский епископ вряд ли мог так выразиться о прочих просторах Скифии, которые и без того с 560 года отошли аварам. Но те места степняки заняли отнюдь не "хитростью", они добыли их в открытом и честном бою с множеством местных обитателей.

Меж тем, рассказ о морских пиратах, сам по себе довольно забавный, подсказывает нам, что далеко не все пришельцы ушли внутрь Карпатской котловины, как можно было подумать. Какая-то группировка кочевников осталась и в Скифии, иначе они не смогли бы разбойничать у фракийского побережья. Вероятно, степняки не покинули ранее завоеванные ими страны, предпочитая сохранять над ними контроль. Но тогда выходит, что держава кочевников уже в это время достигла невероятных размеров: от Средней Эльбы и до дунайского устья и от границ с Италией до берегов Припяти и Днепра. Неожиданно для всех на континенте возникла гигантская Империя, сравнимая с царством Германариха и лишь немногим уступающая по размерам той, что была построена здесь гуннским вождём Аттилой. В третий раз с начала новой эры Восточная Европа оказалась под властью единого государя.

Впрочем, на столь обширной территории существовал народ, который пока ещё не подчинялся кагану. Речь идёт о знаменитых склавинах, коих мы с вами опознали в населении ипотештинской культуры. Обитателям карпатских предгорий и левобережья Нижнего Дуная удалось отсидеться в стороне, пока авары крушили их северных и восточных соседей. Более того, похоже, что в условиях всеобщей неразберихи этим племенам удалось даже расширить свои владения, заняв Олтению, то есть прибрав к своим рукам земли к Западу от реки Олт. Данная область ранее принадлежала гепидским царям. Она дольше пробыла в составе римской провинции Дакия, поэтому не в пример более восточным валашским землям оказалась отменно благоустроена. Тут раскинулась сеть мощённых камнем дорог, сохранились города и горные крепости.

Римская Дакия. Олтения звалась тогда Dacia Inferior (Нижняя Дакия)

Римская Дакия. Олтения звалась тогда Dacia Inferior (Нижняя Дакия)

Должно быть, именно поэтому гепиды предпочли отставить Олтению за собой. По крайней мере, об этом наглядно свидетельствуют находки археологов. С одной стороны, основу населения в области между Карпатами, Дунаем и Олтом составляли представители ипотештинской культуры, то есть, те же самые племена, что жили в Мунтении (остальной части Валахии) и в Молдове. С другой в Олтении явно ощущалось присутствие гепидских элементов. В первой половине VI века сюда активно проникала германская мода. Чего не наблюдалось на более восточных и северных прикарпатских территориях. Получалось, что в Молдове и Валахии жил один народ, но та его часть, что оказалась к западу от реки Олт, на определённый период времени попала под власть гепидских владык.

Карпато-дунайский регион к концу 6 века. Приблизительные границы Гепидского царства

Карпато-дунайский регион к концу 6 века. Приблизительные границы Гепидского царства

Благодаря данному обстоятельству германцам удалось установить контроль над проходами в Южных Карпатах и наиболее удобными переправами через Дунай. Не случайно, когда склавины направлялись грабить балканские провинции Империи, гепиды получали с них свою долю добычи. Помните, как сетовал Прокопий Кесарийский, что в ходе затяжного похода 550-551 годов византийские войска, ввиду противодействия германцев, не сумели наказать северных налётчиков? Летописец жаловался: "Даже при переправе через Истр римляне не могли устроить против них засады или каким-либо другим способом нанести им удар, так как их приняли к себе гепиды, продавшись им за деньги, и переправили их, взяв за это крупную плату: плата была – золотой статер с головы. Поэтому император (здесь Юстиниан) был очень огорчён и обеспокоен, не зная, каким образом, он сможет в дальнейшем отражать их, когда они будут переходить Истр с тем, чтобы грабить Римскую империю, или когда они будут уходить отсюда с добычей. Из-за этого он хотел заключить какой-либо договор с племенем гепидов".

Многие историки, особенно из числа тех, кто помещает склавинов на берега Припяти или Днепра, отчего-то довольно примитивно представляют себе обстановку на дунайской границе. Вероятно, им кажется, что варвары могли её пересекать где угодно, и когда им заблагорассудится. Словом, как в старом анекдоте про лавку умирающего еврея "заходи, кто хочешь; бери, что понравилось". На самом деле это было далеко не так. Во-первых, столь великая река, особенно в её нижнем течении, сама по себе являла серьёзную преграду для любых захватчиков. Как написал по данному поводу сосланный в эти края римский поэт Овидий:

"В пору тепла мы живём от защитой широкой Дуная:

Волн бурливый разлив – вражьим набегам рубеж".

Действительно, без подходящих плавательных средств переправиться через Истр не представлялось возможным. Причём, корабли, лодки или, на худой конец, плоты должны не только перевезти армию вторжения на противоположный берег, но и обеспечить транспортировку обратно, чтобы грабители не оказались в своеобразной ловушке. Меж тем, у византийцев существовала здесь своя довольно мощная речная флотилия. Она наверняка отслеживала все поползновения агрессоров и готова была уничтожить их ещё на водной глади. Поэтому перевозчикам приходилось прятаться в плавнях на северной стороне великой реки и терпеливо ждать возвращения соплеменников.

Переправа склавинов через Дунай. Художник Синиша Банович

Переправа склавинов через Дунай. Художник Синиша Банович

Кроме того, ещё с начала своего правления Юстиниан Великий принялся восстанавливать систему римских крепостей и башен по южному берегу Дуная, он активно строил тут и новые бастионы. К середине VI века от Сингидуна (нынешнего Белграда) до устья Истра протянулась непрерывная цепь, кое-где даже сдвоенная, из сотен цитаделей, расположенных в пределах прямой видимости друг друга, там несли службу имперские гарнизоны. Возник знаменитый византийский Лимес. Разумеется, при наличии бдительной стражи перебраться на другую сторону великой реки стало намного сложнее. На переправе любое войско оказывается чрезвычайно уязвимым. Это и понятно: часть подразделений уже высаживается на противоположную сторону, другая ещё плывёт, третья только грузится на плавательные средства. В то время как защитники рубежей имеют возможность атаковать, стоя на высоком берегу, с заранее подготовленных позиций. Надо понимать к тому же, что основу византийской армии той эпохи составляли конные стрелки, вооружённые тугими и дальнобойными гуннскими луками. Склавины же своей кавалерии не имели в принципе, типичный воин у этих варваров это пехотинец с парочкой дротиков. Ромейские всадники на открытой местности могли расстреливать своих незадачливых неприятелей, как зайцев или куропаток, даже не сближаясь с ними на расстояние броска копья, дабы не подвергать себя ненужной опасности.

Византийский букеларий пятого - первой половины шестого века

Византийский букеларий пятого - первой половины шестого века

Меж тем Нижний Дунай, или Истр, как он именовался в старину, протекает большей частью по равнине. Даже переправившись через него, причём с огромным риском для жизни, грабители оказывались прежде всего в Мезии, то есть на землях нынешней Северной Болгарии. Это исключительно равнинная территория, где негде укрыться от бдительных врагов. Данная провинция в ту эпоху играла роль полосы отчуждения, "зоны взаимного страха" между цивилизацией и варварами. Тут вообще тогда не существовало сельских поселений, только рядами стояли, как часовые, крепости Лимеса, жителям которых продовольствие привозили издалека. Следовательно, по всей округе шаром покати решительно нечем поживиться. Желающие ограбить своих южных соседей стремились добраться до Стара-Планины, горного хребта, разделившего Северную и Южную Болгарию, и перевалив через него, вторгнуться в благодатную Фракию. Только там можно было разжиться добычей. По горам имелась возможность проникнуть также в Дарданию, Далмацию, Македонию и другие густонаселённые провинции Византийской империи. Но пока отряд двигался в сторону спасительной горной местности, он был, как на ладони, его легко могли уничтожить гарнизоны пограничной стражи.

Хребет Стара-Планина в Сербии

Хребет Стара-Планина в Сербии

Серьёзно ошибаются те исследователи, которые полагают, что склавины грабили балканские провинции в зимнее время, пройдя по льду застывшего Дуная. Думать так у нас нет ни малейших оснований. Во-первых, великая река в своём нижнем течении покрывалась прочным льдом далеко не каждый год. Ледовый панцирь возникал только в лютые морозы, да и держался недолго, с конца декабря по начало февраля. Проникнуть за месяц на территорию Иллирии или Фракии и вернуться обратно на родину пешие грабители никак не успевали. Во-вторых, византийские авторы описывают склавинов, как людей, абсолютно не приспособленных к ведению боевых действий в зимних условиях. У них не было ни тёплой одежды, ни саней, ни других приспособлений для передвижений по снегу, который в их стране, видимо, считался большой редкостью. Традиционно эти люди проводили зимний сезон, сидя в своих землянках у тёплых печурок, и были в данный период полностью беззащитны. Недаром василевс Маврикий в своём сочинении "Стратегикон" усиленно рекомендует нападать на склавинов как раз в это время года. А теперь представьте, каким образом раздетые люди будут пересекать заснеженные горы, дабы попасть в обжитые провинции. На самом деле очутиться зимой в безлюдной горной местности, да ещё без запасов продовольствия, для задунайских варваров было бы сродни самоубийству.

Рельеф Карпато-балканского региона и основное направление склавинских нашествий

Рельеф Карпато-балканского региона и основное направление склавинских нашествий

Вы спросите: как же в таком случае склавины в принципе могли нападать на византийские провинции? Особенно с учётом того, что такие походы в середине VI столетия перестали быть редкостью. Впрочем, детальное изучение данного вопроса, предпринятое нами в книге "Славяне: выход из тени", показало, что успешные экспедиции северян пришлись на довольно короткий отрезок времени 548-551 годов. Это был тот самый исторический миг, когда Империя основательно увязла в борьбе с остготами за Италию. Сил катастрофически не хватало и Юстиниан бросил на фронт последние резервы, в том числе гарнизоны дунайского Лимеса. Как ни высоки были крепости и башни на берегу Истра, сдерживают врагов, как известно, не стены, а люди, их защищающие. Потому когда византийскую границу оголили, склавины сполна воспользовались этим обстоятельством. Впрочем, даже тогда проникать на территорию Византии они предпочитали не из своих собственных земель, а проходя через контролируемые гепидами территории. О чём без обиняков поведал нам Прокопий. Главной лазейкой в первой линии византийской обороны являлась, видимо, область Олтения. В её пределах Карпаты непосредственно подступают к берегам Дуная. Скорее даже наоборот: великая река здесь пробивает себе путь среди теснин, разрезая горный массив надвое, поскольку по факту карпатский хребет протянулся и южнее, по территории нынешней Болгарии, где он уже носит название Стара-Планина. Место, где Истр прорывается через горы, ныне зовётся Железные ворота. Римляне именовали его Катаракты, от древнегреческого слова "водопады". В данных краях варвары имели уникальную возможность просочиться в имперские владения, не спускаясь на опасную им равнину, после чего они могли по горным кручам пробраться фактически в любую из балканских провинций Византии.

Голубацкая крепость (Сербия) вблизи Железных ворот. В основе цитадели - византийское укрепление

Голубацкая крепость (Сербия) вблизи Железных ворот. В основе цитадели - византийское укрепление

Послушайте, что пишет о традиционных маршрутах северных агрессоров, ссылаясь на мнение своего болгарского коллеги, такой известный российский археолог, как Валентин Седов: "На основе картографирования обширного топонимического материала И. Займов пришел к заключению, что в VI-VII веках главная переправа славян через Дунай находилась в его среднем течении около города Видина (то есть в районе, прилегающем к Железным воротам). Топонимические материалы свидетельствуют, что в северной части Балканского полуострова передвижения славян проходили по рекам и долинам, а в южной, где противодействия византийских гарнизонов и местного греческого населения было более сильным, славяне перемещались по гористой местности. Исследователи неоднократно обращали внимание на обилие славянской географической номенклатуры в горных областях юга Балканского полуострова и Греции". Сам Йордан Заимов, на труды которого сослался российский академик, называет "воротами на балканские земли", исправно служившими его предкам, ту область, что лежит между реками Велика Моравой и Тимоком, то есть горный район, непосредственно прилегающий с Юга к знаменитым Катарактам. С ним согласен историк Сергей Иванов, специально изучавший "слабые места" византийской обороны. Вот, что он пишет: "Тимок оставался окном на Балканы с начала VI до середины VII века".  Получается, что пращуры славян предпочитали вторгаться на земли Империи, по сути дела, не слезая с карпатского хребта.

Нельзя ни отметить и такой удивительный факт после 551 года склавины не беспокоили византийцев набегами на протяжении четверти века. Только сравните эти два периода по протяжённости: четыре года интенсивных походов и затем двадцать пять лет, за которые не случилось ни единой вылазки. Думаю, пассивность северных варваров в третьей четверти VI века требует внятного объяснения. Впрочем, разгадка такого мирного поведения любителей чужого добра лежит на поверхности. С окончанием италийской кампании византийские гарнизоны вернулись к местам своей постоянной службы. Кроме того, изменилась и позиция гепидов в отношении Империи. В 551-552 году началась череда военных конфликтов данных германцев с их соседями-лангобардами, где Юстиниан выступил, как сдерживающая сила, помогая проигравшим гепидам избежать полной катастрофы. При таком раскладе гепидские цари уже не могли себе позволить гневить василевса и надёжно закрыли проходы через свои земли для всех искателей лёгкой поживы. Набеги с Севера перестали беспокоить южан.   

С высоты уже полученных знаний давайте ещё раз взвесим, кем же могли быть "проклятые народы склавинов" из византийских хроник? По сути, у нас есть лишь два варианта ответа на этот вопрос. Либо под данным именем греки знали обитателей противоположного побережья Нижнего Дуная ипотештинцев. Либо грабить балканские провинции приходили жители более отдалённых областей, известные археологам, как представители праго-корчакской культуры. Конечно, чисто теоретически, роль безжалостных агрессоров, разорявших Иллирию и Фракию, мог сыграть любой народ Северо-восточной Европы, вплоть до эстов с побережья Балтики или финнов с территории нынешней Суоми. Чем они хуже тех же самых обитателей Припяти? Но как себе представляют слависты, делающие ставку на пресловутых "пражан", поход на Балканы жителей отдалённой страны, к примеру, дулебов?

Представьте, что вы верховный вождь народа, обитающего в районе припятских болот. (Вынесем за скобки вопрос о существовании таких правителей у данных людей в этот период времени). Вам вздумалось ограбить дальних соседей. Кстати, почему именно византийцев? Ведь из ваших краёв гораздо легче добраться к областям обитания гепидов, лангобардов, тюрингов, видивариев или крымских готов. Вам кажется, что германцы способны оказать сопротивление, а ромеи совсем беззащитны? Весьма спорное утверждение, но оставим его целиком на совести потенциальных агрессоров. Пусть будет так. Вы собираете войско. Разумеется, это исключительно пехотинцы, преимущественно вооружённые дротиками. Допустим, вы смогли мобилизовать двадцать тысяч молодых мужчин. Вопрос: сколько вы возьмёте с собой продовольствия? Облегчая вам задачу, предположим, что оно у вас имеется в неограниченных количествах.

Европа в первой половине 6 века. Склавины помещены в район припятских болот

Европа в первой половине 6 века. Склавины помещены в район припятских болот

Какой бы путь вы не избрали вдоль карпатских склонов, по течению Днестра или по долине Южного Буга с выходом на берег Чёрного моря только к низовьям Дуная вам придётся шествовать не менее трёх месяцев. Учитывая всеобщее бездорожье, обилие лесов и обширных болот в прикарпатской и причерноморской зонах, а также те опасности, что подстерегают участников похода в степной полосе, быстрее добраться до цели не получится. Считайте сами: по пресечённой местности (заросли, заболоченные края, горные кручи) подготовленный турист в сутки проходит приблизительно 10-12 километров. По ровным местам вдвое больше. Меж тем, расстояние от Киева до города Измаила, лежащего у дунайской дельты 692 километра. Но это по современной прямой дороге с мостами и прочими благами цивилизации. В древности, разумеется, путь был куда более извилист и, следовательно, протяжённей. Много времени уходило на переправы через реки. Даже, если воины ваши знатные ходоки, и отдых им в принципе не нужен, в набег вы выйдете в середине весны, когда земля просохнет, а к Дунаю доплетётесь в лучшем случае к концу июля - августу.

В таком случае перед вами, как вождём племени, встаёт во весь рост непростая дилемма. Если держать свои экспедиционные силы на голодном пайке, то на подходе к Истру ваши ратники будут едва волочить ноги. Однако, если кормить их досыта, то придётся навьючить как мулов представьте сами, сколько пищи потребуется молодому организму на три с лишним месяца в условиях серьёзных физических нагрузок. Причём весь этот запас, наряду с оружием, предстоит нести на себе. Следовательно, скорость передвижения отрядов уменьшится, а время похода возрастёт. Что в свою очередь потребует ещё больше припасов. Возникает замкнутый круг. В какой-то момент может сложиться та нелепая ситуация, когда выяснится, что необходимо взять с собой столько продуктов, что под их тяжестью участник набега просто надорвётся. Можно, конечно, попробовать отбирать продовольствие по ходу маршрута у аборигенов хорватов или антов через чьи земли вам предстоит пройти. Но прокормить двадцать тысяч мужчин целый сезон не очень легко. Не факт, что в тех поселениях, которые встретятся вам на пути, найдётся достаточное количество снеди. Кроме того, обобрав до нитки здешнее население, вы рискуете втянутся в войну с местными племенами, и тогда вообще никогда не доберётесь до византийских границ. Всё было бы много проще, если б у вас имелись деньги или ценные вещи, чтобы поменять их на еду, но как показывают изыскания археологов, ничего такого у вашего народа нет и в помине.

Хорошо: измученные и усталые вы, наконец, достигли окрестностей Нижнего Дуная. Что это вам даёт? Практически ничего. Плавательных средств в вашем распоряжении не имеется. Вы же не можете тащить на себе ещё и лодки. Пригнать их по Днепру тоже не вариант. Во-первых, там множество порогов. Во-вторых, пришлось бы выходить в плавание по Чёрному морю, где вас легко обнаружит и уничтожит византийский флот. В любом случае, греки ничего не писали о склавинских кораблях середины VI века, бороздящих понтийские просторы, значит, этого явления не существовало тогда в природе. Но и сварганить по-быстрому суда на берегу Дуная не получится. Дело это в реальности долгое и муторное: деревья необходимо не просто срубить, но ещё и основательно просушить их стволы. Короче, от голода вы умрёте гораздо быстрее, чем успеете выдолбить лодки. Следовательно, самостоятельно переправиться на ту сторону вы никак не сможете. Да и места тут не слишком подходящие. На равнине вас легко обнаружит византийская конная стража. Значит, нужно через всю Валахию тащиться в район Железных ворот, где есть шанс укрыться в горах. Это ещё полтора-два месяца дополнительного путешествия по ипотештинским землям с переправой через множество рек, бегущих с карпатских вершин. Вопрос, где вы будете брать в пути продовольствие, уже не задаю, поскольку он становится в этих условиях чисто риторическим.

<<Назад   Вперёд>>