Клуб исторических детективов Игоря коломийцева
МЕНЮ
Игорь Коломийцев. В когтях Грифона
Игорь Коломийцев. Славяне: выход из тени
Игорь Коломийцев. Народ-невидимка. Обновленная версия
Игорь Коломийцев. Народ-невидимка

Игорь Коломийцев.   В когтях Грифона

Глава шестая. Раненный хищник (продолжение)

Однако, непреложным историческим фактом остаётся то, что все кочевники Скифии были покорены аварами, причём в течение пары лет. Быстрота и непринуждённость, с которой пришельцы сокрушили всех своих конкурентов, породила легенду, что те перед ними  сами капитулировали. По крайней мере, на такой версии развития событий настаивает византийский историк Феофилакт Симокатта. По его словам, здесь имело место одно судьбоносное заблуждение: "Когда император Юстиниан занимал царский престол, некоторая часть племен yap и хунни бежала и поселилась в Европе. Назвав себя аварами, они дали своему вождю почетное имя кагана. Почему они решили изменить свое наименование, мы расскажем, ничуть не отступая от истины. Барсельт, уннигуры, савиры и, кроме них, другие гуннские племена, увидав только часть людей yap и хунни, бежавших в их места, прониклись страхом и решили, что к ним переселились авары. Поэтому они почтили этих беглецов блестящими дарами, рассчитывая тем самым обеспечить себе безопасность. Когда yap и хунни увидали, сколь благоприятно складываются для них обстоятельства, они воспользовались ошибкой тех, которые послали к ним посольства, и сами стали называть себя аварами; говорят, среди скифских племен племя аваров является наиболее деятельным и способным. Естественно, что и до нашего времени эти псевдоавары (так было бы правильно их назвать), присвоив себе первенствующее положение в племени, сохранили различные названия: одни из них по старинной привычке называются yap, а другие именуются хунни"

Сообщив о том, что пришлые из Степи племена вовсе не те, за кого себя выдают, Симокатта совершенно запутал историков. Нельзя сказать, что тем были хорошо известны "настоящие авары", тем не менее, один раз это племя мелькнуло на страницах византийских хроник. Речь идёт о рассказе Приска Панийского, повествующего о событиях, предшествующих визиту в Константинополь степных варваров в 463 году: "Около этого времени к восточным римлянам прислали послов сарагуры, уроги и оногуры – племена, выселившиеся из родной земли вследствие враждебного нашествия сабиров, которых выгнали авары, в свою очередь изгнанные народами, жившими на побережье Океана и покинувшие эту страну вследствие туманов, поднимавшихся от разлития вод; поэтому-то, гонимые этими бедствиями, они напали на соседей, и так как наступающие были сильнее, то последние, не выдерживая нашествия, стали выселяться. Так и сарагуры, изгнанные с родины, в поисках земли приблизившись к уннам-акатирам и сразившись с ними во многих битвах, покорили это племя и прибыли к римлянам, желая приобрести их благосклонность. Император и его приближенные, обласкав их и дав подарки, отправили назад"

Обратите внимание, вся эта череда военных конфликтов, отголосок которой долетел до стен Константинополя, зародилась чрезвычайно далеко от границ Византии. Судите сами: акатиры или акациры, по сведениям всё того же Приска, входили в состав империи Аттилы, но жили в её восточной части, вероятно где-то в районе Волги. Именно их земли заняли те племена, что прислали послов в 463 году в Константинополь. Удовлетворившись получением подарков, сарагуры с компаньонами более ни разу не побеспокоили византийцев, что говорит в первую очередь об их удалённом местоположении. Сабиры  (они же савиры) первоначально проживали ещё дальше, скорее всего в Центральной Азии. Некоторые исследователи полагают их родиной Сибирь, прежде всего на том основании, что название региона могло произойти от имени данного народа. Так это или не так, сказать сложно. Но одно несомненно даже после своего бегства из Азии это племя не продвинулось западнее берегов Каспия. Следовательно, изгнавшие их авары должны были кочевать совсем уж далеко на Востоке Великой степи. Некоторые учёные подозревают в поднявших весь этот переполох "народах, живших на побережье Океана" древних обитателей Поднебесной. Тогда  пассаж Приска должно понимать так: китайцы выдворили аваров, авары савиров, те, в свою очередь, сдвинули другие племена, которые дошли до Волги и отправили послов к василевсу. Из чего мы можем подозревать, что жили пресловутые авары изначально где-то неподалёку от Великой китайской стены.

Впрочем, для идентификации тех наглецов, которые присвоив чужое имя, стали федератами Юстиниана, этот вывод почти ничего не даёт. Ибо Симокатта категорически отрицает их связь с прославленным восточным народом, прямо называя "псевдоаварами" "οι ψευδάβαροι". По его мнению, они происходили "из людей племени отер. Это одно из самых сильных племён в силу своей многочисленности и благодаря военным упражнениям в полном вооружении. Они живут на Востоке, там, где течёт река Тип (в другой редакции Тил – Τίλθ), которую тюрки обыкновенно называют Чёрной". Большинство комментаторов полагает, что под этим прозвищем в летописях фигурирует река Тарим, несущая свои воды через пустыню Такла-макан в Западном Китае, на границе с Казахстаном, Киргизией, Таджикистаном, Индией и Пакистаном.

Таримский бассейн на современной карте

Таримский бассейн на современной карте

Как бы то ни было, пришедшие в Европу "уар и хунни" по-любому оказываются выходцами из удалённого закоулка Центральной Азии. При этом они, несомненно, уже предварительно потерпели поражение от своих врагов в лице древних тюрков. Иначе зачем им покидать свою землю? Известно, что в середине VI века на просторах Великой степи внезапно возвысилось ранее никому не известное племя, которые китайцы именовали "ту-гю". Сами  себя эти люди причисляли к роду Ашина, что в переводе означало "благородные волки". Они считались потомками хуннского царевича, которому враги отрубили руки и ноги, и спасшей его от верной смерти волчицы, ставшей женой калеки. Именно этот необычный народ известен современным историкам под именем тюрков. Данному племени удалось совершить нечто невероятное объединить под своей властью почти всю Азию. Панцирная конница тюрков, воевавшая под чёрными знамёнами с вышитой золотом волчьей головой, покорила сотни народов, разрушила десятки мощных царств, едва не захватила Иран. В результате натиска новоявленных завоевателей возникло, по словам Дмитрия Раевского и Владимира Петрухина, громное объединение – "кочевая евразийская империя", простиравшаяся от Маньчжурии до Боспора Киммерийского". И, надо заметить, что эта колоссальная сверхдержава сложилась в самые кратчайшие сроки, по сути дела, в течение жизни одного поколения. Судите сами: в 552 году сыновья волчицы в степях Северного Китая одерживают свою первую победу над врагами, а через четверть века они уже вторгаются в Крым и захватывают столицу Боспорского царства. Это был неотвратимый железный каток, огнём и мечом прокатившийся по всей Азии, и едва не спаливший своим жаром Европу.

Центральная Азия в 6-7 веках нашей эры

Центральная Азия в 6-7 веках нашей эры

Тюркское нашествие середины VI века по своим последствиям лишь немногим уступало грозным завоеваниям Чингисхана и воспринималось современниками, как некое библейского масштаба бедствие, грозящее всему земному шару. Послушайте, что думает об этом летописец Михаил Сириец: "В седьмом году ромейского царя Юстина (571 год нашей эры) направил он послов к народу тюрок. Эти, когда отправились, то вернулись обратно через три года и рассказали, что они видели народ, который бесчислен, подобно саранче, крылатой и бескрылой. И когда увидел царь тюрок ромейских послов, пришедших к нему, то заплакал. И когда спросили его, по какой причине плачет, он сказал: "От наших предков мы знаем, что когда прибудут к нам послы от царей, которые на Западе, то наступит время, чтобы мы выступили по всей земле и опустошили её". Дерзость и самоуверенность новоявленных завоевателей действительно не знала никаких пределов. В один из моментов времени они чуть было не втянулись в войну с далёкой от них Византией. И никто не знает, как повернулись бы судьбы нашего континента, если бы это действительно произошло.

Тюркская конница

Тюркская конница

Впрочем, вернёмся к загадочным беглецам. Кем бы не были пресловутые "псевдоавары", они несомненно выбрались из той зоны, что была оккупирована тюрками. Поскольку все древние авторы, писавшие о необычных пришельцах с Востока, неизменно отмечали, что те скрывались от тюркского преследования. Вот что думает по этому поводу сирийский юрист Евагрий Схоластик: "А авары племя скифское, жившее в кибитках и кочевавшее на равнинах по ту сторону Кавказа. Убежав от соседей своих турков, которые нападали на них, они пришли к Босфору; потом оставив берег так называемого Евксинского Понта (Чёрного моря), где по всему пространству обитают варварские народы, шли вперёд, сражаясь на пути со всеми варварами". У Менандра читаем: "Владетель турков Силзивул, узнав о побеге аваров, которые ушли по нанесении вреда туркам, со свойственной варварам дерзостью сказал: "Авары не птицы, чтобы, летая по воздуху, избегнуть им мечей туркских; они не рыбы, чтобы нырнуть в воду и исчезнуть в глубине морской пучины; они блуждают на поверхности земли. Когда покончу войну с эфталитами, нападу на аваров, и они не избегнут моих сил". Говорят, после этих-то хвастливых слов Силзивул устремился против эфталитов".

Поражает уровень ненависти, которую тюрки продолжали испытывать к аварам на протяжении всей истории их Первого каганата. На лицо жгучее желание преследовать беглецов, куда бы те не скрылись. Ради этой не вполне объяснимой цели сыновья волчицы продвинулись на Запад вслед за аварами на расстояния в тысячи километров, затеяли целый ряд войн и угробили огромное количество народа, своего и чужого. Хотя, со слов самих повелителей Азии, беженцев было не так уж много. В 568 году в Константинополь прибыло тюркское посольство и василевс Юстин, как свидетельствует Менандр, не упустил возможности расспросить дипломатов об их недругах: "Уведомите нас, – сказал царь, – сколько аваров свергли господство турков и остались ли еще авары у вас?" – Есть авары, которые еще преданы нам; число же тех, которые от нас убежали, полагаем, до двадцати тысяч"

Получается, что сбежало от власти сыновей волчицы даже не всё племя целиком, а лишь какая-то его часть. Проще говоря, мы имеем дело с раненым зверем. Или, если хотите, с народом, разгромленным на войне, попавшим в неволю, сумевшим из неё частично выскользнуть, оставив свою страну, и теперь лихорадочно ищущим, где бы ему укрыться от идущих по пятам смертельных врагов. Как пишет известный советский историк и археолог Михаил Артамонов: "Сравнительно малочисленная аварская орда, по сведениям, сообщенным Византии тюркютами, состоявшая всего из 20 тысяч воинов, но не семей или кибиток, покинув свою страну в результате военного поражения, оказалась в очень трудном положении – без собственной территории и без основного источника средств к существованию для кочевников – без скота. Авары поневоле должны были жить за счет своих новых соседей – войной и грабежом".

Казалось бы, ситуация для изгнанников складывается хуже некуда. Им бы забиться куда-нибудь в угол, спрятаться в глуши, где прозябают обычно слабые племена или осколки разбитых кем-то народов. Но эти наглецы лезут в самую гущу событий, прямиком к чёрту в пекло. Явившись пред светлый лик Юстиниана, правителя самого могущественного в этот период государства, ухитряются заявить, что они "несокрушимы" и выражают готовность "истребить" всех врагов Империи. Откуда такая спесь и гордыня!? Василевс, что характерно, отправляет надменных пришельцев в Скифию, вроде бы, на верную погибель. Но далее вершится настоящее чудо! Подраненные авары (или "псевдоавары") по одной версии затевают войну с кучей гуннских племён и ухитряются выйти из неё победителями, по другой стоило только этим людям объявиться в скифской степи, как "барсельт, уннигуры, савиры и, кроме них, другие гуннские племена" тут же признают над собой их гегемонию. Что же это за непостижимое племя, которое даже в разгромленном состоянии, силами двадцатитысячного войска, громит в десять раз большие армии? А может даже и не громит, а просто принимает сразу всех степняков под своё покровительство?

Некоторые современные историки, отталкиваясь от мнения Симокатты, посчитали, что главной причиной невероятных аварских побед стало сходство их этнонима с именем известного в Азии народа. Вот что пишет об этом, к примеру, Лев Гумилёв: "Первой жертвой их оказались савиры, которые приняли новый народ "вар" (уар) за истинных азиатских аваров (абар), нанесших в середине V века им сильное поражение. Это недоразумение вызвало среди савиров панику и решило победу аваров. Так оказалась фатальной небольшая лингвистическая ошибка". Понятно, что когда одно племя заранее считает себя слабее другого, оно уже наполовину побеждено. Однако, как-то не слишком верится в то, что бесчисленные гуннские племена пали ниц перед кучкой пришельцев ввиду простого совпадения пары гласных или согласных звуков в их самоназвании. Кроме того, у Феофилакта Симокатты события 558-560 годов изложены не совсем так, как они видятся нашему современнику Гумилёву. В них участвуют далеко не одни только савиры, в своё время действительно разбитые настоящими аварами, но все, без исключения, кочевые обитатели Северного Кавказа. Причём, поначалу аварское войско нападает отнюдь не на прикаспийских гуннов, а на обитателей Приазовья утигуров, затем на залов, и только после этого наступает очередь савиров. С чего бы утигурам и залам бояться того далёкого восточного племени, о котором они ничего никогда не слышали, и с которым их предки никогда не сталкивались?

Да и вообще могло ли такое скопище кочевников испугаться горстки чужаков только ввиду того, что те себя назвали чьим-то грозным именем? Если вдуматься, кстати, сам византийский историк вовсе не считает путаницу с племенными прозвищами первопричиной возвышения аваров. Вчитайтесь в его строки: местные племена, "увидав только часть людей yap и хунни, бежавших в их места, прониклись страхом и решили, что к ним переселились авары". Иначе говоря, речь идёт вовсе не о том, что пришельцы выдавали себя за других, а об ином пресловутые "псевдоавары" во всём выглядели, как "настоящие авары". Значит, у них было такое же оружие и доспехи, та же порода лошадей, схожая манера ведения боевых действий, вероятно, даже столь же необычные причёски. В противном случае как могли потомки гуннов так грубо обмишуриться и принять одних степняков за других? Это земледельцам все кочевники кажутся "на одно лицо". Сами обитатели Степи слишком опытны для того, чтобы не разглядеть, кто находится перед ними. В любом случае, даже Симокатта, подаривший нам загадку "уар и хунни", говорит о том, что пришельцы стали выдавать себя за прославленных аваров лишь после того, как их за таковых уже приняли. А значит, они походили на грозный народ внешним обликом, а также манерой ведения войны. В противном случае их вряд ли бы спутали.

Нам с вами, однако, не было бы ровно никакого резона разбираться с тем, настоящие ли явились в Европу авары или некие самозванцы, воспользовавшиеся чужим громким именем, если б не одно деликатное обстоятельство. Всё дело в том, что следующим племенем, на которое обрушились пришлые завоеватели, оказались анты. А в последних, как мы знаем, учёные видят предков славян. Ещё дореволюционный отечественный лингвист и историк, академик Алексей Шахматов писал: "Славяне и анты – это две отрасли некогда единого племени". Стало быть, всё что творилось с одной из половинок славянского этноса для нас чрезвычайно важно. Между тем, с момента пересечения Дона и появления железных всадников в Северном Причерноморье судьбы наших пращуров и беглецов из глубин Азии оказались переплетены до такой степени, что порой сложно отличить, где кончаются одни и начинаются другие. Современный российский историк Игорь Данилевский формулирует это положение так: "По мнению ряда исследователей, именно авары стали той силой, которая привела в движение славянские племена и вывела их на историческую арену". Получается, что  приход новых кочевников стал тем первотолчком, что заставил наших предков ступить на подмостки исторической сцены. И поскольку связь беглецов со славянами очевидна, то над загадкой происхождения непостижимых псевдоаваров нам ещё предстоит поломать свои светлые головы.

<<Назад   Вперёд>>