Клуб исторических детективов Игоря коломийцева
МЕНЮ
Игорь Коломийцев. В когтях Грифона
Игорь Коломийцев. Славяне: выход из тени
Игорь Коломийцев. Народ-невидимка. Обновленная версия
Игорь Коломийцев. Народ-невидимка

Игорь Коломийцев.   В когтях Грифона

Глава четырнадцатая. За Карпатской стеной

Вечно вы шутите, Шерлок! Между тем, вопрос, который нам предстоит прояснить, весьма серьёзный: имела ли место принудительная эвакуация населения Скифии внутрь Карпатской котловины? Или это всего лишь ваши досужие домыслы. По здравому размышлению, авары, как рачительные хозяева, опасаясь продолжение тюркского наступления, могли, конечно, перегнать часть своих подданных за стену Карпатских гор. По крайней мере, логика в этом есть. Но где доказательства того, что такой процесс в реальности был запущен? Нельзя же делать выводы, исходя лишь из общих геополитических соображений. Меж тем, византийские авторы ничего не писали о перемещениях племён к Северу от Дуная. Такие мелочи их в принципе не интересовали. И я не представляю, как вы будете выкручиваться из положения и доказывать наличие миграционных волн, о которых современные историки даже не догадываются.

Вы правы, Уотсон. Ни античные писатели, ни историки нашего времени ничего не ведают о том, как авары готовились обороняться от своих преследователей. Но это не значит, что беглецы не предпринимали подобных усилий. Просто обнаружить следы таких действий нелегко. Они не так заметны невооружённому глазу. И всё же опытный сыщик обязан их разглядеть. Вот скажите мне, доктор, что делает умный полководец, владеющий неприступной крепостью, когда на него идёт превосходящая по численности армия врагов?

Понятно что. Укрепляет стены цитадели, устраняет их повреждения, подтягивает внутрь припасы, возможно, выставляет на подступах к укреплению свои сторожевые посты.

Всё верно, друг мой. А теперь представьте, что в качестве подобного укрепления авары использовали целый регион, по своему географическому положению смахивающий на огромный бастион. Я имею ввиду, конечно же, Среднедунайскую равнину, ограждённую стеной Карпатских гор. С давних пор попасть сюда можно было только по воле царствующего здесь народа. Вот что, к примеру, замечает венгерский исследователь Иштван Бона по поводу положения дел в предшествующую эпоху: "Исторические и археологические свидетельства указывают, что славяне не могли проникнуть в Карпатский бассейн в то время как края были под гепидским господством. Они (славяне) не имели доступа к лесной зоне, которой гепиды возможно сознательно окружили свои поселения, не были они в состоянии преодолеть и мощные оборонительные позиции гепидов на горных перевалах. "Лесная оборона" восточных германцев не была ограничена лишь линией Карпатских гор; вероятно, схожая обстановка складывалась по большей части в районах Хунедоар, Караш-Северин, и в регионе Тимиш, а также вокруг реки Сомеш и верховьев Тисы. Эти лесные массивы позволяли легко сдерживать любые атаки врагов малыми силами обороняющихся. Для тех славянских воинов, которые в VI веке пробивались через Нижний Дунай в сердце Балкан, прибывших из земель, покрытых обширными лесами, а равно как и племен, следовавших за ними в поисках пригодной для обработки земли; для всех этих людей лесные регионы на Севере вряд ли были особо привлекательны".

Если я правильно понял мысль венгерского археолога, он утверждает, что пока в Карпатской котловине доминировали гепиды, славян там не было и в помине.

Помимо этого обстоятельства, Иштван Бона обращает наше внимание на то, что далеко не все земли Среднедунайской равнины, так тщательно охраняемой германцами, были пригодны для ведения земледелия. С его слов, страна гепидов почти вся была окружена лесными массивами. Последние протянулись вдоль внутренних и внешних склонов Карпатских гор, а также занимали огромные площади на Севере Трансильвании, и на Юге, вокруг реки Тимиш, в области, которая сейчас называется Банат. Таким образом, по мнению венгерского учёного, лесные дебри полумесяцем окружали поселения восточных германцев, существенно облегчая последним оборону родной земли. В этой связи посмотрите, Уотсон, на карту археологических памятников Карпато-дунайского региона V - первой половины VI веков, составленную видным американским славистом Флорином Курта. Она вполне подтверждает правоту слов венгерского исследователя.

Археологическая ситуация на Среднем Дунае в 5 - первой половине 6 веков по Ф. Курте

Археологическая ситуация на Среднем Дунае в 5 - первой половине 6 веков по Ф. Курте

Действительно, легко заметить, что гепидские поселения сосредоточены в трёх основных местах: на "Сирмийском острове"; в среднем и нижнем течении реки Тисы, преимущественно по её левому берегу; а также на так называемом Трансильванском плато, в области между горным массивом Бихор и Восточными Карпатами. В то время как огромные пространства вокруг этой заселённой зоны практически пустуют.

Именно это обстоятельство и подметил Иштван Бона. Допустим, "поле Асфельд" играло роль разделительной полосы между царствами гепидов и лангобардов. Данная территория даже сейчас занята засушливой степью, судя по названию, таковой она была и в раннем Средневековье. Но как объяснить полное отсутствие поселений в долине реки Тимиш? Не было населения и на Севере Трансильвании, в верховьях Тисы и низовьях Сомеша. А мы с вами знаем, Уотсон, что земли, оставленные людьми, через два-три десятка лет зарастают густыми лесами. Вот почему венгерский археолог и предположил, что гепиды сознательно взлелеяли дебри на окраинах своей страны, дабы легче было защищать отчизну. Впрочем, в этом месте с исследователем можно и поспорить.

Вы не верите в то, что эти края были покрыты лесом?

Как раз в этом сомнений у меня нет. Просто я уверен, что лесные чащи здесь специально никто не выращивал. Всё объясняется намного проще. Гуннская эпоха и последовавший за ней период братоубийственных войн между германскими племёнами порядком проредили население нашего континента. Оставшиеся в живых уже не могли обрабатывать прежние площади почв и сосредоточились в наиболее удобных для занятия земледелием и безопасных с военной точки зрения районах. Остальные земли, оставшись без пахарей, вскоре превратились в непроходимые дебри. Обратите внимание, Уотсон, схожую картину мы наблюдаем и на западной половине Среднедунайской равнины, там, где господствовали лангобарды. Сгустки поселений тут располагаются в долине Моравы и в Паннонии, по правому берегу Дуная от границы с Нориком  до устья Дравы. Но если мы возьмём обширную область между Татрами и Дунаем, где лежат долины рек Ваг и Грон, сейчас эти места преимущественно относятся к Словакии, то обнаружим, что населения здесь практически не было. На Юге столь же безлюдной была почти вся долина Дравы.

Простите, Холмс, но я пока не совсем улавливаю, для чего мы отвлеклись от основной темы расследования? Вы вроде бы обещали доказать, что авары, опасаясь наступления тюрков, принудительно перегоняли жителей Скифии внутрь Карпатской котловины, а вместо этого рассказываете мне о заселённых местах и лесных чащобах Лангобардии и Гепидии. Какая может быть связь между этими явлениями?

Уотсон! Сколько раз вам повторять сыщик должен быть предельно внимательным к самым незначительным на первый взгляд деталям. Вам кажется, что это мелочь и она никак не связана с нашим расследованием? Что ж, тогда взгляните сюда. Данную карту составил уже знакомый нам археолог Флорин Курта. Она отражает размещение памятников с керамикой так называемого "пражского типа" в ранний период. Речь идёт о дулебских и хорватских поселениях конца VI - начала VII века. Будьте добры, расскажите мне, доктор, какие именно районы внутри Карпатской котловины заняли тогда выходцы из корчакского ареала?

Распространение ранней керамики так называемого

Распространение ранней керамики так называемого "пражского типа" по Ф. Курте

О, как любопытно! Во-первых, сведения Флорина Курты в основном подтверждают наблюдения Валентина Седова относительно Валахии: в этом регионе переселенцы действительно сосредоточились преимущественно в Центральной Мунтении. Западнее и восточнее их практически не было. Что касается внутренней Карпатской котловины, которая вас, Шерлок, интересует в первую очередь, то картина здесь следующая: дулебы и хорваты обосновались там, где раньше не имелось населения: в долинах рек Ваг и Грон (нынешний Нитранский край Словакии), а также на Севере Трансильвании, по течению  верхней Тисы и в бассейне Сомеша. Парочка селений оказалась заброшена даже очень высоко в горы к верховьям Олта.

Всё верно, Уотсон. Только вы забыли добавить одну малюсенькую, но очень важную подробность это были местности, обильно поросшие лесом. Интересно, что в глубины густых дебрей подались не только выходцы с Галиции и Волыни, но и их восточные соседи анты. Если вы бросите взгляд, коллега, на фрагмент из карты Валентина Седова, что мы с вами уже изучали, то обнаружите у истоков Тисы и Олта и корчакские, и пеньковские памятники. Заметьте, ранее тут находились только покрытые дебрями горные склоны и не было даже малейшего намёка на человеческое жильё.

Вы клоните к тому, что предки славян оказались внутри Котловины в положении "пасынков", вынужденные селиться в самых отдалённых, безлюдных и окружённых густыми чащами уголках Среднедунайской равнины. Но что заставило их так поступить?

Давайте лучше задумаемся над тем, как и, главное, почему они вообще оказались в здешних краях. Послушайте, Уотсон, что пишут по данному поводу румынские историки Иоанн Болован и Ион-Аурел Поп: "Сразу же после 568 года (дата занятия аварами Среднедунайского региона) группы славян перешли через Восточные Карпаты и обосновались в верхнем бассейне реки Олт, то есть в юго-восточной части Трансильвании, о чём свидетельствуют исследованные там поселения (в Пойяне, Безиде, Филиашах). Поселения Братей-1 и Братей-2, хотя и находятся западнее, похоже, иллюстрируют как раз смену типа поселений к середине VI века, поскольку археологи находят там свидетельства иного культурного пласта (удлиненные жилища с каменными печами, изготовленную от руки керамику и тому подобное). В последние годы открыто также существование пласта раннеславянской культуры (датируется второй половиной VI - началом VII века) в нижнем течении Сомеша (культура Лазури-Пишкольц). Факт, что славяне обосновались в Трансильвании – на территории, находившейся под прямым контролем авар, можно объяснить только согласием новых владык Карпатского региона, руководствовавшихся экономическими и стратегическими соображениями: славяне выступали в качестве защитников северо-восточной границы каганата. Нет точных сведений о присутствии славян на Западной равнине (имеется ввиду долина Средней и Нижней Тисы). Однако, не исключено, что какая-то их часть перешла через Северные Карпаты, достигла верховьев Тисы и, спустившись вниз по реке, добралась до банатского участка Дуная. Продвижение, безусловно, совершалось с согласия авар, не давших, однако, славянам возможность заселить эту область". Вам понятно, о чём пишут румынские историки, Уотсон?

 В общих чертах. Главное, что я вынес из этого отрывка: предки славян не могли свободно проникать за Карпатскую стену и селиться там, где им было угодно. В этих краях каждый свой шаг они должны были согласовывать с аварами.

А вас не удивило, доктор, куда именно кочевники отправили на поселение бывших обитателей Скифии? Ведь это к чёрту на рога: в дебри Юго-западной Словакии, Северной Трансильвании и верховий Олта. В глубины лесной зоны. Спрашивается, зачем?

Кто-то же должен был развивать и эти заброшенные места.

Разумеется, Уотсон. Но не кажется ли вам странным то обстоятельство, что поднимать свои покрытые лесом окраины царственные степняки начали не с южной периферии, как вполне напрашивалось, а с северной и восточной? Если вы не забыли, коллега, внутри Карпатской котловины практически не занятыми были такие области, как долина Дравы и почти весь Банат, с их отменным климатом и подходящими для занятия сельским хозяйством почвами. Вместо этого кочевники отправляют будущих славян поближе к заснеженным горным вершинам, в верховья Тисы и Олта, где даже в наше время трудно вырастить сады или разбить поля. Вспомните, как недоумевали по этому поводу румынские исследователи Болован и Поп. Они не понимали, почему не найдено славянских древностей раннего периода в низовьях Тисы. Дескать, в верховьях данной реки, где условия не ахти, предки славян уже успели появиться. Что же им мешало спуститься поближе к Дунаю, где все просторы нынешнего Баната от левого берега Тисы до Южных Карпат лежали никем не заселённые? В результате румынские историки приходят к обескураживающему их самих выводу, что переселенцам не давали занять эту область авары. Но где логика? Отчего степнякам не пустить подвластное им население на заброшенные равнины, и зачем загонять его в горы, где жизнь всегда тяжелей?

Вы ставите меня в тупик, Шерлок. Не знаю, что и сказать...

Давайте тогда зайдём с другой стороны. Со славянской. Точнее, со стороны предков этого народа. Как учёные у нас обычно объясняют миграции земледельческих племён, в частности пеньковцев и корчакцев? По общепринятой версии эти люди двигались в поисках более благоустроенных земель с мягким климатом, не так ли? В результате, дескать, они и оказались в конце концов на Балканах. Разве не об этом на все лады толкуют в своих книгах сотни славистов? Но сравните, Уотсон, местоположение антов на берегах Днестра, Южного Буга или Днепра с теми районами, куда угодили их соотечественники, рискнувшие перебраться по другую сторону Карпатского хребта. Речь идёт в первую очередь о тех людях, кто поселился в верховьях Тисы или Олта. Они-то что выиграли от смены места жительства? Заметьте: в Бессарабии и на Украине, в областях первоначального размещения тех же антов, свободных земель имелось с избытком. Обрабатывали в лучшем случае 10-15% нынешней пашни. Остальное пустовало или зарастало лесом. Чего же этим людям не благоустраивать родную землю? Им захотелось лёгкой жизни, как уверяют нас историки? Они задумали уйти на Юг, где почвы лучше и солнце щедрее? Но верховья Тисы и Олта относительно страны пеньковцев ничуть не южнее, а всего лишь западнее. Да и условия для жизни там гораздо более суровые, чем на родине антов.

Получается, переселенцы лучшие места обитания сменили на худшие?

Теперь представьте, Уотсон, каким образом эти люди должны были добираться до своего нового пристанища. Если смотреть на карту, Галиция или Бессарабия находятся невдалеке от Северной Трансильвании или истоков Олта. Но по факту между ними лежат почти непроходимые Карпатские горы. Даже нынче преодолеть этот внушительный хребет можно только через несколько перевалов, где пробиты тоннели, построены мосты, протянуты автострады. В древности же Восточные Карпаты практически на всём своём протяжении являли собою непреодолимую стену. Лишь на Юге карпатского массива было несколько ущелий с построенными ещё римлянами дорогами, позволяющими с Дуная попасть в Трансильванию. Возможно, некий проход существовал и на Севере, неподалёку от истоков реки Сан. На данное обстоятельство деликатно намекают нам клады византийских монет периода Юстиниана, припрятанные в тех местах. Надо иметь ввиду, однако, что по внешнему периметру Карпаты окружал сплошной лесной массив, настоящие дебри, протянувшиеся на Севере вплоть до берегов Вислы и Одера. Да и по другую сторону хребта, как мы теперь знаем, буйство зелёни не стихало. Поэтому, чтобы попасть в котловину в любом случае приходилось двигаться в обход по заросшим лесом горным склонам. Сами проходы тоже не всегда удавалось обнаружить непосвящённым. Аварам, к примеру, в своё время так и не посчастливилось отыскать лазейку в этой неприступном бастионе, отчего они подались аж в Тюрингию. Я уже не говорю о том, что все дороги и перевалы в Карпатах всегда тщательно охранялись. Поэтому, каким бы путём не добирались будущие славяне до верховий Тисы и Олта, им пришлось преодолеть не одну сотню километров по горным теснинам, лесным чащобам и жуткому бездорожью, миновать множество сторожевых постов. Представьте себе, доктор, этих людей, бредущих со своими домочадцами: стариками, женщинами и детьми, несущих на руках весь свой нехитрый домашний скарб. Объясните мне, Уотсон, какая сила могла толкнуть несчастных мигрантов на такое тяжкое испытание, предпринятое ради того, чтобы поселиться в чужой стране, в условиях гораздо худших, чем у них имелись ранее?

Вы хотите сказать, Холмс, что добровольно никто бы не обрёк себя на подобные жертвы и лишения?

Уотсон, человек всегда ищет место, где лучше. Без внешних причин он не станет переносить свой дом к чёрту на кулички. Забираться в лес, в горы, селиться по другую сторону хребта, разрывая все связи с соотечественниками? Ну, уж нет, на такое по своей воле земледельцы никогда не пойдут. Как там было сказано у венгерского археолога Боны: "для всех этих людей лесные регионы на Севере вряд ли были особо привлекательны". Стало быть, мы с вами столкнулись с миграцией, которую нельзя объяснить естественными мотивами. Это насильственное переселение, доктор. Его инициаторами были отнюдь не дулебы, хорваты или анты, а главенствующие здесь кочевники.

Послушать вас, Холмс, авары предстают неким ярмарочным фокусником, постоянно тасующим карточную колоду этносов! Вы приписали им решительно любые перемены места жительства народов Восточной Европы того периода. С ваших слов, приход этих беглецов закрутил карусель массовых перемещений населения Скифии. Это они, дескать отправили несчастных хорватов и дулебов в Богемию, а сербов в Тюрингию. Под их натиском склавины Нижнего Подунавья оказались частично выдавлены на Балканы. Теперь вы, Шерлок, утверждаете, что северные и восточные окраины внутренней Карпатской котловины предки славян тоже заняли не по своей поле, а повинуясь всё тем же пришлым степнякам. Не кажется ли вам, что вы явно преувеличиваете влияние аваров на тогдашние миграционные процессы. И, главное, зачем последним так тасовать зависимые от них народы?

Вас удивляет, Уотсон, что могущественные кочевники переменили этническую физиономию нашего континента? Тогда вспомните гуннов, побывавших здесь двумя веками ранее. Надеюсь, вы не забыли, где с подачи этих свирепых степняков оказались остготы? А их братья-визиготы? А вандалы? Разве не эти царственные племена под завязку забили Карпатскую котловину германскими и аланскими народами и превратили в пустыни многие пространства Восточной Европы к Северу от горного хребта? Вас эти исторические факты отчего-то ничуть не смущают. Между тем, гунны ни от кого не убегали, они переместились из Скифии на Средний Дунай скорее под влиянием климатических факторов, чем исходя из стратегических соображений. Когда через столетие после исчезновения гуннских всадников в этих местах появилась новая восточная орда она, по-вашему, должна была вести себя принципиально иначе: никого не трогать и не перемещать? С чего вы так решили? При этом новые владыки Скифии явно отступали из Центральной Азии под натиском тюрков. Мы имеем дело с беглецами, сильными, могущественными и влиятельными, но панически боящимися своих недругов с Востока. Значит, новая волна кочевников, продвигающаяся в кратчайшие сроки к Западу, не могла ни увлечь с собой и множество местных племён. Массовые переселения в таких условиях были просто неизбежны, доктор. И наша задача не отрицать их существование, а понять, ради чего затевалась та или иная миграция, когда именно она состоялась и какой цели служила. Впрочем, если вы продолжаете сомневаться в моих словах, давайте заглянем внутрь Карпатской котловины. Уж там-то, как вам прекрасно известно, без согласия кочевников никто и шагу не мог ступить.

Однако, византийские историки почти ничего не писали об этнических процессах, идущих по другую сторону Дуная. Как же в таком случае мы сможем увидеть то, что творилось за стеной Карпатских гор?

Не волнуйтесь, Холмс, такая возможность у нас теперь появилась. Австрийский учёный Петер Штадлер (Peter Stadler) из университета города Вены увлёкся статистическими методами в археологии. При помощи оригинальной программы он обработал на компьютере десятки тысяч находок из раннесредневековых могильников данного региона. Выводы, к которым пришёл исследователь довольны неожиданны и в какой-то мере идут вразрез с теми представлениями об Аварском каганате, что складывались у историков ранее. Посмотрите на составленную им карту, Уотсон.

Этническая ситуация в Карпатской котловине периода 568-630 года на основании анализа археологических находок по П. Штадлеру

Этническая ситуация в Карпатской котловине периода 568-630 года на основании анализа археологических находок по П. Штадлеру

Холмс, но тут же сплошные изменения по сравнению с предыдущим периодом! Впрочем, мне не совсем понятно, как делались такого рода выводы. Каким образом учёные смогли отличить один народ от всех остальных и приклеить к нему конкретную бирку?

Что касается различения пришлых кочевников и прежних германских аборигенов, то тут всё очевидно. Степняков хоронили рядом с их верными лошадьми, в таких могилах зачастую находят характерные золотые серьги, а также специфические застёжки на уложенные в косы длинные волосы. И то, и другое носили как мужчины, так и женщины.

Аварские серьги

Аварские серьги

Из оружия степных ратников сопровождали однолезвийные или обоюдоострые узкие мечи (палаши), а также сложносоставные луки и колчаны с накладками на них. Оригинально выглядели боевые пояса всадников, называемые у археологов "геральдическими". Особенно наглядной была разница женских костюмов у "аварок" и представительниц германских народов в каганате, причём первые носили в основном византийское платье. Но и у мужчин отличия оказывались существенными. Германцев хоронили в грунтовых могилах, где вместе с воинами клали копьё, а также спату (широкий меч), боевой нож-сакс, щит с выступающим умбоном, иного вида боевой пояс. Мужчин и женщин в последний путь провожали с гребнями для ухода за волосами и разнообразными украшениями, включая знаменитые фибулы. У тех людей, который ученые записали в славяне, всё было намного проще. Там долго сохранялся обычай кремации, пепел помещали в лепные горшки, набор сопровождающих вещей был чрезвычайно беден, оружия практически не встречалось.

Фрагменты боевых 'геральдических' поясов, оружие и украшения из могилы аварского всадника

Фрагменты боевых "геральдических" поясов, оружие и украшения из могилы аварского всадника

Вы меня не правильно поняли, Холмс. Ясно, что степного всадника от германского пехотинца или почти безоружного славянина археолог отличит легко. Но как они смогли распознать между собой те же германские племена? Почему одних записали в "гепиды", а других в "свевы", да ещё и со знаком вопроса?

На этот счёт у археологов есть свои наработки. Такие известные специалисты, как  Иштван Бона, Аттила Киш, Тивадар Вида и Флорин Курта обратили внимание на существенную разницу материальных культур населения Гепидии и Лангобардии. В рамках этих царств сформировались два типа национальных костюмов, особенно резко отличающиеся у женщин. Разная мода, различные варианты украшений, специфические виды фибул и существенные отличия в оружии. Кроме того, и связи с внешним миром у подданных обеих держав оказались направленными в противоположные стороны. Так "лангобарды", то есть жители паннонской части Карпатской котловины, трепетно следили за новинками у франков, эльбо-германцев, обитателей некоторых скандинавских стран. Проще говоря, они ориентировались на Запад германского мира. Иначе обстояло дело у их соседей. Условные "гепиды", то есть подданные восточногерманских царей, обменивались модными вещичками с жителями горной части Крыма, вероятно теми, кого историки прозвали "крымскими готами", а также с населением Мазурской области (северо-восток нынешней Польши, на границе с Литвой и Калининградом), где видимо, находилась прародина гепидов и проживали некие остаточные восточногерманские племена. Помимо прочего они поддерживали тесные связи с обитателями острова Готланд в Балтийском море и жителями Востока Швеции. Так что, как видите, доктор, отличить выходцев из Гепидии от бывших граждан Лангобардии или прочих западных германцев не так уж и сложно. Академик Иштван Бона, к примеру, заметил в аварский период среди жителей Трансильванского плато не только бывших гепидов, но и небольшую группировку воинов из Южной Германии: баваров или алеманнов, видимо, бежавших в результате политических распрей из своих земель и получивших приют на территории каганата. Но вы, Уотсон, кажется, заинтересовались "свевами"?

Восточногерманский комплекс вооружения и украшений и западногерманский Восточногерманский комплекс вооружения и украшений и западногерманский

Восточногерманский комплекс вооружения и украшений (слева) и западногерманский (справа)

Именно так. Насколько мне известно, свевами звали довольно значительное сообщество германских племён, обитавшее к Северу от Среднего Дуная вплоть до балтийского побережья. По крайней мере, Тацит заметил их именно там. В начале V века эти люди, вместе с вандалами и аланами отправились на Пиренеи, где до 585 году существовало даже отдельное свевское царство, расположенное в Галисии, то есть на Северо-западе нынешней Испании. Ума не приложу, что это племя делает внутри Аварского каганата?

Судя по всему, ушедшие за Пиренеи не были единственными носителями данного имени. В известном сочинении Павла Диакона говорится: "В это время Вахо (предводитель лангобардов) напал на свевов и подчинил их своему владычеству". Эти события имели место уже на берегах Дуная, после того как были разгромлены герулы. Стало быть, некие свевские племена действительно попали в зависимость от царей Лангобардии. Впрочем, похоже, что сам Петер Штадлер употребляет этот этноним в  широком смысле, обозначая им всё оставшееся после ухода лангобардов в Италию западногерманское население здешних мест. А как их ещё назвать? Лангобарды? Но господствующее племя преимущественно ушло с Альбоином на Апеннины. Герулы? Тоже сомнительно. Вот он и использует имя свевов. Для нашего расследование, однако, в выводах австрийского учёного важно не то, как назвать этих людей, а то, что они действительно существовали. Поскольку многие учёные, включая венгерского академика Иштвана Бону, отстаивали идею о том, что в Италию отправилось всё население Лангобардии, без остатка. Теперь же выходит, что некоторые уроженцы Паннонии не покинули родину. Примечательно, что оставшиеся получили возможность поселиться довольно компактно в области между Дунаем и Балатоном, на изгибе великой реки, ныне это северо-западные части Венгрии, окрестности города Будапешт.

Насколько я понял, в данном конкретном случае учёные употребляют этнонимы "свевы", "лангобарды" или "гепиды" довольно осторожно, скорее, чтобы обозначить разницу в происхождении?

Всё верно, Уотсон. Их даже к германцам причисляют весьма условно. Послушайте, что, к примеру, пишет о них венгерский археолог Тивадар Вида: "Были ли эти люди по настоящему германцами, или нет, моду они воспринимали от населения таких отдалённых мест, как Франкия или ломбардская Италия, чем отличались от других жителей Аварского каганата". А вот, что думает по поводу новых обитателей Паннонии австрийский историк Петер Штадлер: "Германские культурные элементы могут указывать на группы "лангобардов", которые не мигрировали в Италию и группы "гепидов", которые были насильно перевезены из восточных районов Карпатского бассейна, на группы "свевов", которые находились под лангобардами и теперь попали под власть аваров, смесь всех этих групп, а также иные элементы, не упомянутые в письменных источниках". Единственное, в чём сходятся все специалисты выходцы из германского мира чувствовали себя вполне комфортно в империи кочевников, они  процветали под крылом аваров, возможно, даже обладали определённой "политической автономией". Так, изучая одно из массовых кладбищ на берегу Дуная Kolked Feketekapu исследователи не заметили никаких следов рабства или хотя бы приниженного статуса данных людей. Чётко прослеживалась здешняя элита воины с оружием, которых хоронили в "германских" традициях. Только одна могила на окраине кладбища, где по мнению учёных покоился "аварский губернатор" с женой и ребёнком, погребённый по степному обычаю, указывала на связь местного населения с каганатом. Тем не менее, наработки венгерских и австрийский учёных ясно показывали, что внутри Карпатской котловины, несмотря на слабое представительство в отдельных районах, всем заправляли именно кочевники.

Украшения в византийском стиле из женской могилы кладбища Kolked Feketekapu (Венгрия). Реконструкция костюма знатной германки аварского времени по Т. Вида Украшения в византийском стиле из женской могилы кладбища Kolked Feketekapu (Венгрия). Реконструкция костюма знатной германки аварского времени по Т. Вида

Украшения в "византийском стиле" из женской могилы кладбища Kolked Feketekapu (Венгрия).
Реконструкция костюма знатной германки аварского времени по Т. Вида

С чего вы это взяли, Шерлок?

Прежде всего на это указывают исторические судьбы этих людей. Они не так долго сохраняли свои отличия от прочих обитателей каганата. Вот, что пишет о бывших "германцах" археолог Тивадар Вида: "Со второй трети VII века их отличительная мода пошла на убыль и к концу 600-ых годов исчезла. Скорее всего, вместе с ликвидацией "политической автономии" у местного населения испарилась и склонность к отчётливо "германской" моде". Смешение византийских, германских и степных традиций привела к появлению общих стандартов в костюмах, украшении и похоронных обрядах для всего населения Аварского каганата. Вероятно, эти люди ощутили себя одним народом аварами. Впрочем, о том, что в этой державе царственным народом считались кочевники, мы могли бы догадаться просто глядя на карту Петера Штадлера и сравнивая её с предыдущей ситуацией в регионе.

Вы имеете ввиду перемещение прежних обитателей на новые места?

<<Назад   Вперёд>>