Клуб исторических детективов Игоря коломийцева
МЕНЮ
Игорь Коломийцев. В когтях Грифона
Игорь Коломийцев. Славяне: выход из тени
Игорь Коломийцев. Народ-невидимка. Обновленная версия
Игорь Коломийцев. Народ-невидимка

Игорь Коломийцев.   В когтях Грифона

Глава тридцать седьмая. На обломках ромейского царства (продолжение)

Казалось бы, что мешает новому поколению отечественных славистов, не отягощенному ошибками и заблуждениями своих предшественников, признать, наконец, эту невидимую миграцию выдумкой учёных старой школы, эдаким научный фейком, который давно пора сдать в утиль. Но нет, с упорством обречённых российские исследователи продолжают гнуть прежнюю линию. Откройте труды, пожалуй, самого молодого из них Сергея Алексеева и вы там прочтёте: "В западной и южной части Балканского полуострова (ромейской префектуре Иллирик) складывание славянской культуры проходило в три этапа. На первом этапе, на рубеже VI-VII веков, произошло расселение на западе Балканского Подунавья славян, относившихся к пражско-корчакской культуре. Из них известны лендзяне в Далматии и мораване на балканской Мораве. Их древности продолжают развитие прежней культуры".

Разве не любопытно? Оказывается, нашлось целых два славянских племени, одно в Далмации, другое на берегах Великой Моравы, чьи древности вполне можно признать праго-корчакскими. Наверное, археологи обнаружили здесь нечто новое погребения с кремациями, горшки классических пражских форм и тому подобное. Видимо, Валентин Седов, написавший о 2002 году том, что на Западе Балкан "зафиксирован лишь один могильник с трупосожжением в глиняной урне, напоминающей пражско-корчакскую керамику – в Кашиче около Задара", давно устарел. Что ж, припадём к кладезю свежих знаний от Сергея Алексеева. Внимаем его доказательствам массовой миграции с Востока Европы на Балканы. Вот, что он по этому поводу пишет: "Древности первого, "пражского" этапа появились на Балканах уже в VI веке. В первой половине наступившего века по Адриатике и в югославском Подунавье отмечены немногочисленные следы принесшего их населения. Это могильники и отдельные захоронения с трупосожжениями, поселения с типично славянскими полуземлянками, расположенные в Хорватии, Сербии и Боснии. Ещё один небольшой могильник с 15 трупосожжениями VII века, в урнах и без урн, найден в древнеэллинской Олимпии. Это след продвижения "пражских" племён на Юг вместе с переселенческим потоком тех лет. Часть находок – на Неретве, в Олимпии – сделаны среди развалин ромейских строений прежней эпохи".

Непонятно, о каких именно "пражанах" первой половины VI века в "Адриатике и югославском Подунавье" рассказывает нам автор? Известно, что в указанное время эти земли делили между собой четыре державы: Византия, Остготия, Гепидия и Лангобардия. Интересно, в каком из этих царств российский историк собрался поселить ранних славян? Скорее всего, среди германцев. Ведь на остготских, гепидских и лангобардских поселениях действительно подчас находят квадратные полуземлянки, а на кладбищах грубые лепные горшки, похожие на пражские. Чаще, правда, в детских могилах. Да и кремации подчас встречались в зоне расселения выходцев из черняховского ареала. Впрочем, понять, о каких конкретно памятниках, "расположенных в Хорватии, Сербии, Боснии", толкует  исследователь, решительно невозможно. Однако, если он и в самом деле говорит о древностях первой половины VI столетия, то, вероятнее всего, под "немногочисленными следами принесшего их населения" подразумеваются отметины остаточных остготских племён, что не ушли с Теодорихом в Италию. Увы, должен разочаровать молодого историка прямого отношения к настоящим пражанам эти люди не имели.

Европа конца 5 - начала 6 века

Европа конца 5 - начала 6 века

Единственная фактура, имеющаяся в процитированном отрывке, которую хоть как-то можно проверить, касается находок в Неретве и в Олимпии. Нетрудно обнаружить источник, из которого автор почерпнул ценную информацию о натиске пражан на Балканы. Это книга Марии Гимбутас "Славяне: дети Перуна" от 1971 года. Вот, что там сказано по поводу данных памятников: "В Югославии славянские материалы обнаружены в руинах римских и византийских городов, как в погребениях, так и в составе отдельных находок, хранящихся в различных музеях. В руинах базилики V-VI веков, расположенной в Нерези около Чаплина в долине Неретвы (Герцеговина) обнаружили керамику пражского типа... К Югу от Македонии, в Олимпии, в западном Пелопоннесе, в ходе раскопок немецкие археологи обнаружили погребение примерно с 15 могилами, где размещены урны и ямы. Погребение аналогично славянским могилам, находящимся в Румынии и в Центральной Европе". Видите, совпадает даже цифра раскопанных захоронений из Олимпии, хотя в реальности на сегодняшний день их известно намного больше.

Конечно, нет ничего зазорного для историка в том, чтобы пользоваться данными своих предшественников, особенно, таких авторитетных, как Мария Гимбутас. Но надо хоть немножко понимать суть того, что слепо переписываешь, к тому же неплохо периодически обновлять багаж знаний. Слава Богу, с 1971 года немало воды утекло. Итак, о чём же рассказала нам литовская исследовательница? В долине реки Неретвы, в руинах византийской базилики, построенной то ли в V, то ли в VI веке, обнаружили лепной сосуд. Надо иметь ввиду, что для Гимбутас практически любые горшки грубой ручной работы были "керамикой пражского типа". Она к таковым причисляет и пеньковские, и ипотештинские изделия, а равно посуду ещё более раннего времени. Поэтому, вероятнее всего, прямого отношения к праго-корчакской керамике неретвинский сосуд не имеет. Уже не говоря о том, что единичная находка лепного горшка в развалинах римского здания, непонятно когда разрушенного, ровным счётом ничего не значит. Мы ни за что не узнаем, как он туда попал, какому народу и даже какой эпохе принадлежал. Его могли туда выбросить, как на свалку мусора, двумя-тремя веками позже. Это ведь не закрытый комплекс. Стало быть, данный артефакт лишён всякой научной ценности. Литовская исследовательница неоднократно подчёркивала: "Сама по себе керамика предоставляет незначительные свидетельства о характере славянской колонизации. Подобные поделки могли появиться где угодно и в самое разное время. Особое значение имеет её связь с кремацией и землянками". Здесь же разрозненные черепки связать было явно не с чем. Вероятно, они упомянуты только потому, что более серьёзных материалов, подтверждающих её идеи, на руках у Гимбутас не было.

Иное дело памятник в древней Олимпии, на Западе Пелопоннеса это действительно важнейшая находка. Здесь в 1959 году при строительстве нового городского Археологического музея было вскрыто варварское кладбище. Найдено более 40 горшков, как лепных, так и обточенных на гончарном круге. На сегодняшний день это крупнейшая коллекция "славянской" посуды, обнаруженная на Юге Балканского полуострова. Внимание учёных привлекли в первую очередь кремации. Известно о 25 урновых и 7 ямных могилах такого рода. Найденные артефакты стали подлинной сенсацией в научном мире, поскольку оказались чуть ли не первой реальной отметиной северных пришельцев, о которых столько рассказывали византийские летописи. Почти сразу среди учёных развернулась дискуссия, кто же оставил данные древности: авары или славяне. Участие в ней приняли такие видные археологи, как Сперос Вриниос-младший, Иштван Бона, Тивадар Вида, Флорин Курта. У российских историков, впрочем, этот спор интереса не вызвал. Они заранее были убеждены, что это следы пребывания пражан, и в своих трудах представляли здешнюю находку в качестве несомненного доказательства массовой миграции на Балканы жителей Восточной Европы.

Между тем, даже те греческие археологи, что опубликовали первичный материал из олимпийского некрополя, указывали на сходство здешней керамики скорее с сосудами из знаменитого ипотештинского могильника Сэрата-Монтеору с территории Валахии, а также с горшками, найденными на Севере Болгарии. Вот почему мудрый Валентин Седов относительно посуды из Олимпии использует гибкую формулировку: "пражская керамика в широком понимании этого термина", а Мария Гимбутас заявляет о том, что здешнее "погребение аналогично славянским могилам, находящимся в Румынии", тем самым указывая в сторону придунайских разбойников. Современный отечественный историк Сергей Алексеев все эти колебания и оговорки своих предшественников пропускает мимо ушей. Он, уже не испытывая никаких сомнений, на полном серьёзе рассказывает своим читателям о расселении по Балканам "славян, относившихся к пражско-корчакской культуре", а в качестве доказательства сей миграции предъявляет всё тот же могильник с территории Пелопоннеса. В самом деле, зачем искать новые памятники, если можно из старых выжать всё, что тебе нужно?

Меж тем, дальнейшее изучение варварского некрополя на Пелопоннесе, на которое российские исследователи уже не обращали ровно никакого внимания (зачем, ведь их и так всё устраивало), принесло немало неожиданностей. Послушайте, что пишет об этом Флорин Курта: "В южной части Балканского полуострова кладбище Олимпия является уникальным, поскольку кремационные погребения до сих пор не обнаружены ни на каких других местах Греции, Албании, Косова, Македонии или Юга Болгарии. Оно было заложено во второй половине VII века. Тщательный анализ всех находок археологом Тивадаром Видой показал на их связь с древностями Среднего Дуная и близлежащих областей. Украшения, найденные во многих урнах Олимпии имеют хорошие аналогии в памятниках с территории Венгрии и Словакии средне- и позднеаварского периода, но также напоминают и некоторые находки на Западных Балканах, такие как Кашич (Kašić) в Хорватии или Мушичи (Mušići) в Боснии".

Итак, о чём поведал нам американский археолог? Главный сюрприз: могильник возник вовсе не в период мощного аваро-склавинского наступления на Балканы 602-626 годов, а гораздо позже. Его заложили в тот момент, когда пришлые кочевники и их подданные уже не угрожали ромейской державе и не вели на её территории боевых действий. При этом люди, чьи останки обнаружены в Олимпии, были, видимо, всё же выходцами из степной Империи они носили украшения, характерные для так называемой аваро-славянской культуры, аналоги которых встречаются в Словакии, Венгрии и в Хорватии с Боснией. Значит, перед нами не завоеватели, а беженцы, по каким-то причинам решившие покинуть Каганат. Как видите, единственное на все Южные Балканы варварское кладбище, где содержатся кремации, при ближайшем рассмотрении не имело ничего общего ни с праго-корчакской культурой Правобережья Днепра, ни даже с героической эпохой славянской экспансии в задунайские земли, если последняя вообще, конечно, имела место быть. Более того, со слов американского исследователя выходит, что уникальный хорватский могильник в Кашиче, упомянутый ещё Седовым, где также была обнаружена кремационная могила, датируется всё той же второй половиной VII века. Это опять-таки следы пришельцев из Аварского каганата, а не отметины переселенцев из Скифии.

Что же у нас, таким образом, получается? В 1971 году Мария Гимбутас пыталась доказать массовое нашествие славян на Балканы, демонстрируя сомнительный горшок с берегов речки Неретва в Герцеговине и варварское кладбище в пелопоннесской Олимпии. На рубеже тысячелетий Валентин Седов в качестве свидетельств широкой миграции выходцев с Востока Европы предъявлял опять-таки олимпийский некрополь, захоронение в хорватском Кашиче и горшок у правой ноги воина, упокоившегося в Коринфе. Наконец, в 2005 году молодой историк Сергей Алексеев тщится убедить нас в присутствии "славян пражско-корчакской культуры" на пространствах к Югу от Дуная и Савы. Какие же он при этом использует доводы? Всё тот же не подлежащий датировке горшок госпожи Гимбутас, это раз. Кремации из города Олимпия, которые, как выяснили зарубежные исследователи, являются памятником совсем других племён и иной эпохи, это два. И, наконец, вы, конечно, будете смеяться, но под цифрой "три" нам предлагают полюбоваться на горшок аварского всадника из города Коринфа. Алексеев пишет: "Следы славянской культуры в Коринфе скудны, но они есть. Известно трупоположение с "пражскими" сосудами, найдены серьги "антского" типа. Очевидно, в городе осталось какое-то число авар и словен (в основном словен), причем обоего пола". Чтобы вы понимали: "антскими" исследователь именует типично мартыновские украшения. Под "пражскими" сосудами разумеет всё тот же горшок с воронковидным горлышком, аналоги которого встречаются как в Венгрии, так и в Средней Азии.

Выходит, что с 1971 года археологи никаких новых доказательств миграции из Скифии на Балканы так и не добыли. Хотя многие очень на то надеялись. Игорь Гавритухин, жалуясь на "археологическую неуловимость" славян к Югу от Дуная, ожидал, что их тамошние следы ещё будут обнаружены: "Очень вероятно, что со временем этот корпус (находок) существенно расширится количественно и территориально. Хотя в заселении Балкан значительную роль, судя по всему, играли носители ИКЧ (ипотештинцы культура ипотешти-кындешти-чурел), наверное, были и более северные пришельцы, оставившие сравнительно "чистые" памятники пражской культуры. В свете сказанного, вопрос о южных пределах пражской культуры благоразумней пока оставить открытым". Похоже, что его надеждам сбыться так и не довелось. Впрочем, это не останавливает современных отечественных исследователей. За время, прошедшее со времени выхода книги Гимбутас, они научились обосновывать переселение выходцев с Востока Европы на Юг вообще без каких-либо материальных подтверждений этого процесса. Учёные просто списывают из трудов друг друга замшелые "аргументы", закрывая глаза на то, что все они давно опровергнуты зарубежными учёными. За этот период наши слависты окончательно оторвались от европейского научного сообщества, закостенели в собственном уютном мирке, заняли круговую оборону, превратившись, по сути дела, в религиозную секту "свидетелей пражской миграции". Им уже не надо никаких новых артефактов, ибо они и так свято веруют в пришествие славян с берегов Припяти.

<<Назад   Вперёд>>