Клуб исторических детективов Игоря коломийцева
МЕНЮ
Игорь Коломийцев. В когтях Грифона
Игорь Коломийцев. Славяне: выход из тени
Игорь Коломийцев. Народ-невидимка. Обновленная версия
Игорь Коломийцев. Народ-невидимка

ПЕРОЗ И ГУРАНДОХТ. Книга 1. Горький вкус победы

Глава двадцать шестая

Сакастан. Заренг. Две недели спустя.

В комнату Вазгена вошёл его слуга Арсак.

- Я нашёл человека, который может сделать то, что вы просили. Правда, его самого я не видел. Мне сказали, что встретиться с ним сможете только ты.

- Насколько надёжен тот, кто его посоветовал? – поинтересовался Вазген.

- Не могу поручиться, но мне показалось, что посредник, с которым я встречался, не лжёт и знает своё дело, - ответил Арсак.

- Дело должен знать не посредник, а исполнитель, - вздохнул Вазген.

- Он уверяет, что этот человек происходит из семьи потомственных наёмных убийц, всё делает чисто и не станет напрасно тянуть время. Правда, меня предупредили, что берёт он недёшево и обмана не прощает.

- Обмана не будет, - заверил Вазген. – Что же касается денег, то я готов потратиться. Это дело чести. Передай посреднику, пусть сводит.

Вазген ценил Арсака. Он считал, что почти каждый человек непременно обладает каким-нибудь талантом, который надо увидеть и раскрыть. У Арсака был дар быстро и точно выполнять любое поручение, которое ему давалось. Он с головой погружался в дело и быстро находил варианты решения поставленной задачи. Порой складывалось впечатление, что кто-то невидимый ведёт его за руку и неслышным голосом делает подсказки. Арсак всегда появлялся там, где, надо, беседовал с тем, с кем нужно, и говорил то, что следует. И чем сложнее было поручение, тем ярче проявлялись способности Арсака его выполнить.

Повторно переговорив с посредником, он доложил Вазгену, что человек, которого он ищет, будет ждать его в условленное время ночью в чёрном шатре.

- Он говорит по-персидски? – спросил Вазген.

- Да, но с сильным кушанским акцентом и немного подбирая слова.

- Главное, чтобы мы друг друга поняли. В таких делах ошибок быть не должно.

- Когда войдёте в шатёр, и вас спросят: «Кто там», - ответите: «Я тот, кто покупает услугу».

************

Поздний вечер. Полная луна тускло освещала узкую дорогу, ведущую к берегу. Океан тихо катил свои волны, а лёгкий солёный ветерок приятно обдувал тело после дневного зноя.

Увидев небольшой шатёр и стоящего рядом коня, Вазген слез с лошади и, привязав её рядом, вошёл.

- Кто там? – уверенным ледяным голосом спросил человек, находившийся внутри.

- Я тот, кто покупает услугу, - ответил Вазген, но войдя, никого не увидел.

- Предупреждаю сразу: ты не увидишь моего лица, а я не увижу твоего. Я не назову своё имя, даже вымышленное, а ты не назовёшь своего. Это важно. Если поймают меня, то я и под пыткой не смогу сказать, кто мне заплатил. А если подумают на тебя, ты не сможешь меня описать.

- Принимается, - согласился Вазген, поняв, что вести разговор с ним будут без свечей и за плотной перегородкой из шкур.

- Тебя должны были предупредить, что я не трогаю крупных вельмож, брахманов, женщин и детей, - сказал человек без имени.

- Да, меня предупредили, но я и сам бы на такое не пошёл. Заказ будет не из простых. Я хочу, чтобы ты убил еврейского купца Захарию. Я не могу допустить…

- Подробности не нужны, - перебил Вазгена таинственный собеседник. – Мне нет дела до того, почему ты хочешь отправить его на тот свет. Если ты платишь, то этого достаточно.

- Убить его будет непросто, - продолжил Вазген. – У него опытная охрана. Под видом купца к нему тоже не подберёшься. Он напрямую беседует только с теми, кого хорошо знает.

- Мне нет дела до его охраны, - жёстко и чеканно ответил человек без имени и лица. – Если этот человек в пределах двухсот вёрст отсюда, и ты платишь, то он труп.

- Я плачу, - решительно заявил Вазген, почувствовав, что за перегородкой из шкур и в самом деле сидит матёрый убийца-профессионал, не намеренный вдаваться в подробности.

- Можешь не сомневаться: я исполню то, что ты хочешь. У моей семьи есть свои понятия о чести и долге.

- Сколько это будет стоить? – поинтересовался Вазген.

- Сейчас ты оставишь четыре статира. (Примечание. Статир – кушанская золотая монета)  Опустишь их в кувшин возле входа. Это аванс. Мне нужно будет выследить этого Захарию или выманить. А когда дело будет сделано, передашь ещё 10 монет через своего человека моему посреднику. Обманешь – убью. Можешь не сомневаться, я найду тебя.

- Как же ты найдёшь меня, если не знаешь, кто я и не желаешь видеть моё лицо?

- Когда я тебя найду и убью, ты меня уже не сможешь спросить ни о чём, - сухо ответил человек без имени.   

- Хорошо, - согласился Вазген. – Ты получишь 20 монет, но аванс в четыре статира – это многовато.

- Со мной не торгуются, - отрезал наёмник. – Не устраивают условия – уходи. Я тебе сказал: платишь – он мертвец, не платишь – не играй с огнём. С моей стороны всё будет честно.

- Ладно, верю, - уступил Вазген. – Сколько тебе понадобится времени?

- Точно сказать не могу, но постараюсь уложиться в пять-шесть дней.

- Он через три дня собирается идти с караваном в царство эфталитов.  

- Ты меня плохо понял. 5-6 дней – это предел. И ещё: ты хочешь, чтобы он умер сразу или немного помучился?

- Чтобы помучился и желательно подольше, - ответил Вазген.

- Тогда это будет стоить на две золотые монеты дороже.

- Если он будет очень сильно мучиться, я дам тебе ещё больше, - пообещал Вазген.

На этом разговор закончился. Выходя из шатра, Вазген опустил в кувшин 4 статира и, сев на лошадь, ускакал прочь.

<<Назад   Вперёд>>